• USD 27.9
  • EUR 34.1
  • GBP 39.5
Спецпроекты

Сетевая ловушка

Реклама на dsnews.ua

Украинскую газотранспортную сеть «Газпром» атакует отовсюду — и изнутри, и снаружи. С одной стороны, украинские чиновники заявляют о необходимости возврата к Газотранспортному консорциуму (совместное управление экспортной трубой) с Россией. С другой стороны — люди, близкие к газпромовскому бизнесу, входят в собственность украинских региональных газосбытовых структур. Где эти атаки опаснее и сможет ли Украина им противостоять, разбирались журналисты «ВД».

Атака изнутри

В конце июня на весьма консервативный рынок облгазов, пул собственников на котором сформировался еще до 2003 г. и с тех пор не претерпел особых изменений, зашел новый игрок. Четыре компании отрасли купил российский олигарх Виктор Вексельберг. Официальным покупателем украинских облгазов выступила компания «ГАЗЭКС», входящая в российское ЗАО «Комплексные энергетические системы», основным владельцем которого является Вексельберг. Компания купила контрольные пакеты акций «Днепрогаза», «Донецкгоргаза», «Криворожгаза» и «Харьковгаза». Эти компании ранее контролировали структуры, близкие к депутату Госдумы России Александру Бабакову. По независимым оценкам, сумма сделки составила до $20 млн за четыре компании.

Источники, близкие к сделке, подтверждают, что данную покупку Вексельберг сделал не для себя, а в интересах Кремля. Другими словами — «Газпрома», у которого насчет облгазов, похоже, есть свои планы. Эксперты полагают, что «Газпром» рассчитывает сделать из компаний сильных газотрейдеров и получить доступ к конечным потребителям газа.

Очевидно, что это — стратегическая инвестиция (быстрых и больших денег облгазы никогда не приносили, а несколько последних лет большинство украинских облгазов работали себе в убыток).

Это очень специфический и крайне зарегулированный бизнес, именно поэтому во время первичной приватизации этих компаний крупные украинские ФПГ особо не стремились их заполучить — облгазы отошли или специализированным, или локальным бизнес-группам. Да и распределительные сети они используют только как субарендаторы — приватизация запрещена законом. В то же время малопривлекательность облгазов как бизнеса позволяет купить их довольно дешево, чем, похоже, и воспользовались россияне. Покупка четырех компаний за $20 млн — выгодная инвестиция. Ведь, по самым скромным оценкам, стоимость предприятия по газоснабжению областного масштаба сегодня составляет около $10 млн.

Зайдя на этот рынок, новые владельцы рассчитывают на скорую оптимизацию законодательного поля и расширение клиентской базы облгазов. Компании могут самостоятельно строить распределительные сети, и новые объекты остаются на их балансе. Вопрос всегда упирался в деньги. К примеру, владелец шести украинских облгазов — компания «Газтэк — Украинские распределительные газовые сети» за два года построила более 8 тыс. км газопроводов. Поле для расширения остается «непаханым» — в некоторых областях уровень газификации составляет лишь 40%, притом что в среднем по Украине этот показатель — около 60%.

Реклама на dsnews.ua

Другой важный момент, сдерживавший рост объемов продаж облгазов, — недостаток у них оборотных средств на закупку газа для его дальнейшей продажи потребителям. В случае, если в компании заходит крупный российский капитал, эта проблема автоматически решается — было бы желание развернуть такую схему. А оно, похоже, есть — именно для этого россияне и стремятся на наш рынок. Аналитики уверены, что структуры, близкие к «Газпрому», — первые, кто может быть заинтересован в газораспределительных компаниях Украины. Эту информацию подтверждают и российские фондовики — они ведут скупку акций ряда облгазов в интересах «Газпрома». Ведь, несмотря на все недостатки облгазов как бизнеса на сегодняшний день, они имеют доступ к конечному потребителю. Если это дополнить возможностью прямых закупок газа у владельца ресурса (например, «Газпрома»), привлекательность облгазов возрастет в разы. Как и количество средств, направляемых на развитие региональных газопроводов.

