• USD 28.4
  • EUR 33.3
  • GBP 36.8
Спецпроекты

Цифровое воскрешение. Как технологии создают бессмертных призраков умерших людей

Массовая доступность инструментов, которые используют цифровые копии умерших людей, поднимает вопросы авторских прав и этичности подобных технологий

Образ погибшего во время стрельбы Хоакина Оливера использовали для предвыборного ролика / unfinishedvotes.com
Образ погибшего во время стрельбы Хоакина Оливера использовали для предвыборного ролика / unfinishedvotes.com
Реклама на dsnews.ua

В первом эпизоде второго сезона сериала «Черное зеркало» под названием «Я скоро вернусь» героиня после потери своего мужа в автокатастрофе решает восстановить его личность на основе профайла в социальной сети. Вначале она общается с ним в чате, потом искусственный интеллект восстанавливает голос погибшего. Следующий этап – создание копии мужа «в натуральную величину» в виде искусственного тела. Попытка существовать с этим суррогатным воплощением любимого мужчины для героини по имени Марта оказалась неудачной: поддельная копия мужа Эша получилась слишком идеальной.

Премьера этого эпизода состоялась в декабре 2013 года. Всего через несколько лет технологии создания чат-ботов на основе цифровых следов умерших людей стали реальностью. Такие виртуальные цифровые «призраки» создаются с разными целями. Чаще всего это делается как попытка сохранить память об умершем. Но массовое использование цифровых копий умерших поднимает множество вопросов – от авторских прав на изображение человека до этических вопросов. Это еще один сегмент технологий, который развился до того, как были созданы законы и нормы, регулирующие его.

Жертва массового убийства призвала к контролю над оружием

Несколько дней тому назад родители погибшего в массовой стрельбе американского подростка Хоакина Оливера (Joaquin Oliver) разрешили использовать его образ в рекламном видео. В ролике Хоакин «призывал» голосовать за политиков, поддерживающих контроль над оборотом оружия.

Первой видео с образом погибшего подростка опубликовала некоммерческая организация Change the Ref. Видео стало частью кампании «Незаконченные голоса» (Unfinished Votes). За две недели число просмотров этого ролика в Twitter превысило 2 млн. В этих рекламных роликах говорят о погибших подростках, которые могли бы в этом году впервые проголосовать на выборах. Родители Хоакина тоже снялись в начале видео. Они назвали работу над роликом самым «сложным опытом, которым им довелось пережить с момента начала борьбы за прекращение применения огнестрельного оружия после смерти сына». Тем не менее, они уверены в правильности своих действий и считают эту борьбу своим долгом.

Хоакин Оливер погиб в феврале 2018 года во время массовой стрельбы в школе Марджори Стоунман Дуглас. Кроме него тогда погибло еще 16 человек. При создании ролика его авторы наложили лицо Хоакина на актера, который и призвал американцев проголосовать вместо жертв случаев массового вооруженного насилия за тех политиков, которые, в отличие от оружейного лобби, «обеспокоены человеческими жизнями».

Реклама на dsnews.ua

Видео вызвало шквал критики: его назвали неэтичным, пугающим, а его авторов обвинили в «цифровой некромантии». Копия видео на YouTube за две недели набрала более 140 тыс просмотров, а социальные реакции на этот ролик тоже были, скорее, негативными: у видео 730 «лайков» и более 2,5 тыс «дизлайков». Комментарии пользователей Twitter, в основном, также содержали такие эпитеты как «жуткий», «пугающий», «издевательский», «киберпанковая антиутопия», «нездорово». А некоторые комментаторы даже выразили готовность запретить создание таких видео со своим изображением в завещании. Отдельно комментаторы писали о том, что решение политиков использовать мертвых детей выглядит более чем отвратительно.

Цифровые памятники: от разового взаимодействия до бессмертного призрака

История Хоакина Оливера – это далеко не первая попытка воссоздать умершего человека в цифровом пространстве.

Еще в 2014 году авторы проекта Eterni.me объявили о разработке стартапа, занимающегося созданием цифровой копии личности после смерти человека. Базой для этого проекта должны стать цифровые следы – фото, соцсети, чаты, электронные письма. На данный момент сайт Eterni.me ведет развернутую блог-статью на @Medium с описанием процесса работы над проектом. Другой информации о реализации этого проекта пока нет.

