• USD 28.3
  • EUR 34.4
  • GBP 38.1
Спецпроекты

Пожарный танк — предел мечтаний? Когда наша бронетехника сможет прожить без советского старья

ГПМ-54 — это коренная модернизация танков Т-54/55, которые не состоят на вооружении армии и переделывались начиная с 1991 г. в инженерные машины

Пожарный танк
Пожарный танк / Укроборонпром
Реклама на dsnews.ua

Ныне отечественная бронетанковая отрасль (впрочем, как и вся военная промышленность) переживает не самые лучшие времена — большие экономические проблемы в государстве крайне отрицательно сказались на возможностях и темпах производства и модернизации техники для армии. А последние контракты по сравнению с предыдущими годами вызывают только недоумение.

Чего стоит, например, эпопея с гусеницами для БМП. «Укроборонпром» заявил о начале производства этого нужного для ремонта и модернизации элемента на ГП «Завод имени Малышева» еще в феврале 2019 г. Но только в марте 2020 г. Житомирский бронетанковый завод смог заключить контракт на поставку 35 пар гусениц, и лишь к осени харьковчане смогли реализовать этот контракт.

Прошлый год Завода имени Малышева закончил с убытком в 421 млн грн. Связано это, прежде всего, с окончанием таиландского контракта и проблемами на пакистанском направлении.

Предприятие также надеялось на сотрудничество с Министерством обороны сразу по нескольким направлениям, например, по программе модернизации парка Т-64 под кодовым названием «Краб». Однако фактически кроме закупок незначительного количества запасных частей наши военные профинансировали только модернизацию четырех БМ «Булат».

Большие проблемы и у остальных бронетанковых заводов. Львовский завод, несмотря на получение контракта на ремонт бронетехники для ВСУ, занимается прежде всего капитальным ремонтом пожарных танков ГПМ-54. На прошлой неделе в войска были переданы полтора десятка таких машин. Здесь можно напомнить, что ГПМ-54 — это коренная модернизация танков Т-54/55, которые не состоят на вооружении армии и переделывались начиная с 1991 г. в инженерные машины путем снятия башни и установки бронированного бака для огнегасящей жидкости, также другого необходимого оборудования.

Поставленные в армию пожарные танки имеют все признаки импортозамещения, в частности, новое гидравлическое оборудование европейского производства, однако в целом это по-прежнему старая советская техника.

В тоже время выпуск таких танков — это не передел для львовян. Например, еще в 2018 г. по результатам ведомственных испытаний был допущен к эксплуатации в армии более современный пожарный танк ГПМ-72 на базе танка Т-72. По сравнению с ГПМ-54 резервуар с водой имеет объем 20 куб. м вместо 9 куб. м. Имеется также бульдозерное оборудование, водомет с механизмом дистанционного управления, генератор пены, гидроэлеватор и выдвижная лестница.

Реклама на dsnews.ua

Интересно, что внутри корпуса находится свободный отсек на 5-6 человек, который может быть использован для эвакуации пострадавших или доставки пожарной команды на место пожара.

Однако денег для покупки таких танков у Министерства обороны пока нет.

Большие проблемы наблюдаются нынче с модернизацией парка бронетранспортеров и БМП. С трудом реализованный контракт на поставку БТР-4 так и не получил продолжения, а разрекламированный БТР-3ДА вообще остался в единственном опытном экземпляре. Доходит до того, что из состава Управления государственной охраны в армию передают три БТР-80, что на седьмой год войны выглядит совсем уж позорно.

Много сложностей и у задачи производства БМП для армии. Теоретически наши инженеры еще имеют возможности для создания образца гусеничной техники, однако то, что демонстрируется широкой общественности, пока далеко от реалий современной войны. Как правило, это некие эрзацы на базе легкобронированного артиллерийского тягача МТ-ЛБ (или МТ-ЛБУ) с боевым модулем, что весьма далеко от разработки полноценной боевой машины пехоты.

Таким образом, на данный момент возможности нашей бронетанковой промышленности используются для развития возможностей армии крайне ограниченно. И связано это как с финансовыми трудностями, так и с тем, что за последние годы генералы так и не смогли представить внятную картину того, куда именно идет наша армия и какие образцы вооружений и техники они видят основными для ВСУ, например, к 2035 году.

Следствие отсутствия четкой стратегии — довольно-таки серьезный хаос как в снабжении, так и вооружении танковых и мотопехотных подразделений. Именно поэтому мы вынуждены покупать буквально по всей Восточной Европе технику советских образцов, которая массово снимается с вооружения стран НАТО — вместо того, чтобы вкладывать деньги в создание отечественных образцов бронетехники.

    Реклама на dsnews.ua