• USD 27.6
  • EUR 33.5
  • GBP 39
Спецпроекты

Парни из бетона и ЖБК

Реклама на dsnews.ua

В Украине у руля власти стоял днепропетровский клан и пришедший ему на смену мощный донецкий. Сегодня о присутствии каких-то кланов во власти говорить не модно. Но нельзя не заметить очевидного: представители так называемого киевского клана сегодня в фаворе. Историю его становления исследовали журналисты «ВД».

Железобетонная основа

1960-1970 гг. Разгар социалистического строительства в СССР. Для поддержания строя стране необходим железобетон. Киеву — тоже. В это время на два киевских завода ЖБИ с разницей в несколько лет пришли работать трое молодых людей: Саша Омельченко, Юра Ехануров и Володя Поляченко. Тогда они даже не могли предположить, что спустя 30 лет их причислят к основателям «киевского клана». Рос Киев, росли по служебной лестнице под крышей Главкиевгорстроя и наши герои. К середине 1970-х каждый из них стал у руля отдельного завода: Омельченко возглавил завод ЖБИ №4, Ехануров — завод ЖБИ №2, Поляченко — завод ЖБИ №1. Их знакомство, сотрудничество и дружба стали неизбежными. К середине 1980-х Владимир Поляченко, уже ключевая фигура в структуре Горстроя, начал подтягивать своих людей. Первым по служебной лестнице пошел Александр Омельченко, который потянул за собой Юрия Еханурова и Станислава Сташевского.

Начало перестройки железобетонные директора встретили уже на других, более высоких, должностях. Омельченко в должности 1-го замначальника Главкиевгорстроя, Ехануров — руководителем треста Главкиевгорстроя «Стройдеталь». Достоверно неизвестно, что стало причиной ухода Александра Омельченко с хорошей должности и его переезда на работу в Афганистан в конце 1987-го. Однако вернулся Сан Саныч в Киев уже на высокую должность начальника управления стандартизации в структуре Госстроя УССР в июле 1989 г. Его протеже Юрий Ехануров уже занимал должность заместителя главы Главкиевгорстроя по экономическим вопросам. В это время власть в стране разваливалась. Буря перестройки не затянула наших героев в бизнес, как это случилось со многими их коллегами. Они предпочли остаться чиновниками.

В начале славных дел

За несколько дней до провозглашения Верховной Радой Украины Декларации о государственном суверенитете Украины, Александр Омельченко пришел в городскую власть на должность заместителя и.о. председателя Киевского исполкома. В этой должности он пересидел двух и.о., последний из которых, Александр Мосиюк, пробыл в своем кресле около полугода, и для большинства киевлян канул в небытие. Его место в 1992 г. занял Иван Салий — один из ярких персонажей, которого многие аналитики причисляют к основателям киевского клана. Следует отметить, что при назначении на эту должность Салий конкурировал с Иваном Данькевичем, который некоторое время возглавлял Киевский исполком. Набравший политический вес на Подоле, бывший 1-й секретарь Подольского райкома КПУ, глава Подольского исполкома и председатель Подольского райсовета, после назначения представителем президента в Киеве имел шансы стать основоположником «клана». Но обстоятельства сложились иначе. Спустя два месяца после своего назначения Салий увольняет Омельченко с занимаемой им должности и отправляет в «ссылку» на должность гендиректора коммунального предприятия «Киевреконструкция». Это событие, возможно, сыграло одну из ключевых ролей в ссоре Салия с Омельченко, которая состоялась позже, в 2003 г. А в 1993 г. амбициозному выходцу с Подола по формированию власти в Киеве пришлось пережить большое разочарование. Не сумев найти общий язык с окружением Президента Украины Леонида Кравчука, несговорчивый Иван Салий попал под указ об увольнении и был низвергнут с печерских холмов обратно на Подол. Вместе с Салием ушел и начальник департамента экономических реформ Юрий Ехануров, приглашенный на эту должность в 1992-м.

С апреля 1993-го на полтора года кресло представителя президента в Киеве занял Леонид Косаковский. На выборах 1994 г. киевляне выбрали его мэром. Одновременно г-н Косаковский возглавил Киевсовет, однако не сумел создать там необходимого ему большинства. В такой ситуации Леонид Григорьевич не придумал ничего лучшего, как привлечь на свою сторону депутатов посредством раздачи должностей замов по исполкому. Среди таких оказался депутат Киевсовета Александр Омельченко. Спустя год президент Леонид Кучма, в канун празднования годовщины своего переизбрания, официально назначил Косаковского председателем горадминистрации, но и это не спасло мэра от противостояния с людьми из окружения Леонида Кучмы. Итогом этой необъявленной войны стало снятие в 1996 г. Леонида Косаковского с должности. Он активно сопротивлялся, созывал слезливые пресс-конференции, но новоназначенного главу КГГА Александра Омельченко это не остановило. Он закончил политическую борьбу с Косаковским не самым политическим способом: выбил двери кабинета и врезал новые замки. После этого все попытки Косаковского вернуться во власть были безуспешны. А метод захвата кабинетов противников стал популярным инструментом борьбы на много лет.

