• USD 27.6
  • EUR 33.5
  • GBP 38.9
Спецпроекты

СКРОМНОЕ ОБАЯНИЕ БЮРОКРАТИИ

Реклама на dsnews.ua

Сегодня в Украине насчитывается более 250 тыс. чиновников, и, как считает начальник Главного управления государственной службы Украины Тимофей Мотренко, в ближайшем будущем их станет еще больше. Почему налогоплательщики обречены «кормить» растущую как на дрожжах армию бюрократов? Ответ на этот вопрос г-н Мотренко видит в «увеличении функций государства, обеспечивающих интересы общества». Получается почти по Паркинсону: любая реформа заканчивается ростом числа реформаторов, структур, ответственных за реформу и в конечном итоге — общего числа чиновников.

Как бы то ни было, исследование, проведенное «ВД», показало, что реальные причины, заставляющие людей идти на госслужбу, далеки от бескорыстных и патриотических. Немалая доля вины в этом самого государства, которое уже не один год безуспешно пытается реформировать государственную службу. Конечный результат всякой реформы — польза обществу. Вот ее как раз практически не видно: попробуйте посетить любое госучреждение и получить какой-либо разрешительный документ!

Житие низших бюрократов

Не раз корреспондентам «ВД» приходилось слышать от госслужащих о недостатке стимулов, главным образом материальных, для нормальной работы. Как оказалось, меньше всего стимулов честно и качественно работать у чиновников низшего звена. У них очень маленькая зарплата, причем большую ее часть составляют надбавки, размер и количество которых зависят от «милости» начальника. Система льгот еще с советских времен привязана к отношениям с вышестоящим начальством, которое может либо облагодетельствовать, либо лишить той или иной льготы.

И главное — законное право мелких чиновников на льготное получение (или покупку) жилья узурпировано их вышестоящими коллегами. Как рассказал «ВД» источник, пожелавший остаться неназванным, в некоторых министерствах и ведомствах вокруг «квартирной очереди» сформировалась своеобразная каста избранных, которые практически на свое усмотрение распределяют квартиры в столице.

Продвижение по службе мелкого чиновника тоже зависит от его связей внутри ведомства. Подняться с низшей ступеньки чиновничьей иерархии на самую высокую больше всего шансов у отпрысков чиновников-руководителей разных уровней, которые могут обеспечить своим детям безболезненное продвижение по службе. Поэтому люди, пришедшие со стороны и не сумевшие завести связей, обречены остаться на низшей ступеньке или же со временем уйти с госслужбы.

Житие средних бюрократов

Реклама на dsnews.ua

Дослужиться до уровня начальника сектора, отдела или управления (среднее звено) чиновнику без личных связей сложно еще и потому, что здесь для него составляют конкуренцию менеджеры среднего звена с государственных предприятий, а также мелкие и средние предприниматели, которых нередко приглашают на такие должности. Для этих людей совершенно не важны низкая зарплата и отсутствие существенных материальных стимулов. Они приходят работать во власть главным образом для того, чтобы получить доступ к решению проблем предпринимателей.

Особую привлекательность для руководящих работников среднего звена приобретает нелегальная торговля служебной информацией, не являющейся государственной тайной. Формально такие чиновники законов не нарушают, при этом заинтересованные структуры готовы щедро вознаградить бюрократа за сведения о конкурентах и другую «вкусную» информацию. Нередки случаи, когда та или иная структура буквально «садит» чиновника на довольствие.

Еще одна, весьма привлекательная возможность, которую обеспечивает статус госчиновника среднего звена, — трудоустройство на работу родственников, друзей, знакомых. Поэтому примеры того, когда почти все родственники нового главы райадминистрации вскоре становятся сотрудниками райадминистрации, уже никого не удивляют. В результате параллельно с государственной системой управления на местах появляется родственно-клановая, основанная на принципах, далеких от государственных интересов.

Житие высших бюрократов

Назначения чиновников высшего звена полностью зависят от политической конъюнктуры. Каждый новый министр, как политик, приводит за собой новую команду. В результате нередко сменяются практически все его заместители и другие более или менее значимые начальники. Кроме этого, на такие назначения могут влиять высокопоставленные чиновники из Секретариата Президента и СНБО, которые делают экспертные заключения по всем кандидатурам.

Из-за такой системы назначений с приходом в министерства новых министров часто увольняли квалифицированных специалистов, отлично знавших специфику работы ведомства, а на их места назначали людей, которым надо было еще войти в курс дела. Кроме того, был велик риск того, что столь высокие посты могут занять люди профессионально не пригодные, кандидатуры которых в обмен на финансовую или политическую поддержку мог пролоббировать новоназначенный министр. В 2001 г. президент Леонид Кучма попытался ввести институт госсекретарей, которые выполняли функции заместителей министров, но при этом были чистыми бюрократами и оставались на своих постах при смене министров. Но это нововведение не прижилось.

Перед чиновниками высшего звена открываются широкие возможности для приумножения личного состояния. При этом госслужащие такого уровня могут обойтись без лишних телодвижений: представители бизнеса сами ищут связей с высокопоставленными чиновниками. К этому можно смело добавить реальную возможность получить жилье за государственный счет и частые заграничные командировки. Даже зарплата, которая по сегодняшним меркам составляет около $3000, не является стимулом для бюрократа высшего разлива. За одну услугу крупной бизнес-структуре можно «получить» куда большую сумму.

