• USD 27
  • EUR 30.4
  • GBP 33.8
Спецпроекты

Новые откровения Деркача и Кулика. Все, что нужно знать о взятке в $6 млн

История о рекордной взятке, которая якобы передавалась Николаем Злочевским для руководства антикоррупционных органов, вызывает массу вопросов
Фото: НАБУ
Фото: НАБУ
Реклама на dsnews.ua

Ставки выросли до $50 млн

Сегодня, 22 июня, получила продолжение нашумевшая история о взятке за закрытие дела Burisma в $6 млн. По утверждениям Константина Кулика, в 2016-2019 гг. возглавлявшего группу прокуроров ГПУ по расследованию экономических преступлений режима Януковича, и уволенного из органов прокуратуры в ноябре 2019-го как непрошедшего переаттестацию, сумма на самом деле была равна $50 млн.

По его словам, в августе 2019 года ему поступила информация о том, что министр экологии времен Януковича и владелец Burisma Николай Злочевский выделил $50 млн для закрытия уголовных дел, связанных с деятельностью компании Burisma. Узнав об этом, Кулик якобы сразу же подготовил рапорт и доложил генпрокурору о необходимости задокументировать попытку дать взятку. Ключевым вопросом, по мнению экс-прокурора, является то, как может быть передан такой большой объем средств.

"Можете представить себе объем купюр размером в $50 млн. Понятно, что в кеше такая взятка была невозможной. Поэтому мы обратились в СБУ с просьбой помочь в создании легендированного предприятия, на которое должны были зайти средства. Но тут произошла смена руководства ГПУ: на смену Луценко пришел Рябошапка. После этого фиксирование взятки в 50 миллионов остановилось, а Рябошапка заявил, что дела по Burisma не существует", - сказал Кулик.

По его словам, за последний год из дела Burisma "испарились" некоторые коммерческие структуры.

"Один из эпизодов официального подозрения Злочевскому в деле №1590 включает факты соучастия Злочевского в легализации денежных средств с использованием компании Burisma, а также Rosemont Seneca Boa Девона Арчера из орбиты семьи Байденов. Когда представители Burisma были задержаны на взятке в 6 миллионов, компания Rosemont Seneca Boa, а соответственно и платежи Байдену в деле уже не фигурировали. Это лично подтвердил Сытник на своей недавней пресс-конференции", - резюмировал Кулик.

Кроме того, он отметил, что фигурирующий в деле о взятке Андрей Кича, которого представляют как юриста Burisma, был известен ему ранее.

"Этого Андрея Кичу в 2019 году представители Burisma уже делегировали провести переговоры с прокурорами Генеральной прокуратуры Украины. У меня в руках рапорт прокурора из моей группы, которая расследовала дело Burisma. Как следует из рапорта, Burisma и заместитель генпрокурора Енин пытались повлиять на закрытие дела", - подчеркнул Кулик.

Еще один участник пресс-конференции, народный депутат Андрей Деркач обратил внимание на роль директора НАБУ Артема Сытника в этом деле.

"Странным является тот факт, что об отсутствии фамилии Байдена в деле, в котором тот точно фигурирует, заявляет руководитель НАБУ Сытник, предлагая не вмешиваться в международные политические процессы. Цинизм предложения зашкаливает. Ведь именно Сытник вмешивался в выборы президента США в 2016 году, используя фейки о так называемой "амбарной книге" в деле начальника штаба Трампа - Пола Манафорта и "топил за Хиллари", - резюмировал Деркач.

Отметим, что свежие заявления Кулика и Деркача наслоились на скандал вокруг рекордной взятки в $6 млн, которую якобы  хотели вручить руководителям НАБУ и САП Артему Сытнику и Назару Холодницкому за закрытие дела против Злочевского, который разразился 10 дней назад.

Как все было

Напомним, 12 июня было обнародовано заявление НАБУ, в котором говорилось, что беглый экс-чиновник через посредника в Киеве пытался передать Сытнику и Холодницкому $6 млн. Позже было заявлено, что беглым чиновником является Злочевский, а в деле о передаче взятки задержаны три человека: замначальника киевской налоговой Николай Ильяшенко, некий Андрей Кича, якобы доверенный человек Злочевского и, возможно, сотрудник Burisma, и бывшая начальница организационно-распорядительного департамента Государственной фискальной службы Елена Мазурова.