До последнего времени облгазы выступали лишь статистами рынка — получали чужой ресурс и продавали его потребителям. Среди последних доминировали так называемые проблемные категории — население и бюджетные организации, жилкоммунхоз. Основной же доход облгазы получали от транспортировки газа по распределительным сетям (от 60% от общего дохода).

В отличие от трейдеров, работающих в нерегулируемом поле, тарифы облгазов регулируются государством. Это фактически делает их неконкурентными по сравнению с независимым трейдером — последний может самостоятельно определять свою рентабельность. То есть предложить газ по более низкой цене, забрав меньшую наценку. Крупные трейдеры могут себе такое позволить — за счет продажи больших объемов они все равно получают неплохие доходы. Рост тарифов для облгазов проблематичен из-за принципа их формирования — так называемый механизм общего тарифа. Даже в самой НКРЭ отмечают его неповоротливость — по мнению Сергея Волоса, начальника управления регулирования и ценовой политики нефтегазового комплекса НКРЭ, этот механизм не эффективен и не дает возможности оперативно устанавливать экономически обоснованные тарифы. Тариф для облгазов складывается из тарифа на транспортировку и тарифа на поставку. Если вторую величину изменить легко, то тариф на транспортировку «завязан» на фиксированную величину общего тарифа на транспортировку газа (сумма тарифа на транспортировку газа магистральными трубопроводами и среднего расчетного тарифа на транспортировку газа распределительными газопроводами). Отсюда «побочный эффект» — вторую составляющую повышать можно только за счет снижения первой.

Так что превращению облгазов в сильное трейдерское звено есть существенные препятствия, не позволявшие компаниям расширить масштабы своей деятельности. Однако, похоже, нашлись те, кто сильно в этом заинтересован. Сами того не осознавая, облгазы становятся игроками не своей игры, в которой, тем не менее, им отводится важная роль.

Атака извне

Тот факт, что привлекательность облгазов вырастет уже в ближайшей перспективе, не является основной причиной экспансии россиян. Прямой выход на конечных потребителей любой ценой — вот их главная цель, причем не только в Украине, а на всех рынках, куда российский газовый монополист поставляет свой ресурс. «Газпром» активно скупает мелкие газораспределительные компании и крупных газовых трейдеров в Европе. Показательной в этом плане стала недавняя сделка «Газпрома» по обмену активами с немецкой BASF. «Газпром» в результате увеличил свою долю в российско-немецкой компании Wingas (один из крупнейших газовых трейдеров в Германии) до 50% минус одна акция и получил 50% в Wingas Europa, созданной для поставок газа на рынки других европейских стран. За доступ к конечным потребителям газа в Европе «Газпром» не пожалел дать иностранцам доступ к разработке газовых ресурсов Южно-Русского месторождения.

Украинский рынок «Газпром» атакует по всем возможным фронтам. Первые шаги были успешными. Через два звена цепи — наполовину «Газпромовское» «РосУкрЭнерго», и далее — наполовину «РосУкрЭнерговское» «УкргазЭнерго» — «Газпром» получил доступ к крупнейшим украинским потребителям газа. На сегодня «УкргазЭнерго» перебрала на себя работу с самыми крупными и платежеспособными потребителями газа в Украине — промпредприятиями. Менее привлекательные категории потребителей достались дочерней компании «Нафтогазу України» — «Газу України».

