• USD 39.9
  • EUR 43.3
  • GBP 50.9
Спецпроекты

КСУ важнее евроинтеграции. Почему Банковая пошла ва-банк против Еврокомиссии

Офис президента сделал одним из главных своих приоритетов получение контроля над Конституционным судом. И тут главный вопрос — для каких целей ему это нужно?

Реклама на dsnews.ua

На пути нашей евроинтеграции случился новый поворот. Наша власть отказалась выполнять рекомендации Венецианской комиссии о порядке отбора конституционных судей. Вместо этого Верховная Рада собралась принять законопроект №9225, который прямо противоречит позиции Венецианки и Европейской комиссии.

Похоже, Офис президента рассчитывает на то, что западные партнеры не будут громко протестовать, ибо сейчас важнее демонстрировать единство, а не раздувать разногласия. Но в любом случае уровень доверия к нашей власти со стороны Евросоюза снизится. Очевидно, что Банковая сделала одним из главных своих приоритетов получение контроля над Конституционным судом. И тут главный вопрос — для каких целей ей это нужно?

Потерянный седьмой член

В ближайшие два месяца Еврокомиссия планирует дать оценку выполнения Украиной семи шагов, которые необходимы для начала переговоров о вступлении в Евросоюз. Эти шаги были сформулированы 10 месяцев назад. И первый из них касается именно КСУ: "Принять и внедрить законодательство о порядке отбора судей Конституционного суда Украины, включая процесс предварительного отбора на основе оценки их добросовестности и профессиональных качеств, в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии".

13 декабря Верховная Рада приняла закон "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины об усовершенствовании порядка отбора кандидатур на должность судьи Конституционного Суда Украины на конкурсной основе". В нем записано, что отбор будет проводить независимая Совещательная группа экспертов (СГЭ), в состав которой будут входить три международных эксперта и три члена, назначенных парламентом, президентом и съездом судей.

Однако 19 декабря Венецианская комиссия обнародовала заключение, в котором подвергла этот закон критике. Комиссия отметила, что политическое влияние на процесс отбора судей будет нейтрализовано, если в состав СГЭ включить седьмого члена, рекомендованного международными организациями. Тогда число международных экспертов выросло бы до четырех, и они получили бы перевес.

Тем не менее, Владимир Зеленский не захотел отправить закон в Раду на доработку и 20 декабря подписал его. 13 января Еврокомиссия заявила, что Украина должна скорректировать законодательство в соответствии с заключением Венецианки и, в частности, добавить в СГЭ седьмой член. 25 января президент Венецианской комиссии Клер Бази-Малори направила председателю Верховной Рады Руслану Стефанчуку письмо, в котором сообщила, что Венецианка отказывается выдвигать кандидатов в члены СГЭ, пока закон не будет исправлен, в частности, пока там не появится седьмой член.

Реклама на dsnews.ua

Таким образом, принятый закон не сможет заработать, а значит, отбор конституционных судей вообще будет заблокирован. Сейчас в составе КСУ не хватает пять судей из 18: три вакансии по квоте парламента и две по квоте съезда судей. И отбор кандидатов не начнется, пока не будет принят такой закон, который устроит Венецианку и Еврокомиссию.

Понятно, что наша власть не могла оставить эту ситуацию в подвисшем состоянии. 19 апреля глава парламентского комитета по вопросам правовой политики Денис Маслов и еще семь "слуг народа" внесли законопроект №9225 "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины об уточнении отдельных положений о проведении конкурсного отбора кандидатур на должность судьи Конституционного суда Украины". Седьмого члена СГЭ там нет.

Теория и практика

Обсуждая этот законопроект, нужно четко различать теорию и практику. Защитники проекта №9225 упирают на теорию. Они указывают на пункт проекта, в котором говорится, что в случае одинакового количества голосов "за" и "против" (среди шести членов СГЭ) являются решающими голоса трех членов СГЭ, из которых по крайней мере двое предложены международными организациями или Венецианской комиссией. То есть, хотя число международных экспертов не увеличивается, но они все равно получают решающий голос. Именно это, по словам защитников, и было главным для Венецианки и Еврокомиссии, а сколько этих экспертов в составе СГЭ — четверо из семи членов или трое из шести — совершенно неважно.