Взятку в миллион долларов руководителям НАБУ и САП якобы давали сначала за то, чтобы дело было передано в другие органы. После отказа Сытнику и Холодницкому, по их утверждениям, предложили уже $5 млн - за закрытие производства до 14 июня, как бы ко дню рождения Злочевского. Именно за передачей этой суммы, плюс миллион в машине Ильяшенко, и взяли на горячем фигурантов дела. Перед этим взяточникам вручили поддельное постановление о закрытии уголовного дела за подписью Холодницкого. При этом у подозреваемых якобы были свои люди в Офисе генпрокурора, которые проверили, отображено ли закрытие дела в реестре, и в отношении которых, по мнению Холодницкого, нужно провести служебное расследование.

В деле, которое якобы пытались закрыть люди Злочевского, речь идет о "Реал Банке" Сергея Курченко - якобы владелец Burisma содействовал в выделении стабкредита учреждению, который разворовали. Если очень коротко, то компания "Инфокс", в которой основным учредителем с долей 99,6% является Николай Злочевский, участвовала в схеме, по которой беглый Сергей Курченко получил контроль над Херсонской нефтебазой. Это предприятие стало залогом по стабкредиту в 800 млн грн. Средства были предоставлены путем открытия невозобновляемой кредитной линии на срок до 1 ноября 2015 года, и так и не возвращены государству.

На данный момент, судя по заявлениям антикоррупционеров и материалам СМИ, в деле есть трое подозреваемых - Ильяшенко, Кича и Мазурова. Кроме того, фигурирует в нем и Евгений Шевченко, "секретный" агент НАБУ, через которого подозреваемые якобы пыталась передать взятку. Именно Шевченко, с которым ранее был знаком Ильяшенко, собственно, и был тем, кто сдал всех предполагаемых взяточников. Сначала Ильяшенко назначил Шевченко встречу в своем кабинете на 1 июня, но она не состоялось, в место этого сообщники говорили по телефону. После этого налоговик передал Шевченко номер уголовного производства, которое нужно было закрыть, и начались переговоры уже о самой взятке. Сначала предлагали миллион долларов за смену подследственности и передачи дела в Нацполиции, затем - два за закрытие дела в НАБУ, которым должен был заниматься глава детективов Калужинский. Но он якобы отказался, после чего Ильяшенко поднял сумму до пяти миллионов долларов.

Уже 3 июня Шевченко заявил о взятке в НАБУ, и там открыли дело. После этого он дальше общался с Ильяшенко через "Телеграм". 5 июня Шевченко совершил визит и якобы обсудил детали закрытия дела на Злочевского, чтобы тот мог вернуться в Украину к 14 июня. Кроме того, Ильяшенко заявил агенту, что посредниками от Злочевского являются два других, позднее задержанных, фигуранта дела, которые согласовывали сумму взятки. В результате $50 тыс. Ильяшенко якобы взял себе за посредничество. 

После согласования деталей Шевченко сказал Ильяшенко, что взятку заберет глава САП Назар Холодницкий. Представители Злочевского сразу же направили в НАБУ ходатайство о закрытии уголовного дела. При этом, по версии следствия, Ильяшенко увеличил сумму взятки для представителей Злочевского с $5 до $6 млн и вызвался лично передать ее в налоговой по улице Шолуденко в Киеве. Там присутствовали все трое будущих фигурантов дела и Шевченко, который передал постановление о закрытии дела.
По ходу встречи представители Злочевского потребовали, чтобы в реестре поменяли статью, которая обосновывала закрытие дела, но не настаивали на этом. После финальных договоренностей Ильяшенко провел Шевченко в помещение за взяткой, на чем всех и застали силовики.

