• USD 27.7
  • EUR 33.4
  • GBP 38.5
Спецпроекты

КУЗЬКИНА МАТЬ УКРАИНЫ

Реклама на dsnews.ua

Новая порция агрессии между военными США и России поставила Украину перед очередным выбором: под чью «крышу» лечь. Судя по боевым действия политиков внутри Украины, перевес — на стороне болельщиков Кремля. Но о том, что наша страна лишилась ядерного оружия, — пожалуй, единственной дубинки, которой любая страна может отбиваться от мировых агрессоров, — жалеют во всех политических лагерях. Жалеют и боятся. Поэтому политика официального Киева, если можно говорить о таковой в условиях пропрезидентского МИДа и антипрезидентского правительства, не меняется: «Мы подождем результатов драки в нашей хате с краю, а там то ли шах умрет, то ли ишак околеет». Тем более что шансы выйти сухими из американско-российского боя велики.

Агрессоры на марше

Актер Рональд Рейган, ставший президентом Соединенных Штатов, почти четверть века назад пошутил, что прерывает заседание, поскольку сейчас начинается бомбардировка Москвы. Свежее заявление новоиспеченного министра обороны США Роберта Гейтса от 7 февраля на шутку никак не похоже. Хотя его выступление в Конгрессе и звучало абсолютно в духе «холодной войны» времен Рейгана: «Нам необходим полный набор средств ведения войны… для борьбы против террористов, а также наземные силы, способные сражаться с большими регулярными армиями. Мы не знаем, какие изменения произойдут в таких странах, как Россия, Китай, Северная Корея, Иран и других».

Выпад Гейтса можно оценить как взрыв международной политики силой «от двадцати до пятидесяти мегатонн». Ведь названные государства — это не ось зла из стран-изгоев. Все они или владеют ядерным оружием, или вскоре его получат.

Выступление Гейтса только дополнило новую картину мира в исполнении США. Уже месяц в Польше и Чехии обсуждается американский проект размещения систем противоракетной обороны (ПРО), который должен закрепить американский контроль над воздушным пространством возле России. Эти страны вошли в НАТО, а значит — должны стать элементами коллективной безопасности, когда все участники блока что-то вокруг себя контролируют. Предложение войти в систему ПРО Украине из Вашингтона уже прозвучало. И опять же — 7 февраля было подкреплено законопроектом о необходимости вступления в НАТО Украины и Грузии и о финансовой поддержке этих стран для подготовки к вступлению в альянс. То есть ускорение приема в НАТО с размещением систем ПРО еще ближе к России.

Сами по себе эти системы неопасны — это системы наблюдения за воздушным пространством для контроля над пусками ракет. Возможно дополнение в виде ракет-перехватчиков. Однако в случае войны между Россией и США первый удар будет нанесен именно по ним, то есть по странам, где они размещены. А это уже кровный интерес Украины, по которой, возможно, и не будут стрелять, но могут влепить залп в находящуюся рядом Польшу. И кто его знает, куда упадет ответный залп. Впрочем, это самый трагический сценарий. Пока же война происходит в информационном пространстве.

Российская симметрия в Украине
Реклама на dsnews.ua

Спустя сутки после американских заявлений российский коллега Гейтса Сергей Иванов напечатал статью в немецкой газете «Зюддойче цайтунг», содержащую предупредительный «выстрел»: «Я глубоко убежден, что проведение интенсивных диалогов, направленных на последующее вступление Украины или Грузии в Североатлантический альянс, не укрепит безопасность ни региональную, ни Российской Федерации. А вот проблемы и риски может создать весьма серьезные».

Другими словами: «НАТО, руки прочь от «постсовка». Евроатлантические перспективы Украины таким образом оказались одним из пунктов меню на столе мировых лидеров. К мнению нашей страны в США не очень прислушиваются. А Россия, которая стремится возвратить былое величие, питает небеспочвенные надежды удержать контроль над бывшим вассалом, который некогда держал у себя на территории третий по величине ядерный арсенал планеты. К тому же российское лобби в самом альянсе не зря хлеб жует. Вопрос о ПРО уже прозвучал на саммите стран — членов НАТО, а Чехия инициирует его дальнейшее обсуждение, дабы расставить все точки над «i». Похоже, по итогам обсуждения могут быть найдены новые аргументы против ПРО в Восточной Европе. Да и пронатовский министр обороны Украины Анатолий Гриценко на предложение США отреагировал однозначно — противоракетных систем в Украине не будет.

