• USD 40.4
  • EUR 43.5
  • GBP 51.6
Спецпроекты

Сетевой Оракул. Когда НАБУ пойдет на дно вслед за НАПК

Назначение аудитора НАБУ по квоте ВРУ затягивается, а оскандалившийся НАПК продолжает активно идти на дно. Как спасти утопающих антикоррупционеров?
Реклама на dsnews.ua

Постоянные дрязги в Национальном агентстве по вопросам предотвращения коррупции привели не только к имиджевым потерям и НАПК, и власти в целом. Вчера один из его членов, Руслан Рябошапка, подал заявление об уходе с должности. "Я призываю народных депутатов Украины как можно быстрее поддержать законопроект о "перезагрузке" НАПК в первом чтении и в целом как закон", - отметил отставник. Напомним, проект такого закона зарегистрирован в Раде двумя депутатами от БПП Игорем Алексеевым и Игорем Артюшенко. Он предполагает не только увольнение действующих членов Агентства, но и аудит НАПК, подобно аудиту НАБУ.

В соцсетях Рябошапку активно поддерживают, забывая, что членом Агентства он был избран в марте 2016 г. и несет ответственность наравне со своими коллегами. И что он также получал огромные премии, вокруг которых возник громкий скандал. Как выявили журналисты программы "Схемы", в июле и сентябре члены Нацагентства получили по 250% премии, помимо оклада и надбавок. Это к тому, что риски от перезагрузки НАПК достаточно велики, - мы можем получить новые фамилии с теми же подходами к работе. И, условно, весной 2018 г. в Агентстве снова вспыхнет конфликт то ли из-за сумм премиальных, то ли из-за антипатии между членами этого органа. Ведь никто не отменял человеческий фактор. Что же касается премиальных, то это искушение возможно преодолеть только тогда, когда чиновники антикоррупционных ведомств не смогут устанавливать себе премии, как остальные госслужащие. Они - высокооплачиваемые чиновники. И 100 или 250% премии от их от зарплаты - это астрономические суммы.

Касательно аудита, предлагаемого авторами законопроекта, то в идеале он выглядит как панацея, однако сейчас мы видим, с какими потугами продвигается назначение аудиторов НАБУ. Кабмин определился со своей кандидатурой, аудитором станет Михаил Буроменский. Президент пока не назвал конкретную фамилию, а вокруг кандидата по квоте парламента продолжается война. После того как 21 марта Верховная Рада не смогла выбрать между Робертом Сторчем и Найджелом Брауном, объявили новый конкурс. На роль аудитора согласились 10 кандидатов, в том числе такие известные специалисты, как бывший прокурор Марта Борщ, которая вела дело Павла Лазаренко, и испанец Карлос Кастресан, боровшийся с коррупцией в Гватемале. Однако в антикоррупционном комитете ВРУ решили с отбором не торопиться. По мнению экспертов, друзья нынешнего руководства НАБУ остерегаются негативных выводов аудита, что повлечет за собой проблемы для Артема Сытника. А так - нет аудита, нет и проблем. Потому можно прогнозировать: с избранием ревизора Антикоррупционного бюро от Рады профильный комитет спешить не будет.

И если кадровая перезагрузка НАПК вполне может улучшить работу этого органа, то с НАБУ все сложнее. Оно пользуется поддержкой США и даже в случае критических выводов аудиторов у Сытника есть все шансы удержаться в кресле. В тоже время бытует мнение, что Бюро также необходима перезагрузка. У нас эталоном борьбы с коррупцией считается Румыния, но там Национальное антикоррупционное управление тоже начало эффективно работать не сразу. Первые аресты высокопоставленных чиновников начались через несколько лет после создания управления как независимого органа, с приходом на руководящий пост Лауры Ковеси. Возможно, уверенность в том, что на посту директора НАБУ можно отсидеть свои семь лет, ища виновных в своих недоработках на стороне, мешает эффективности этого органа.

В Антикоррупционном бюро настаивают: им необходимы право на прослушку и специализированный суд. В Румынии антикоррупционеры обходятся без собственной прослушки, они сотрудничают с госслужбой информации, которая сообщает им о возможных фактах коррупции. А более 90% дел были инициированы в результате обращений, поступивших от физических или юридических лиц. Иными словами, локомотивом борьбы с коррупцией выступают сами граждане.

Что же касается создания Антикоррупционного суда, в теории он способен помочь, однако возникает вопрос: а судьи кто? Говорят: возьмите молодых людей с юридическим образованием, которые еще не успели обрасти коррупционным жирком. Но не секрет, что вступление на юрфак и последующая учеба часто превращается в конкурс денежных знаков. И если коррупция существует уже на этом уровне, стоит ли ожидать кристальной честности от людей, получивших образование таким образом? Остается либо выписывать честных судей из-за рубежа, что выглядит абсурдом, либо следователям НАБУ делать свое дело настолько качественно, чтобы обвинители из САП не краснели в суде, а служители Фемиды не имели возможности спасти коррупционеров от тюрьмы при всем желании.   

    Реклама на dsnews.ua