Но этого «Газпрому», похоже, мало. Прежде всего, из-за риска отстранения РУЭ от роли монопольного поставщика импортного газа в Украину. Как раз в период завершения сделки по покупке ряда горгазов статус РУЭ был под большим вопросом. Никогда не скрывавшая и подтверждавшая в то время свои планы по отстранению РУЭ от работы в Украине Юлия Тимошенко, вернувшись в премьерское кресло, могла бы довести до конца свои намерения по ликвидации этого посредника. Впрочем, и без этого РУЭ постоянно подвергалось критике, и не факт, что попытки «подвинуть» эту структуру закончатся. Таким образом, если «Газпром» прямо или, скорее, через дружественные структуры зайдет на облгазы, для него это будет своеобразной подстраховкой от нестабильности политической обстановки в Украине. «Газпром» при желании может решиться продавать газ дружественным облгазам напрямую, минуя РУЭ, которое, по мнению наблюдателей, уже выполнило свою функцию на определенном этапе построения новой газовой схемы. Показательно, что для недавней покупки россияне выбрали газоснабжающие компании в крупных промышленных городах, близких к российско-украинской границе. Это упрощает прямую поставку газа этим компаниям для продажи непосредственно украинским потребителям.

От стратегических интересов «Газпром», понятное дело, не откажется, тем более так просто. Более того, политическая ситуация сегодня способствует новым попыткам заполучить самое ценное для «Газпрома», что есть у Украины,— магистральные газопроводы. В случае, если представители Регионов Украины займут ключевые посты в будущем правительстве, вопрос дешевого газа для промышленности станет для них одним из приоритетных. И не исключено, что они будут готовы пожертвовать ради этого трубой.

Россияне не устают поднимать этот вопрос, невзирая на «отказные» мессиджи украинских властей на протяжении всего периода с момента создания украинско-российского газотранспортного консорциума. Россияне постоянно намекают, что заданный Украиной тон — категорический отказ от включения в сферу управления действующей магистральной трубой — их совсем не устраивает. Вопрос передачи консорциуму функций по управлению украинской ГТС в очередной раз поднимался на последней встрече руководителей НАК «Нафтогаз України» и ОАО «Газпром», которая состоялась 6 июля в Москве.

И, похоже, переломный момент таки возможен. Основания так думать дают некоторые высказывания, прозвучавшие из уст главы НАК «Нафтогаз України» Александра Болкисева. По его словам, Россия «без решения этого вопроса» ежегодно сокращает объемы транзита природного газа через Украину, пытается диверсифицировать маршруты его транспортировки в Европу, делает политические заявления о том, что Украина является ненадежным транзитером.

«Я бы сходу не говорил, что это (передача в управление консорциуму магистральных трубопроводов — прим. «ВД») плохо. Мы должны этот вопрос рассматривать. Если мы получим наполнение газотранспортной системы, увеличение транзитных мощностей, то это только плюс», — сказал Болкисев. Однако глава НАК оставил пути к отступлению. «Мы не говорим, что система передается в собственность», — отметил он.

Линия обороны

На сегодняшний день экспансия россиян на украинский рынок газа путем покупки распределительных компаний еще не имеет ярко выраженных признаков, опасения подтвердятся только в случае их массового захода на другие региональные газоснабжающие компании. Невооруженным глазом сложно увидеть, какие риски это несет. Тем более что на страже интересов национальной безопасности в связи с бурными перипетиями борьбы за власть, похоже, стоять некому.

Но риски увидели в НАК «Нафтогаз України». Компания уже начала работать на предотвращение вышеописанного сценария. На днях глава НАК Александр Болкисев заявил об инициативе по реорганизации региональных предприятий по газоснабжению и газификации. «Мы будем выделять функцию поставщиков газа и функцию транспортировки по распределительным сетям. Эти два вида деятельности должны быть разделены, а не совмещаться в одной компании», — сказал Болкисев. Тем самым компания, по его словам, намерена снять проблемы расчетов за газ как ресурс. Из слов Болкисева следует, что облгазам НАК хочет оставить роль оператора распределительных сетей (роль поставщика НАК отводит своей дочерней компании «Газ України»), тем самым похоронив потенциал этих компаний как трейдеров. Естественно, такая перспектива не порадует ни недавно зашедших новых собственников, ни уже ведущих несколько лет этот бизнес владельцев облгазов. И если интересы россиян столь сильны, следует ждать отпора данной инициативе с их стороны либо же прессинга по другим «больным местам» газовых отношений.