Южнокорейская компания Elrois в 2014 году сообщала о создании приложения With Me, которое позволяет разговаривать с трехмерным аватаром умершего человека или даже делать с ним селфи-снимок. Аватар можно было обучить повторять движения человека, общаться с ним в чате. Однако на данный момент и сайт компании, и само приложение не работают.

В начале 2020 года разработчики из Южной Кореи создали виртуальную копию погибшей девочки Найон в виртуальной реальности. Ребенок умер в результате сложной болезни. Об эксперименте разработчиков и первой встрече с виртуальной копией дочери Чан Джи-Сун был снят документальный фильм. Женщине предложили VR-очки, с помощью которых она увидела свою дочь, погуляла с ней в виртуальном парке, отметила ее день рождения. Девочка подарила матери цветок и уснула, позже превратившись в бабочку.

Этот эксперимент тоже вызвал весьма неоднозначную реакцию у зрителей, посчитавших, что такие опыты могут стать катастрофой для психического здоровья, одновременно превратившись в весьма неплохой источник дохода. Психологи назвали проблему особенно опасной из-за постоянной встречи человека с травмой и поддержания устойчивой иллюзии присутствия погибшего человека в виртуальном мире и отсутствия его в мире реальном.

Еще одним успешным примером попытки цифрового воскрешения стал стартап Luka, который еще в 2016 году выпустил чат-бота, общающегося точно так же, как погибший в ДТП Роман Мазуренко, близкий друг основательницы Luka Евгении Куйды. Этого чат-бота Евгения назвала «цифровым памятником» и его главная цель – продлить жизнь Романа и его деятельность, которая начала исчезать из Сети.

Если воскрешение девочки Найон проводилось исключительно для ее матери, то с чат-ботом @Роман может общаться любой желающий, просто установив приложение Luka и добавив бота. Через некоторое время компания сообщила о том, что с ботом можно даже разговаривать при помощи голоса.

Журналист Джеймс Влахос (James Vlahos) побеспокоился о создании цифрового двойника своего тяжелобольного отца еще при его жизни. Для этого он записал ряд интервью с мужчиной и предоставил их компании PullString, специализирующейся на создании чат-ботов. В результате был создан Dadbot – чат-бот, который общается в точности, как его отец. Через несколько лет журналиста увлекла идея сохранения бессмертных цифровых копий людей, и он создал для этого компанию HereAfter, которая планирует создавать голосовых аватаров еще при жизни пользователей для будущего общения с ними их потомков. Джеймс Влахос рассказывал, что после публикаций о его разработке к нему стали обращаться люди с просьбой создать таких же ботов для их близких. Именно это и натолкнуло его на мысль о собственном проекте.

Этика и технологии

Размер цифрового следа современного человека давно исчисляется гигабайтами данных, которые разбросаны по разным онлайн-сервисам. Когда человек умирает, эти данные никуда не деваются. Поэтому появление проектов, которые помогают близким умершего человека сохранить память о нем на основе этой информации, было только делом времени.

Тем не менее, само существование и, что более важно, доступность результатов их работы поднимает вопросы этики. В первую очередь, важна сфера применения таких инструментов для создания цифровых воспоминаний и виртуальных памятников. Создание таких ботов или виртуальных копий умерших людей «для личного использования», то есть персонально для скорбящих близких людей – это личное дело этих людей, максимум – тема для обсуждения в кабинетах психотерапевтов.

В то же время, использование образов и фотографий умерших «un masse» — для массового применения – чревато весьма спорными последствиями. Ведь очень тонка грань между созданием видеорекламы с образом погибшего подростка и использованием личностей погибших людей для deepfake-видео с откровенно ложным, манипулятивным содержанием или даже мошенничества. И как раз появление таких поддельных видео может стать следующим шагом в эксплуатации цифровых образов погибших людей.

Цифровая копия умершего и созданные на ее основе объекты превратилась в инструмент, который может применяться с разными целями, в том числе, с преступными. Еще одним неопределенным вопросом становятся авторские права на изображения и цифровые данные умерших. Дополнительной сложностью в этом законодательно не определенном моменте могут стать авторские права на цифровые данные умерших, у которых не осталось очевидных и прямых наследников.

Появление рынка инструментов для виртуального посмертного воплощения наверняка в недалеком будущем приведет к отдельному пункту в завещании – о том, разрешает ли человек воскрешать себя в виртуальном мире или же завещает удалить все свои цифровые следы и не использовать их для других целей.

    Реклама на dsnews.ua