Между тем первый вице-премьер Николай Азаров, систематически подталкивающий Украину в российские объятия, не упустил своего шанса: «Когда речь заходит о стратегических интересах, то с нашим равноправием, к сожалению, не очень считаются. Поэтому пора от мифов и фантазий переходить к реальной жизни, видеть мир таким, каким он есть, а не строить иллюзий».

Из другого спича уроженца Калуги проистекало, что инициатива американцев угрожает в первую очередь украинцам. А намерение Пентагона разместить ПРО у наших соседей Николай Янович сравнил с Карибским кризисом, когда Никита Хрущев отправил на экскурсию на Кубу советские ракеты. Аргументы действительно убедительные — в цивилизованном мире подобные решения предваряются многосторонними консультациями. А в отношении менее развитых стран ведущие государства по крайней мере хотя бы ставят в известность соседей до того, как предпринимать конкретные шаги.

Как ни странно, в оценке этой темы сошлись во мнениях и «регионал» Азаров, и бывший министр иностранных дел «наше- украинец» Геннадий Удовенко. В интервью «ВД» самый титулованный украинский дипломат заявил: «Я против размещения ПРО в соседних с нами странах, так как это усилит антинатовские настроения в Украине. Тот же Симоненко начнет кричать, что [ракеты] сегодня в Польше, а завтра — в Украине». В ситуации с десятью ракетными установками, которые американцы хотят поставить в Польше, шум делать есть из чего. И против антинатовской истерии заявление посла Польши в Украине Яцека Ключковского о том, что они «очень детально представили позицию Польши о проекте ПРО и информацию о темпах подготовку проекта», — абсолютная мелочь.

Впрочем, может случиться так, что американско-российское противостояние закончится миром. В обеих странах скоро президентские выборы. И новые лидеры могут снять с повестки этот вопрос, который сейчас служит им просто как элемент предвыборной кампании. А может, все закончится реинкарнацией Организации стран Варшавского договора. В любом случае Украина все же превратилась в разменную пешку на «мировой шахматной доске». А все могло бы быть по-другому…

«Никто не даст нам избавленья…»

Не так давно один наш экс-премьер-министр в неофициальной обстановке полусерьезно убеждал окружающих, что для Украины выходом из ситуации, когда об нее вытирают ноги, было бы создание суперлинкора. Напичканного современным оружием Левиафана следовало бы запускать к берегам стран, которые позволяют хамить нам. Денег у нас на это нет, но главная помеха — комплекс политической неполноценности, нажитый за 15 лет безъядерного статуса Украины.

«Обеззараживание» от военной радиации случилось в начале 1990-х годов. Советский ядерный арсенал находился в России, Украине, Беларуси и Казахстане. В конце 1991 г. на территории УССР было размещено 222 стратегических наступательных комплекса. В состав этого «железа» входило 30 межконтинентальных баллистических ракет и 46 тяжелых бомбардировщиков с крылатыми ракетами дальнего радиуса действия. Эти носители могли поднять в воздух 1594 ядерных боезаряда. Количество тактических ядерных боеприпасов, перевезенных в Украину из стран бывшего Варшавского договора, скрупулезному учету не поддавалось. С распадом СССР все ядерное добро должно было отойти правопреемнице — России. Но Казахстан, и особенно Украина, упрямились. Поэтому сильные мира сего — американцы — действовали по методу легендарного Аль Капоне. Мафиози убедительно доказал: доброе слово и револьвер весят больше, чем просто доброе слово. США и Россия объединили свои усилия по разоружению Украины. Единственным шансом сохранения «ядерной дубинки» мог бы стать договор с РФ о совместной ответственности за ядерное оружие. Но Кремль подписывать что-либо подобное отказался, согласившись лишь на компенсационные поставки ядерного топлива для украинских АЭС до 1999 г. Финансовая стимуляция от США особо не впечатляла — Конгресс одобрил выделение Украине на разоружение в 1992-1993 гг. $182 млн, в 1994- 1995 гг. — еще $175 млн. Параллельно в мировой прессе прошла кампания под девизом «Обезоружил Украину — спас цивилизацию». Плюс вояжи американских дипломатов, владеющих, как говорится, «двома мовами — материною та матерною». Так Леонида Кравчука и упросили. Билл Клинтон организовал встречу трех президентов в Москве, и 14 января 1994 г. были подписаны документы, согласно которым украинский «ядерный зуб» следовало «вырвать». В Россию отправились для демонтажа первые боеголовки, а все ядерное хозяйство вывезли до лета 1996 г. Шахтно-пусковую установку СС-24 в Николаевской области уничтожили спустя еще пять лет. В июле 2005 г., после посещения Хиросимы, Президент Виктор Ющенко заявил, что шаг, который сделала Украина, отказавшись от третьего в мире арсенала ядерного оружия, не до конца оценен мировым сообществом.