В воскресенье, 14 июня, Высший антикоррупционный суд постановил взять под стражу на два месяца с возможностью 40,3 млн грн залога Андрея Кичу, а в понедельник суд арестовал Николая Ильяшенко, назначив ему залог 84 млн грн, хотя прокуратура просила 101 млн грн.  Решение об аресте с альтернативой залога в 120 млн грн вынесено судом в отношении Елены Мазуровой также 15 июня.

Вопросы в истории

Во-первых, вызывает сомнения самый главный момент в картине, представленной НАБУ - способ передачи денег и посредник, Евгений Шевченко. Это тот самый "секретный агент" НАБУ, участвовавший в проведении негласных следственных действий по делам о завладении газом и средствами "Укрзализныци" компаниями братьев Дубневичей "на добровольной основе". Он лично признавал, что имеет отношение к поставкам запчастей на заводы "Укроборонпрома" (дело Гладковского). Тот самый Шевченко, который, по словам Холодницкого, имеет доступ ко всем помещениям НАБУ. Еще в 2018 году он дал несколько интервью, в которых признался в своей работе на НАБУ и подробно рассказал, как сдавал людей, которые через него пытались давать взятки.

Ответы "агента" на вопросы о том, как ему с такой репутацией могли доверять опытные люди вроде Ильяшенко, совсем неубедительны. Он заявил, что Ильяшенко - его друг на протяжении четырех лет. По словам Шевченко, Ильяшенко на него вышел с просьбой посодействовать в решении вопроса. На остальные вопросы не ответил, сославшись на тайну следствия. Кроме того, Шевченко отрицательно ответил на вопрос был, ли у него прежде успешный опыт передачи взятки от Ильяшенко (если бы он был - это бы хоть как-то объясняло такой странный выбор посредника).

В целом, трудно поверить, что Ильяшенко, даже если бы ему предложил Шевченко "порешать вопрос", согласился бы на это, зная его специфическую работу на НАБУ, да и якобы взяткодатель Злочевский - совсем не наивный человек.

Во-вторых, очень большая сумма взятки. Можно только догадываться об уровне кэша в честных и неподкупных НАБУ и САП, но все же $6 млн наталкивают на мысль, что дело могло касаться не рефинанса банка Курченко, а якобы давно "похороненных" обвинений против Злочевского по Burisma.

В-третьих, это перебрасывание дела из ведомства в ведомство. Говорят, что изначально договаривались о переводе дела в Нацполицию (про это написал Юрий Бутусов). Потом было предложение закрыть дело полностью с формулировкой "за отсутствием состава преступления". Если бы подобных решений за деньги такого порядка не было бы раньше - никто бы, наверное, не ставил такой "рекорд".

В-четвертых, претензии Сытника и Холодницкого к Офису генпрокурора. Судя по всему, то ли у Ильяшенко, то ли у Злочевского был свой прокурор в Офисе генпрокурора, роль которого - просто отчитаться, что дело закрыто. Это классический "передаст", который вряд ли играл некую серьезную роль в данной истории.

Мотивы антикоррупционеров

Скорее всего, руководство антикоррупционных органов могло пытаться решить посредством громкого дела свои политические задачи. Тут дело в том, что довольно известный налоговик, Ильяшенко в последнее время якобы наладил контакт с главой Офиса президента Андреем Ермаком, о чем сейчас наперебой говорят враги последнего, например, народный депутат Гео Лерос. Другими словами, это прямой удар по Ермаку.
Кроме того, таким образом Сытник и Холодницкий пытаются укрепить свои позиции, ведь над ними уже давно нависла угроза увольнения. Во время расследования такого громкого дела Офис президента вряд ли будет спешить с их увольнением, еще и в случае, если к делу начнут приплетать Ермака.

Также руководители САП и НАБУ обвинили в содействии преступникам Офис генпрокурора, глава которого Ирина Венедиктова не так давно выступила с резкой критикой работы САП. То есть это элемент конкуренции разных "фирм" силовиков.
Тем не менее, если в результате дело рассыплется из-за нестыковок и слабости доказательной базы, как это часто бывает с НАБУ, то это может похоронить карьеру Сытника.

Реклама на dsnews.ua