«Нафтогаз України» мотивирует инициативу разделения функций транспортировки и поставки газа необходимостью урегулирования вопроса расчетов за газ, который у него покупают облгазы для дальнейшей продажи потребителям. Однако, как отмечают в самих облгазах, с расчетами на сегодняшний день проблем нет — их уровень близок к 100%. Так что за официальной причиной, похоже, скрываются другие, более глубокие. Дело в том, что раньше облгазы получали газ только лишь от «Газу України» — дочерней компании НАК. В этом же году они начинают закупать газ и у «УкрГаз-Энерго». То есть «Нафтогаз» теряет полный контроль над газовым ресурсом этих компаний, которые получают альтернативного продавца газа.

Сопротивление Украины более плотной монополизации газового рынка россиянами, похоже, на сегодня ограничивается неуверенными высказываниями о том, что до передачи россиянам в собственность газовой трубы дело не дойдет. И то, это говорится все реже и все более тихим голосом.

Массовый заход газовых поставщиков из России на украинский рынок не только не считается усугублением газовой зависимости от России, а напротив, либерализацией этого рынка. Украина от него не защищается, а приветствует его, наряду с этим пока малоэффективно решая проблему поставок туркменского газа. Впрочем, либерализация получилась довольно специфической. Точнее — ограничилась потерей «Нафтогазом України» монопольного статуса в поставках газа. Этот статус перешел к «Укргаз-Энерго». Называя вещи своими именами, доступом к конечным потребителям газа Украина поделилась с «Газпромом». Так что не удивительно, что никакой либерализации рынка газа украинские потребители не почувствовали. Это отмечают в крупнейших металлургических и химических комбинатах страны. Хотя руководители многих предприятий говорят, что предложения о поставках газа они получали от нескольких компаний, реальной альтернативы они не видят — необходимые объемы газа может поставить только «УкргазЭнерго». В Украине лицензии на поставку газа по нерегулируемому тарифу имеют около 25 компаний, но они занимают лишь менее десятой доли этого рынка (его общий объем — более 76 млрд куб. м).

Говорить о либерализации рынка газа некорректно еще и потому, что она подразумевает реальную конкуренцию по цене предложения, которую может обеспечить только собственный ресурс газа или, на худой случай, сокращение пути от владельца газа до покупателя до одного звена. Более 20 компаний, входящих в Ассоциацию газовых трейдеров Украины, хотели бы получить возможность перепродавать газ, причем купленный не у владельца ресурса, а у еще одного трейдера. Например, у того же «УкргазЭнерго», чего долгое время они добивались, и пока безуспешно. Формально это создало бы разнообразие предложений на рынке газа. Видимо, именно такой либерализации и хотели трейдеры. Экс-глава НАК «Нафтогаз України» Юрий Бойко уверен, что происходящее к либерализации не имеет никакого отношения, речь идет скорее о восстановлении института газовых посредников, которых Украина изжила в 2002 г. Владелец ресурса все равно остается один — «УкргазЭнерго». Со стороны трейдеров просто присутствует желание заработать на перепродаже газа. Потребитель из предложений трейдеров выберет разве что того, кто меньше накрутит от цены оптового продавца.

Зависимость Украины от российского газа в последнее время только усугубляется (контракт на 2006 г. с Туркменистаном так и не заработал). Построение возможной системы защиты от занятия россиянами нашего рынка в объеме, не оставляющем нам право голоса в диалоге по поводу приемлемых условий работы, представляется все более сложным. Очевидно, что в любом случае Украина должна пойти на большие уступки. Она уже на них пошла, сделав РУЭ монопольным поставщиком всего импортного газа. Дальше Украина рискует «вылететь в трубу». Если исходить из недавних высказываний Болкисева, вопрос необходимости присутствия в схеме поставок газа РУЭ отпадает сам собой в случае, если страны придут к компромиссу насчет передачи украинской ГТС в управление международному газотранспортному консорциуму. Вряд ли это личное умозаключение г-на Болкисева — наверняка данная тема присутствовала в переговорах с россиянами.