Через тернии к власти

Победа над Леонидом Косаковским в борьбе за кресло председателя Киевской горгосадминистрации в 1996 г. стала лишь первым испытанием для Александра Омельченко в чреде сражений за киевский престол. В 1998 г. его ожидало новое испытание — выборы в парламент и Киевсовет, а следом за ними, в 2000-м — президентские выборы. Вопрос, кому достанется столичный административный ресурс, оставался открытым. В отличие от своего предшественника, Александр Омельченко оказался более предусмотрительным в подборе кадров, поэтому на ключевые посты назначал проверенных в деле знакомых людей. Так, своим первым заместителем Омельченко назначил старого приятеля Станислава Сташевского, другие должности заняли не менее давние знакомые: Иван Данькевич, Иван Фоменко, Михаил Голица. Другие посты, в том числе глав райадминистраций, тоже заняли надежные люди. Так, в Печерском районе столицы Омельченко поддерживал председатель администрации Анатолий Коваленко, бывший коллега по строительным вопросам и интригам против Леонида Косаковского.

За два дня до выборов Конституционный суд принял решение об отмене прямых выборов киевского мэра. Основанием послужило отсутствие закона об особом статусе столице, определенном в Конституции Украины. Повисшая в воздухе пауза была выгодна Омельченко, который после избрания народным депутатом Киевсовета сумел заручиться необходимой поддержкой депутатского корпуса для своего избрания председателем Киевсовета. Сконцентрировав в своих руках две высшие управленческие должности в Киеве, Александр Александрович начал активно лоббировать принятие в ВР необходимого ему закона об особом статусе Киева.

Реклама на dsnews.ua

В январе 1999 г. Верховная Рада благодаря усилиям Омельченко, при активном участии Ивана Салия, избранного депутатом ВР, принимает долгожданный закон, который увеличил полномочия мэра Киева, в том числе в вопросах кадровой политики.

Выборы Киевского городского председателя ВР назначила на 30 марта 1999 г. Мегаполномочия мэра столицы манили многих. На этих выборах Александру Омельченко противостояло 28 оппонентов, но конкуренцию смогли составить только два: народные депутаты Иван Салий и Григорий Суркис (член фракции СДПУ (о) и член «киевской бизнес-группы»). Имея огромный рейтинг среди киевлян, Омельченко легко договорился с Иваном Салием: в обмен на отказ баллотироваться в мэры Салий получал должность заместителя горгосадминистрации и мог курировать весьма привлекательное транспортное направление.
О договоре с Григорием Суркисом не могло быть и речи: «киевская группа», реально претендовавшая на присвоение номинации «киевский клан», имела все — огромный финансовый ресурс и влияние в государстве. Для полноценности не хватало власти в столице.

Группа Омельченко могла противопоставить этой мощи только один, но серьезный козырь — столичный административный ресурс в лице преданных чиновников второго эшелона, незначительного бизнеса и симпатии киевлян.

Война компроматов не помешала Сан Санычу победить. За него проголосовало 76,4% киевских избирателей, тогда когда за Григория Суркиса всего 17%. Немалую роль в этой победе сыграл отказ Леонида Кучмы вмешиваться в избирательную гонку в столице.

Но Суркис и его компаньоны на этом не успокоились. Они обратились в Вышгородский суд с требованием признать выборы киевского мэра недействительными и лишить Омельченко права повторного участия в выборах. Конец судебно-избирательной чехарде положил Президент Кучма, который недвусмысленно дал понять, что предвыборная война закончилась, и в ней победил Александр Омельченко. Впрочем, у гаранта был свой интерес: накануне президентской избирательной кампании судебный прецедент с отменой выборов из-за использования админресурса был явно ни к чему.

Политический бодибилдинг

В 2000 г. в развитии киевского клана произошел прорыв. Юрий Ехануров был назначен на должность 1-го вице-премьер-министра в правительстве Виктора Ющенко. Второй успех «киевских» — назначение Станислава Сташевского министром топлива и энергетики. В преддверии парламентских выборов 2002-го начался бурный период партийного строительства. Не остался в стороне и киевский градоначальник. В декабре 2001-го он создает украинскую партию «Єднiсть». Верховная Рада должна была стать следующей карьерной ступенькой для Омельченко и Ко. Мэр Киева умудрился не только собрать до выборов в предвыборный блок четыре партии, но и сколотить парламентскую фракцию в Верховной Раде из 20 народных депутатов. Чрезмерная активность Омельченко не могла не беспокоить других «сильных мира сего». Заговор по отстранению Сан Саныча вызрел в окружении президента Леонида Кучмы.

Инициаторами попытки свержения «заблудшего» мэра, имевшей место в феврале 2002-го, называли Валерия Хорошковского, Анатолия Толстоухова и Александра Волкова. В то время, когда Александр Омельченко находился в отпуске, президент подписал указ о назначении и.о. председателя КГГА заместителя Омельченко Игоря Шовкуна, которого многие эксперты связывали с всесильным помощником Кучмы Александром Волковым. Однако устранить Омельченко не удалось.