Тем не менее Геннадий Удовенко удовлетворен случившимся: «Я иногда просыпаюсь ночью в холодном поту, когда вспоминаю Новобогдановку, или как наша ракета шарахнула в жилой дом в Броварах. Слава Богу, что у нас нет ядерного оружия, ведь та же ракета могла быть и с ядерной боеголовкой! А еще учтите нашу безалаберность…»

Ни один из опрошенных «ВД» политиков не выразил уверенности в том, что страны — гаранты украинского спокойствия предпримут хоть какие-то действия в случае угрозы Украине. Впрочем, даже в такой, казалось бы патовой, ситуации представители отечественной элиты извлекают ситуативную пользу. Из последних примеров можно привести желание вице-премьера Андрея Клюева вернуться к «домайданным» ценам на российский газ. Он его озвучил сразу же после обнародования информации об американских системах ПРО в Восточной Европе. И Владимир Путин даже выразил готовность пойти на сближение позиций по газовому вопросу.

Об усиливающемся российском векторе нашей политики говорят еще и последние приключения американцев в Украине. Год назад американская компания Vanko international выиграла тендер на разработку черноморского шельфа на предмет добычи нефти. А вскоре после этого один из боссов «Чорноморнафтогазу», назначенный уже при премьере Викторе Януковиче, заявил, что хорошо бы во все это дело включить… российский «Газпром». Без всяких тендеров. Невзирая на американцев. О простом совпадении в таких случаях говорить не приходится.

В целом наша страна свыкается с ролью субъекта международной политики, который путем мелких интриг умудряется лавировать между чужими интересами, чтобы окончательно не утонуть в геополитической пучине. В идеале, конечно, было бы реализовать мечту того же Удовенко: «Воссоздание ядерного потенциала не приведет к улучшению жизни. Нашей «ядерной дубинкой» должна быть экономика». Но пока до этого почти так же далеко, как и до газа по $50. Скорее, украинцам придется выбирать, под чью «крышу» идти: американско-натовскую или российско-газпромовскую. У обеих дорог есть минусы. Но больше всего минусов в позиции между молотом и наковальней — обязательно прибьет.