Если же заместителю министра удастся стать министром или возглавить какое-то другое ведомство, его возможности для лоббирования удваиваются. Служебные льготы, получаемые министром, не идут ни в какое сравнение со «стоимостью» министерской подписи. К тому же, мало кто из чиновников, дослуживших до такого уровня, в свое время сумел удержаться от соблазна организовать свой собственный бизнес или прикупить (или получить) пакеты акций нескольких успешных предприятий.

Чиновник а ля «оранж»

Новая власть буквально с первых дней начала тотальные кадровые чистки среди чиновников высшего и среднего звена. Увольняли по-разному: кого за дело, кого по подозрению в коррупции, кого просто так — в целях революционной целесообразности…

В итоге с работой пришлось попрощаться в общей сложности около 18 тысячам госслужащих. Образовавшийся вакуум решено было восполнить людьми, лично преданными вождям оранжевой революции, а также людьми, преданными последним и т.д. и т.п. В народе это давно называется кумовством, хотя в высоких кабинетах на Банковой и Грушевского указанное явление пытались преподнести не иначе как кадровое обновление власти. К примеру, в Кабмине Юлии Тимошенко, кроме нее самой, было еще два профессиональных чиновника, ранее работавших в правительстве, — Виктор Пинзеник, с 1992 по 1993 гг. возглавлявший Минэкономики; и Борис Тарасюк, всю жизнь посвятивший дипломатической службе и возглавлявший МИД в правительстве премьер-министра Ющенко.

В отличие от руководителей министерств и ведомств времен Леонида Кучмы, у половины «оранжевых» новобранцев на момент назначения опыт работы в подконтрольном ведомстве и вообще на чиновническом поприще отсутствовал. Среди них: экс-министр юстиции Роман Зварыч, экс-министр МЧС Давид Жвания, бывший министр культуры и туризма Оксана Билозир, председатель ГТСУ Владимир Скомаровский, экс-председатель СНБУ Петр Порошенко. Другая половина новоназначенцев — бывшие народные депутаты, бизнесмены с опытом работы во главе профильных комитетов в Верховной Раде, в частности председатель ФГИ Валентина Семенюк, министр образования и науки Станислав Николаенко. При всем уважении к ним их опыт работы на госслужбе также нулевой.

Впрочем, проверку временем «оранжевая» команда не выдержала. Уже второй по счету коррупционный скандал (первый разразился вокруг экс-министра юстиции Романа Зварыча) расколол президентскую команду на два враждующих лагеря. Разгоревшийся вслед за этим политический скандал и кадровая неразбериха в высших эшелонах власти стали лишь вершиной айсберга. В его основании — тотальная безграмотность новоявленных чиновников на местах. Те, пока вникали в азы бюрократической работы, успели наделать столько ошибок, сколько чиновники «преступной власти» совершили за десять лет пребывания у власти Леонида Кучмы. Последние кадровые решения Президента показали, что Виктор Ющенко на своем президентском опыте начал понимать смысл поговорки «Старый конь борозды не портит». Иначе говоря: без бюрократов старой школы ему не осуществить задуманные реформы.

Что дальше?

Новый этап кадровой политики Виктора Ющенко начался с 22 сентября 2005 г. с назначения премьер-министра Юрия Еханурова, ранее работавшего вице-премьером в правительстве Виктора Андреевича. Подкошенный коррупционным скандалом среди своего ближайшего окружения и поставленный в невыгодные условия политического маневра, Президент все же сумел задействовать скудный кадровый резерв. Вернулись на госслужбу Станислав Сташевский и Иван Сахань, с которыми Виктор Андреевич работал еще в бытность премьер-министром Украины. Эксперты по-разному оценивают последние кадровые предпочтения главы государства. Однако все чаще можно услышать мнение о том, что, потерпев поражение в восьмимесячной борьбе с огромным бюрократическим монстром, Президент, скорее всего, вспомнит уроки своего предшественника.

Такое предположение заслуживает как минимум внимания. За 10 лет пребывания у власти Леонид Данилович Кучма провел около 200 кадровых ротаций в высших эшелонах власти. Большинство министров, губернаторов и руководителей других органов исполнительной власти эпохи Кучмы до назначения на вышестоящую должность, как правило, имели солидный опыт работы на государственной службе. Так, в правительстве Виктора Януковича было больше всего профессиональных чиновников и меньше всего бизнесменов. На такие «хлебные ведомства», как Министерство по вопросам чрезвычайных ситуаций или Министерство транспорта и связи, назначались сверхопытные руководители. Так в правительстве Виктора Януковича министр МЧС Григорий Рева до своего повышения 35 лет проработал на различных должностях в органах пожарной службы, а у министра транспорта и связи Георгия Кирпы был 34-летний опыт работы на железной дороге. Кроме того, Леонид Кучма старался не отпускать от себя высококвалифицированные кадры. Так, например, Евгений Марчук после поста премьер-министра в 1999 г. пересел в кресло Секретаря СНБУ, но в 2003 г. снова вернулся в правительство на должность министра обороны. В итоге за время президентства Кучмы сформировалась негласная система продвижения по госслужбе, в основе которой лежали профессионализм и лояльность к президенту. Виктор Ющенко хотел сделать бюрократическую систему лучше, но его окружение не знало точно, как это осуществить. В итоге, реформа госаппарата наткнулась на непробиваемую стену игнорирования и нивелирования всех начинаний на всех уровнях принятия решений. Революция увязла в оборонительных порядках отечественной бюрократии и в итоге захлебнулась. Как показал опыт, кадровые чистки — не лучший способ проведения административной реформы. Очень хотелось бы, чтобы это поняло руководство Украины, пока, как говорится в старой поговорке, «хвост не начал вилять собакой».

    Реклама на dsnews.ua