Спустя несколько дней Леонид Кучма свой указ отменил. Пострадал только Игорь Шовкун, который впоследствии потерял должность зампреда КГГА и стал обычным депутатом Киевсовета.
В отличие от выборов в местные советы, выборы в парламент, которые проходили в марте 2002 г., Омельченко с треском провалил. Предвыборный блок мэра набрал меньше 1% голосов, а в парламент из «киевского клана» попали сын Омельченко — Александр, Юрий Ехануров (по спискам блока Виктора Ющенко «Наша Украина») и несколько депутатов мажоритарщиков (во главе со Станиславом Сташевским).
Зато в борьбе за кресло киевского городского председателя Омельченко набрал опять большинство голосов — 73,12 %, а его партия в Киевсовете завоевала 43 места из 90. С 2002 г. власть Сан Саныча в столице только крепла. В киевском горсовете совместно с фракцией «Наша Украина» было создано управляемое большинство. Омельченко удалось переманить на свою сторону многих влиятельных депутатов-бизнесменов.

Это не могло не вызвать зависть у противников, которые предприняли еще две попытки по устранению влияния Омельченко и его людей.

Первая была предпринята в августе 2002 г., когда в ход пошла «тяжелая артиллерия» Генпрокуратуры. Там завели уголовное дело по факту превышения полномочий руководством КГГА. Александру Омельченко, в частности, инкриминировалось создание экологического фонда, управления земельных ресурсов, новых подразделений фонда имущества города Киева и других структур, благодаря которым в киевской власти якобы расцвела коррупция. Но дело очень скоро закрыли. Недоброжелатели мэра предприняли новую попытку, но вновь безуспешно.

«Кризис-65» назрел осенью 2003 г. Тогда 65-летнего Омельченко пытались отстранить от управления КГГА в связи с возрастными ограничениями пребывания на госслужбе, прописанными в Законе «О государственной службе». Но тут на помощь Омельченко опять пришел президент, родившийся с Сан Санычем в один день и год. У Кучмы была своя корысть: гаранта не покидали мысли о третьем президентском сроке.

На острие ножа

К президентским выборам 2004-го Александр Омельченко подошел не в самом лучшем расположении духа. В кулуарах поговаривали о том, что киевский клан уже отдали на заклание «донецким». В подтверждение слухам весной 2004 г. Киевская организация партии «Єднiсть» подписала протокол о сотрудничестве с киевской организацией Партии Регионов — документ, о котором нынешняя столичная власть предпочитает не распространяться.

Оранжевая революция спасла киевский клан от полного краха. В этот период Александр Омельченко и Ко заняли выжидательную позицию. Другие же представители «киевских», к примеру, Юрий Ехануров, определились со своей позицией более четко. Вопреки всеобщему мнению, что присоединение киевской власти к рядам «оранжевых» произошло благодаря увеличению шансов Виктора Ющенко отстоять свою победу, немалую роль в этом присоединении сыграл скандал с земельными участками в Пуще-Водице, который вспыхнул вместе с началом революции. По одной из версий, Омельченко сотоварищи примкнули к «оранжевым», чтобы замять скандал, от которого за версту несло коррупцией.

После победы «оранжевых» представители киевского клана оказались не только на их стороне, но и со временем сами примерили лавры победителей. Большинство членов киевского клана вошли в совет НСНУ. Трагический для Президента Виктора Ющенко и его окружения коррупционный скандал, разразившийся в сентябре 2005-го, стал звездным часом для «киевских». В числе трофеев — должность премьер-министра и ряд весьма «прибыльных» министерских портфелей, главный из которых — энергетический.

Таким образом, киевский клан доказал, что для своего успеха сплоченность рядов как у донецких и днепропетровских — не главное. Есть иной путь: диверсификация усилий в различных направлений с последующей их концентрацией на самом выгодном в час Х. Последний ингредиент успеха — повышенная выживаемость в различных ситуациях и на различных уровнях власти. Вот таков рецепт приготовления киевского клана.

МНЕНИЕ.

ВЛАДИМИР МАЛИНКОВИЧ.
Директор украинского филиала Международного института гуманитарно-политических исследований

— Я думаю, что единого киевского клана не существует. Да, есть группа, связанная с Омельченко. В нее, в частности, входит Станислав Сташевский. Однако Юрия Еханурова вряд ли можно отнести к этой команде — он выходит за ее рамки. Сфера интересов группы Омельченко — контроль всего, что происходит в Киеве. Думаю, у Александра Александровича очень хорошие шансы остаться мэром после парламентских выборов 2006 г. Несмотря на трения с некоторыми влиятельными деятелями НСНУ, Омельченко удалось сохранить хорошие отношения с большинством партактива. Включая почетного председателя НСНУ Президента Украины Виктора Ющенко. Думаю, после выборов Омельченко удастся обойти все острые углы, разобраться со всеми претендентами на «киевский трон» и продолжать работу под патронатом Президента. Правда, зная нынешнего киевского градоначальника, нельзя спрогнозировать, как долго сохранятся его хорошие отношения с НСНУ.

    Реклама на dsnews.ua