• USD 38
  • EUR 41.2
  • GBP 48.1
Спецпроекты

Новое лицо войны. Чего ждать от мобилизации и фортификации вместо контрнаступления

Механизм тотальной проверки документов в целях мобилизации был придуман Кабмином еще два года назад. Однако воспользоваться им власть решилась только сейчас

Реклама на dsnews.ua

Мы вступили во вторую зиму полномасштабной войны. Можно предположить, что, как и год назад, интенсивность боев снизится. В то же время зима — это время для подготовки к весне, когда ожидаются новые большие сражения. И наша власть уже усилила активность в двух направлениях: пополнение войска и строительство оборонительных сооружений.

В обоих случаях речь идет о решениях, которые можно было принять еще полтора года назад. Долгое время власть надеялась, что можно будет как-нибудь обойтись без этих мер. Но не получилось.

Коменданты с чрезвычайными полномочиями

Во второй половине ноября специальные решения об усилении мобилизации приняли советы обороны нескольких областей. Например, 17 ноября новоназначенный комендант Львовской области Тарас Грень во исполнение решения совета обороны области, которое тогда же было введено в действие главой ОГА Максимом Козицким, издал приказ, которым уполномочил военнослужащих территориальных центров комплектования (ТЦК) на проверку документов у военнообязанных 18-60 лет и обязал всех военнообязанных 18-60 лет носить с собой документы и предъявлять их уполномоченным лицам ТЦК.

22 ноября глава Харьковской ОГА Олег Синегубов после заседания совета обороны области заявил, что проверка наличия военно-учетных документов будет усилена в развлекательных заведениях. 24 ноября новый глава Полтавской ОГА Филип Пронин (назначен 10 октября) ввел в действие решение совета обороны области, которое поручило ТЦК вместе с главным управлением Национальной полиции в Полтавской области "усилить меры по мобилизации человеческих и транспортных ресурсов".

Тут ключевое значение имеет привлечение Нацполиции. Говорят, что в Харькове полиция уже выезжает на дорожно-транспортные происшествия вместе с представителями ТЦК, и нарушители сразу получают повестку в военкомат.

Но наиболее системно поступили на Закарпатье. Там 30 ноября глава ОГА Виктор Микита ввел в действие решение совета обороны области, согласно которому 1 декабря начинается "проверка документов у лиц на территории Закарпатской области". С этой целью глава ОГА и начальник областного ТЦК должны совместным приказом назначить комендантов районов и городов. Коменданты должны будут назначить уполномоченных лиц, которые и станут проводить проверки.

Реклама на dsnews.ua

Самое главное, что это никакое не ноу-хау закарпатского Микиты. Комендантов с чрезвычайными полномочиями придумал Кабмин в постановлении №1456, принятом 29 декабря 2021 г. в ожидании российского вторжения. Этим постановлением утвержден Порядок проверки документов у лиц, осмотра вещей, транспортных средств, багажа и грузов, служебных помещений и жилья граждан при обеспечении мер правового режима военного положения. Кстати, комендант Львовщины Грень на брифинге для журналистов тоже сослался на этот документ.

В этом Порядке как раз и записано, что сначала должен появиться приказ о назначении коменданта, который будет иметь полномочия "единого управления определенными силами и средствами Госспецтрансслужбы, Национальной гвардии, Госпогранслужбы, Национальной полиции, СБУ, ГНС, ГТС, ГСЧС, военных администраций".

Поясним, почему первой названа Госспецтрансслужба. Это специализированное воинское формирование в системе Минобороны. Согласно закону, одной из основных функций этой службы является выполнение мер, направленных на соблюдение правового режима военного положения. То есть это те воинские подразделения, которые может привлекать комендант для проведения тотальной проверки документов в интересах мобилизации. Также комендант может привлекать все другие силовые структуры, которые есть под рукой.

Согласно Порядку, комендант своим приказом определяет уполномоченных лиц Нацполиции, СБУ, Нацгвардии, Госпогранслужбы, ГНС, Гостаможслужбы и Вооруженных сил, которым предоставлено право на проверку документов у лиц, осмотр вещей, транспортных средств, багажа и грузов, служебных помещений и жилья граждан.

Эти уполномоченные лица имеют право требовать документы у любого лица, "если существует достаточно оснований полагать, что лицо совершило или намерено совершить правонарушение". То есть можно подойти к любому мужчине мобилизационного возраста и потребовать у него документы на том основании, что он, наверное, или уже уклонился, или намерен уклониться от мобилизации.

Если мужчина отказывается предоставить документы, тогда, согласно Порядку, "уполномоченное лицо задерживает такое лицо для его установления на срок, предусмотренный Кодексом Украины об административных правонарушениях". Согласно статье 263 КУАП, этот срок может составлять до трех суток.

Предположим, что сразу или после уговоров мужчина вынимает документы или ему привозит их кто-то из родственников. Далее уполномоченное лицо, наверное, за пару минут может пробить фамилию, имя, отчество, зарегистрированное место проживания по базе данных и выяснить, получил ли мужчина повестку в военкомат. Если не получил — то вручить ее и предупредить об ответственности за неявку.