Критики проекта №9225 упирают на практику. Они указывают прежде всего на то, что Банковая уже четко продемонстрировала свою прямую практическую заинтересованность в варианте "трое из шести". Если бы ей было все равно, то она с самого начала согласилась бы на вариант "четверо из семи". И уже давно прошли бы оба конкурса (в парламенте и на съезде судей), и все вакансии в КСУ были бы заполнены. Но Банковая избрала самый сложный путь — обострять отношения с Венецианкой и Евросоюзом, ставить под риск срыва евроинтеграцию Украины, вызывать недоумение у западных политиков своим желанием во что бы то ни стало избежать седьмого члена СГЭ. И все это ради того лишь, чтобы заменить вариант "четверо из семи" на другой, "теоретически эквивалентный"? Очевидно, для Банковой тут есть большая разница.

Другие важные практические подробности раскрывают в статье на "Европейской правде" глава правления Фундации DEJURE Михаил Жернаков с соавторами. Уже имеющийся опыт конкурсов показал, что формат "трое из шести" с решающим голосом международных экспертов "не позволяет отобрать самых эффективных кандидатов, потому что заставляет иностранных членов идти на компромиссы. К тому же, международные эксперты не хотели вступать в конфронтацию и не часто использовали свое право решающего голоса, — рассказывают авторы статьи. — При таком подходе в конкурсе могут победить только те, кого власть сочтет "безопасными" и у кого международники не найдут проблем, таких как недобропорядочность или политическая зависимость (подчеркнем, "не найдут" не означает, что этих проблем нет)".

О том, что на практике получается именно так, очень убедительно засвидетельствовал недавний конкурс на должность директора НАБУ, который проходил точь-в-точь по той же схеме, которая сейчас предлагается для отбора конституционных судей. Там в конкурсной комиссии тоже было шесть членов, из которых три международных эксперта, и в случае одинакового количества голосов "за" и "против" были решающими голоса трех членов, из которых по крайней мере двое предложены международными организациями. Результат получился прекрасный для Банковой — именно потому она так жаждет повторить этот опыт при отборе судей КСУ.

Сомнительный компромисс

К счастью, проект №9225 не заблокирует нашу евроинтеграцию. Авторы вышеупомянутой статьи успели разузнать в западных посольствах, что проект №9225 — это не пощечина европейским партнерам, а компромисс. По их сведениям, Киев разрабатывал законопроект №9225, согласовывая его с представителями Венецианской комиссии, а также Еврокомиссии. "Евросоюз подает сигналы о готовности поступиться принципами и, "чтобы не раздражать украинские власти", готов согласиться на формулу отбора судей КСУ, которая с высокой вероятностью позволит действующей власти захватить Суд на годы, — утверждается в статье. — Еще интереснее то, что ЕС, мотивируя изменение своей позиции, говорит, что его украинские собеседники… очень эмоционально реагируют на любые разговоры о седьмом члене".

Похоже, желание не допустить седьмого члена СГЭ вышло у Банковой на первый план и по своей важности опередило даже евроинтеграцию. В такой ситуации Евросоюз действительно может согласиться на уступки, лишь бы не радовать Москву публичным скандалом с Киевом.

Но это сомнительный компромисс. Его ценой будет падение доверия к Киеву. Ибо как можно доверять пафосным словам украинской власти о европейских ценностях и защите демократии, если она сделала своим приоритетом контроль над КСУ.

А цена вопроса — это именно контроль над Конституционным судом. Сейчас в КСУ 13 членов, из них пятеро считаются полностью лояльными Банковой. Если к ним добавятся еще пятеро таких же, получится 10 — и они смогут штамповать любые решения, какие захочет власть.

Если бы Банковая хотела получить по-настоящему прекрасный КСУ, высокопрофессиональный, добропорядочный и глубоко патриотичный, она бы первым делом обеспечила честный и прозрачный отбор конституционных судей, чтобы ни украинские граждане, ни западные партнеры не имели и тени сомнения в его результатах. И это, наверное, помогло бы ускорению нашей евроинтеграции.

Но Банковая предпочла дать дополнительные аргументы тем западным политикам, которые сомневаются в искренности европейских деклараций нашей власти. Контроль над конституционным судом — это точно шаг назад от европейских традиций вообще и от принципа разделения властей в частности.

И если этот шаг будет сделан, он неизбежно вызовет вопросы о его целях. Какие законы запланировала Банковая, если она настолько не уверена в их соответствии Конституции, что хочет заблаговременно получить ручной КСУ? Именно в этих подозрениях и сомнениях заключается главная опасность законопроекта №9225 — даже если Венецианка и Еврокомиссия уже смирились с тем, что он будет принят.

    Реклама на dsnews.ua