Как это ни парадоксально, единственный способ защиты от поглощения украинского газового рынка россиянами — сильный «Нафтогаз України», такой, каким он был еще год-два назад, когда концентрировал все поступающие в Украину ресурсы газа и продавал их потребителям. Однако, в условиях, когда «Нафтогаз» ослаблен, а в стране царит политическая неразбериха, газовые перспективы Украины отнюдь не радужны. Пока есть пауза — до формирования правящей коалиции — политикам следует хорошо подумать, обеспечит ли жертва в виде трубы снижение цен на газ (решение может быть принято именно исходя из данных соображений). Но как показывает пример ближайшей соседки Украины Беларуси, россияне своего не упустят. И далеко не факт, что последние, получив доступ к украинской ГТС, в знак благодарности с легкостью дадут нам дешевый газ.

РЕГУЛИРОВАНИЕ ОБЛГАЗОВ

С начала июня тарифы на транспортировку газа по распределительным трубопроводам почти всех региональных предприятий по газоснабжению и газификации возросли на 27-119%, на поставку газа — от 13% до 277%. Цель — преодоление критического финансового положения облгазов — в прошлом году их средний уровень рентабельности составил «минус» 12%, в том числе деятельности по поставке газа — «минус» 9%.

Общая кредиторская задолженность облгазов превышает $2 млрд. В этом году правительство выделяет местным бюджетам субвенции в размере до 2 млрд грн. на погашение задолженности, возникшей в связи с несоответствием фактической стоимости тепловой энергии, услуг водоснабжения и водоотведения тарифам, утверждаемым органами государственной власти или местного самоуправления. С помощью таких мер гор- и облгазы должны сократить задолженность перед «Нафтогазом України» за поставленный в прошлые годы газ и улучшить свое финансовое положение.

>>БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

АНДРЕЙ КАРПЕНКО: «Облгазы как бизнес будут дорожать»

Активизация россиян на украинских локальных газовых сетях пока мало комментировалась остальными участниками рынка. Какие изменения повлечет приход группы «Ренова», подконтрольной российскому олигарху Виктору Вексельбергу, «ВД» поинтересовалась у Андрея Карпенко, президента концерна «Газтек — Украинские распределительные газовые сети».

>>Недавно четыре горгаза купила российская «Ренова». Сделку оценивают в $20 млн. Насколько, на Ваш взгляд, это адекватная цена?

— Это нормальная цена. На сегодняшний день этот бизнес столько и стоит. В будущем он будет дорожать — за счет роста капитализации, увеличения стоимости активов. Хотя рентабельность газораспределительных компаний всегда будет невысокой — этот бизнес большую доходность никогда давать не будет, он регулируется государством. Он может дорожать за счет роста экономики, за счет увеличения масштабов деятельности.

Но в данном случае речь идет не о стандартных оценках привлекательности бизнеса.

Люди покупают перспективу, долю рынка, еще какие-то свои интересы. Тяжело сказать, насколько подорожают облгазы. Может, и в два, и в три раза. Это напрямую связано с экономикой, с политической ситуацией в стране.

Пока же это убыточный бизнес. Пять лет НКРЭ не пересматривала тарифы для облгазов, тогда как составляющие, на основе которых формируется тариф, росли. Нынешним летом тарифы повысили, после чего рентабельность облгазов установилась на уровне 6-7%. Но после того цены на газ, которые заложены в тарифе на транспортировку, государство опять увеличило. Поэтому от этой рентабельности уже можно смело отнимать 2-3%. А тарифы НКРЭ теперь долго не будет пересматривать.