Гонка разоружений

  • 26 мая 1972 г. в Москве президент США Ричард Никсон и Генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев подписали временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений (договор ОСВ-1) и договор об ограничении систем ПРО.
  • 18 июня 1979 г. в Вене Леонид Брежнев и президент США Джимми Картер подписали договор об ограничении стратегических во-оружений (ОСВ-2). Максимальное количество носителей ядерного оружия для каждой стороны с 1 января 1983 г. — 2250 штук. Сенат США договор не ратифицировал.
  • 8 декабря 1987 г. в Вашингтоне президент США Рональд Рейган и Генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев подписали договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, предусматривавший уничтожение всех баллистических и крылатых ракет наземного базирования с дальностью от 500 до 5500 км.
  • 31 июля 1991 г. в Москве Джордж Буш и Михаил Горбачев подписали договор о сокращении стратегических и наступательных вооружений (СНВ-1). За семь лет стороны обязались сократить боезаряды на своих стратегических носителях до 6000.
  • В мае 1992 г. Россия, Беларусь, Казахстан, Украина и США подписали Лиссабонское соглашение (вступило в силу 5 декабря 1994 г.). РФ и США обязались за семь лет уменьшить количество стратегических носителей до 1600. Беларусь, Казахстан и Украина становились безъядерными державами.
  • 3 января 1993 г. президенты РФ Борис Ельцин и США Джордж Буш подписали договор о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных во-оружений (СНВ-2). К 2008 г. странам разрешено иметь не более чем по 3500 ядерных боеголовок.
  • 7 декабря 2001 г. МИД РФ сообщил, что Россия полностью выполнила свои обязательства по договору СНВ-1. В тот же день аналогичное заявление сделал Госдепартамент США.
  • 13 декабря 2001 г. США объявили о выходе из договора по ПРО с июня 2002 года.
МИРОВОЙ ЯДЕРНЫЙ КЛУБ

США. Приступили к атомным разработкам в 1942 г. Через три года впервые в истории создали и сбросили атомные бомбы на японские Хиросиму и Нагасаки. В 1952 г. создали первую в мире термоядерную бомбу, однако испытания раньше провели в Советском Союзе.

Сейчас США владеют около 5,5 тыс. боезарядами, основные носители — межконтинентальные ракеты наземного и подводного базирования, стратегическая авиация, крылатые ракеты.

РОССИЯ (СССР). Благодаря разведке в 1943 г. СССР начал свои атомные разработки. Сталин из шпионских сообщений узнал, что 1 января 1951 г. Америка готовит атомный удар по СССР, и потребовал ускорить разработки. И в 1949 г. была испытана первая атомная бомба, в 1953-м — проведены первые в мире испытания термоядерной бомбы. Сейчас на вооружении РФ около 3,5 тыс. боезарядов (8,6), основные носители — межконтинентальные ракеты наземного и подводного базирования, стратегическая авиация.

ФРАНЦИЯ. Французские ученые в 1940 г. на время войны уехали в Великобританию. В 1948 г. создали первый реактор. 1956 г. — начало разработки ядерного оружия. Благодаря тому, что США продали Франции необходимое оборудование, через четыре года она испытала свою первую бомбу. Сейчас владеет примерно 350 боезарядами (стратегическая авиация и ракеты на подлодках).

КИТАЙ. Побывав в 1954 г на атомных учениях в СССР, китайцы приступили к своему ядерному проекту. За пять лет они получили из Советского Союза специалистов и реактор. С 1960 г., когда отношения между странами ухудшились, до испытания первой бомбы в 1964-м китайцы продолжали проект во многом благодаря своей разведке. Сейчас на вооружении 20-100 боезарядов (ракеты на земле и подлодках, авиация).

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ. Ядерные разработки велись с 1940 г., однако во время войны ученые перебрались в Америку. В 1946 г. США запретили передачу ядерных технологий остальному миру, в т.ч. и Великобритании, поэтому Лондон начал разработку заново. Первая атомная бомба была испытана в 1952 г. Сейчас владеют примерно 50 боезарядами (ракеты на подлодках). На фото королева Елизаве- та IIоткрывает АЭС (октябрь 1956 г.).

ИНДИЯ. Первые исследования начались в 1947 г. — еще до получения независимости от Великобритании. В 1955-м при поддержке Лондона построен первый реактор, через год США предоставили тяжелую воду. В 1974 г. испытана первая бомба. Сейчас владеет 50-100 боезарядами (ракеты на земле и стратегическая авиация). Ядерное оружие необходимо Индии как средство устрашения в противостоянии с мусульманским Пакистаном.

ПАКИСТАН. Разработки начались в 1972 г. благодаря помощи США, Канады, Китая. Первая бомба испытана в 1998 г. благодаря поддержке Саудовской Аравии, хотя пакистанцы утверждают, что первая мусульманская бомба была разработана еще в 1980 г. и использовалась как средство сдерживания Индии. Сейчас на вооружении — до 50 боезарядов (ракеты на земле и стратегическая авиация).