Возможны разные мнения насчет того, достаточно ли эффективен этот способ, можно ли действовать мягче, или, наоборот, нужно что-то пожестче. Но важен сам факт, что этот механизм тотальной проверки документов был придуман Кабмином еще два года назад, за два месяца до большой войны. Однако воспользоваться этим механизмом власть решилась только сейчас.

Не вызывает ни малейшего удивления, что в качестве пилотных регионов для тотальной проверки документов взяты Львовщина и Закарпатье. Ни для кого не секрет, что немало мужчин уехали туда из других регионов в расчете переждать войну или в надежде нелегально перебраться за границу. Поэтому там на первый план выходит не поиск тех, кому можно вручить повестку, а выявление лиц, которым повестка уже была выписана (скорее всего, в какой-то другой области или Киеве) и которые от ее получения уклонились — или же повестку получили, но в военкомат не прибыли.

"Мин и бетона хватит"

Наряду с мобилизацией, еще одной горячей темой в последнюю неделю стала фортификация. 28 ноября Владимир Зеленский рассказал по итогам Ставки, что фортификацию "значительно усиливаем". "Были подробные доклады на всех уровнях: Генштаб, Министерство обороны, премьер-министр, областные власти, командующие оперативно-стратегическими группировками войск. Все деньги есть. Все решения есть. Должна быть полная соответствующая работа в громадах. Все абсолютно детализировано — мин и бетона нашему государству точно хватит. Требуется больше скорости и эффективности, и у каждого, кто за это отвечает, есть четкие задачи", — сообщил он.

30 ноября Зеленский провел в Запорожье специальное совещание по фортификации. По его словам, основные направления, где нужно усилиться, ускориться со строительством сооружений, это в первую очередь Авдеевское, Марьинское и другие направления на Донетчине. На Харьковщине это Купянское направление, а также оборонная линия Купянск — Лиман. "И вся Харьковщина, и Сумщина, и Черниговщина, и Киевская, и Ровенская области, Волынь. И также юг — Херсонская область", — добавил он. Опять были доклады областных властей, всех соответствующих военных руководителей, министра обороны Рустема Умерова и его первого заместителя генерала Александра Павлюка. Как рассказал Зеленский, были обсуждены форматы сотрудничества с частным бизнесом, который мог бы присоединяться к выполнению таких работ или поставкам необходимых материалов.

Иногда красноречивым бывает и молчание. В данном случае примечательно то, что Зеленский ничего не говорит о том, почему такое совещание было проведено лишь сейчас, на 22-м месяце большой войны. И украинцам приходится самим искать ответы.

1 декабря на сайте "BBC News Украина" вышло интервью генерала армии Виктора Муженко, который в 2014-2019 гг. был начальником Генштаба — главнокомандующим ВСУ, а в первые два месяца большой войны помогал главнокомандующему ВСУ Валерию Залужному. Он рассказал, что предложения о строительстве фортификаций были готовы еще весной прошлого года.

"Я вижу дальнейшие наши действия такими — это стратегическая оборона, построение глубоко эшелонированной, оборудованной в фортификационном плане обороны, соответствующих рубежей, позиций и т.д. И почему-то мы только сейчас об этом заговорили. Хотя в марте 2022 года я объехал Донбасс, Запорожскую, Днепропетровскую область, север Украины до Киевской области. И там стоял вопрос как раз и были предложения по оборудованию соответствующих рубежей".

Почему же эти предложения не были реализованы? "Мы все ожидали, что удачно проведем это контрнаступление в этом году и выйдем на государственные границы Украины 1991 года. Ну, пожалуй, это была такая ошибка", — предположил Муженко.

Причина, скорее всего, была чисто психологическая. Власть боялась, что масштабное строительство фортификационных сооружений будет воспринято украинцами пораженчески — как свидетельство намерений перейти к длительной обороне. Поэтому на телемарафоне тема необходимости фортификаций была фактически табуирована, разрешено было только смеяться над вражеской "линией Суровикина".

Хотя реально мы даже в самом лучшем случае не могли бы вести наступление по всему 1500-километровому фронту. И фортификации были необходимы по крайней мере на тех участках, на которых мы собирались наступать в последнюю очередь (не раньше освобождения Крыма). Это прежде всего участки фронта на территории Донецкой области. Не удивительно, что именно их Зеленский называет сейчас первыми по приоритетности для строительства фортификаций: "Авдеевское, Марьинское и другие направления на Донетчине".

Разумеется, враг будет занят таким же строительством по ту сторону линии фронта. И у Путина тоже хватит и мин, и бетона. Поэтому в данном деле, как и в любом другом, не нужно преждевременных победных реляций, чтобы не плодить завышенных ожиданий. Весной увидим, кто подготовился лучше.

    Реклама на dsnews.ua