>>А у россиян есть стратегические интересы? Их заход на рынок ограничится данной покупкой?

— Россияне хотели бы купить здесь больше компаний. «ГазЭКС» решил развивать купленный бизнес, я думаю, будет выстраивать систему работы наподобие нашей. Велосипед они не изобретут.

>>А Вам не поступали предложения о продаже бизнеса? Вы принципиально не хотите его продавать или вопрос в цене?

— На сегодняшний день мы не хотели бы продавать облгазы. Но, конечно, это и вопрос цены. Может, нам сделают предложение, от которого невозможно отказаться.

Но пока что наша позиция — расширять долю на рынке. Мы сами бы еще кое-чего докупили. Мы провели переговоры с россиянами после покупки ими четырех горгазов, но их ответ на наше предложение был отрицательным. Впрочем, я думаю, мы вернемся к этому разговору через какое-то время.

То, что «Ренова» зашла на украинский рынок, это очень хорошо. «Ренова» — активный игрок, мы ожидаем от него активности, в том числе и в лоббировании законодательных изменений. Они обязательно будут делать что-то, чтобы повышать доходность компаний. Если они заплатили не менее $20 млн — это тоже должно окупиться. Если они захотят через время с кем-то слиться, за счет синергии можно увеличить капитализацию бизнеса.

>>С приходом россиян целесообразно ли говорить о прямой продаже облгазам газового ресурса из России?

— Конечно, нет. «Газпром» объявил цену для Украины более $200. По какой цене должен продавать облгаз, чтобы окупить эту цену? В Украине облгаз может купить газ у «Укргаз-Энерго», либо у независимых добытчиков, либо у трейдеров, которые тоже купят у УГЭ.

>>Смогут ли облгазы расширить масштабы деятельности за счет привлечения крупных промпотребителей газа?

— У облгазов самая реальная перспектива расширения — строительство новых газопроводов и наращивание клиентской базы за счет населения и небольших предприятий. Но уж никак не тягаться с «УкргазЭнерго». Стоимость услуг облгазов дороже, чем стоимость услуг «Укргаз-Энерго» (за счет регулируемой государством рентабельности). Поэтому есть объективное деление потребителей, сложившееся «по умолчанию». У облгазов своя ниша, у крупных игроков — своя. А есть ниша, за которую можно потягаться, — это потребители до определенного объема.

>>Несет ли угрозу для облгазов как бизнеса инициатива «Нафтогазу України» отстранить компании от поставок газа, оставив им лишь функцию транспортировки?

— Основной доход облгаз получает как раз от транспортировки газа (около 70%). Через распределительные газовые сети проходит 50 млрд кубометров газа в год (всего Украина потребляет около 76 млрд кубометров газа). Поставка — лишь незначительная часть доходов, в основном она обеспечивает оборот денег для предприятий. Но есть четкий алгоритм, что из этого идет государству, что — облгазу.

Сама по себе идея разделения направлений деятельности хорошая и распространенная в мировой практике. Мы и сами задумываемся, чтобы сделать это в рамках концерна — «развести» на разные компании транспортировку и поставку. Другое дело, как она будет реализована в Украине. Во времена, когда «Нафтогаз України» возглавлял Бакай, подобные попытки уже были неэффективными. Были созданы торговые дома «Газу України» во всех областях. Закончилось все тем, что ДК «Газ України» наработал долги, которые потом «повесили» на облгазы.

Когда нормальный рынок — нормальные законы, четкие правила игры, ничего не меняется, то эта система могла бы быть реализована. У нас же действующая система работает очень давно, и «микс» получился эффективным. Тем более что на сегодняшний день текущую оплату с потребителей облгазы собирают и отдают «Газу України» в полном объеме.

Беседу вела Юлия Слинько

    Реклама на dsnews.ua