Ядерное оружие как необходимость

С самого начала государства, обладающие ядерным оружием, пытались закрепить за собой монопольное право на владение им. Редкий случай кооперации США и СССР — представление в 1968 г. Комитету 18 государств по разоружению проекта Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), где было лишь три пункта: запретить передачу ядерных вооружений и его приобретение теми странами, которые его не имеют. Но совместный план Москвы и Вашингтона провалился, и в ДНЯО появились ст. 4 (право разрабатывать технологии использования атомной энергии в мирных целях) и ст. 6 (принятие ядерными державами четких обязательств по разоружению). Последняя статья так и остается фикцией, что позволяет говорить о попытках других государств в будущем обзавестись ядерным оружием.

Ядерное оружие продолжает оставаться мощным фактором сдерживания. Особенно это касается стран, неконкурентоспособных в области обычных вооружений. Разница в военном потенциале между ведущими мировыми державами и большинством государств третьего мира постоянно растет, суверенитет уже не является защитой от внешней агрессии, и ядерное оружие — чуть ли не единственный фактор, способный дать защиту от вторжения. В условиях дискуссий в США о возможных ядерных интервенциях не владеющие ядерным оружием страны лишь укрепятся в своем желании заполучить ядерный арсенал.

Наконец, обладание ядерным оружием помогает бедным странам повысить свой статус — за обладание ядерным арсеналом борются именно те государства, которые претендуют на роль региональных лидеров.

Масла в огонь подливают и ядерные государства. Ядерные доктрины США и России, с их правом превентивного ядерного удара, фактически нивелируют гарантии безопасности, которые были даны странам, присоединившимся к ДНЯО. Потому те государства, которые будут в состоянии приобрести ядерное оружие, постараются это сделать. Когда в 1996 г. заключался Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, то он определил 44 государства, ратификация договора которыми была необходима для пресечения попыток создать ядерное оружие. Это означает, что на 1996 год в мире было 44 государства, имевших исследовательский реактор. Возрождение атомной энергетики придаст импульс и попыткам заполучить ядерное оружие. У одних государств нет иного выбора, ибо их безопасности и суверенитету угрожают другие страны; другие — слишком малы и слабы, чтобы защитить себя каким-то иным способом.

У них может быть бомба

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ. В 2003 г. начала свою ядерную программу, существуют данные о кооперации с Пакистаном по принципу: Эр-Рияд финансировал создание ядерного оружия в Пакистане, а Исламабад взамен передал Саудовской Аравии часть ядерного арсенала. Эти сведения опровергались обеими странами, однако спутниковые фотографии, сделанные в 2006 г., доказали существование в горах Саудовской Аравии подземного города, где может находиться ядерное оружие.

ИЗРАИЛЬ. В 1958 г. американские самолеты-шпионы обнаружили, что в Израиле строится ядерный объект. В 1986-м беглый ученый-пацифист рассказал, что у Израиля около 200 боезарядов. Официально страна не подтверждает и не опровергает наличие ядерного оружия. Но в конце 2006 г. появилось сообщение, что Израиль может нанести превентивный удар по Ирану.

ИРАН. В 2006 г. заявлено о намерении наладить производство высокообогащенного урана, который может быть использован в ядерных бомбах. Однако считается, что в Иране не скоро появятся необходимые технологии и иранская бомба — пока еще блеф.

ЯПОНИЯ. Считается, что японцы могут создать бомбу за два месяца. После прошлогодних испытаний в КНДР желание войти в ядерный клуб в Японии стало популярнее.

КНДР. В 2006 г. Северная Корея провела испытания и заявила о себе как о ядерной стране. Однако наличие ядерного оружия у нее официально не доказано. Сейчас ядерный клуб требует от КНДР отказа от разработок, взамен корейцы требуют технологии для постройки АЭС. Предполагается, что КНДР может иметь до 10 боезарядов.

ЮЖНАЯ КОРЕЯ. С начала 1980-х годов проводит тайные эксперименты с ураном и плутонием. Произведенный ядерный материал контролируется МАГАТЭ.

ЮАР. Первый атомный заряд создан в 1979 г. В 1990 г. страна отказалась от ядерного статуса и уничтожила имевшиеся шесть боезарядов под контролем МАГАТЭ.

АРГЕНТИНА. Вела атомный и ракетный проект с 1960-х годов. Под давлением мирового сообщества программы были свернуты в 1990-м.

БРАЗИЛИЯ. В начале 1990-х атомный проект, начатый в 1960-х, был свернут под давлением США.

>>КТО ЗАЩИТИТ УКРАИНУ В СЛУЧАЕ ВОЙНЫ?

ЮРИЙ ЕХАНУРОВ,
народный депутат

— Возобновление ядерного статуса Украины, к сожалению, нереально. Мы бездарно сдали собственное ядерное оружие. Ни Соединенные Штаты, ни Евросоюз, ни Россия «крышей» для Украины не будут. Когда у нас забирали ядерный статус, были соответствующие обещания. В прошлом году в связи с газовыми конфликтами мы очень тщательно изучали вопрос — кто же гарант для Украины? К сожалению, все договоры так размыто написаны, что реальной гарантии безопасности для Украины нет. В этом случае выход один — укреплять свою страну. В первую очередь должны быть сильная экономика и сильная армия. Мы движемся в этом направлении. Мы такие «бедные», но в прошлом году украинские граждане купили новых автомобилей на 40% больше, чем в позапрошлом. Я думаю, что нужно время. Страна строится, но медленно.

Относительно размещения систем ПРО, то в Польше особых проблем с этим не будет, сложности могут возникнуть в Чехии. Ведь чехи и по поводу вступления в Евросоюз до сих пор дискутируют. Что касается Украины, то у нас размещены станции другой страны (российские станции слежения — прим. «ВД»). У нас не будет стоять вопрос размещения систем ПРО в ближайшее время. Его подняли исключительно провокационно.

АНАТОЛИЙ КИНАХ,
председатель комитета ВР по вопросам нацбезопасности и обороны

— Во-первых, Украина не вступала ни в какие официальные переговоры относительно размещения систем ПРО, включая последний обсуждаемый восточноевропейский вариант. Во-вторых, Украина и в дальнейшем будет принимать участие в проектах, которые касаются коллективной безопасности, противодействия международному терроризму. Очень важно, чтобы вопросы коллективной безопасности решались не методом «против какой-то третьей стороны», а чтобы объединялись все государства, вне зависимости от названия, для противодействия общим угрозам.

Восстановление ядерного статуса Украины абсолютно нереально с точки зрения финансовых и материальных ресурсов. Также это нереально на современном этапе, в контексте военных рисков, поскольку внешних серьезных рисков у нас не существует. Речь сейчас идет о внутренних проблемах, об обороноспособности, о состоянии Вооруженных сил, защите экономических и политических интересов. Работать надо над вопросами внутренних рисков, а проект ядерного щита не отвечает современным реалиям и стратегическим интересам государства.

АЛЕКСАНДР СУШКО,
директор Центра мира, конверсии и внешней политики

— Тема ядерного статуса Украины Украиной «проехана» раз и навсегда. Любая попытка пересмотреть решение о безъядерном статусе Украины повлечет за собой полный развал международной репутации страны, ее авторитета. Если этот вопрос поднимать на государственном уровне, то это путь к полной изоляции страны. Такое решение не воспримут ни Россия, ни Соединенные Штаты, ни Евросоюз. Ни одно украинское правительство ни при каких обстоятельствах на официальном уровне этот вопрос не поставит.

Есть разные пути гарантирования безопасности. Можно весь бюджет бросить на вооружение, наделать ракет и систем ПВО, расставить их на границах и предстать перед миром с непонятно какими агрессивными намерениями. Есть другой путь, испробованный нашими соседями, — использовать системы кол- лективной безопасности. Надо стремиться к тому, чтобы сумма международных гарантий безопасности страны была достаточной для того, чтобы предвидеть угрозы любого характера.

Украина — страна не маленькая, но и не так уж богата, поэтому вряд ли может обеспечить свою оборону в полном объеме, и потому нельзя рассматривать проекты типа «восстановление ядерного потенциала» как адекватный способ гарантирования безопасности.

    Реклама на dsnews.ua