Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Детей не жалко. Злая Азия задавит сытую Европу интеллектом

Вторник, 13 Декабря 2016, 11:00
В расслабленном обществе потребления ни учителя, ни родители не готовы покушаться на беззаботное детство
Фото: media0.faz.net

Фото: media0.faz.net

Срезы знаний школьников, проводимые PISA (Международная программа по оценке образовательных достижений учащихся), выявляют неприятную, но уже почти привычную, картину: европейские школы все сильнее проваливают математику и естественные науки, уступая пальму первенства Азии. Несмотря на все усилия, реформы, введение дополнительных часов математики и даже полной перестройки школьных программ под науку, Сингапур и Южная Корея упорно возглавляют рейтинги.

Европа пока не готова уступать. Например, в Британии несколько лет назад провели реформу, сильно усилив присутствие математики в школе ценой преподавания гуманитарных дисциплин. После реформы, впрочем, если верить британским СМИ, результаты не сильно улучшились, а может, и не улучшились вовсе. Объяснения находят в ущербности самой идеи реформы — сократить курсы по искусству и технологиям, особенно в начальной школе, считают ошибкой, поскольку это развивает мышление в целом и воображение, так необходимое при изучении математики.

Однако проблема, кажется, не только в том, что математики в школах мало, — тут не поспоришь с критиками британских реформ. Урок математики каждый день — это нормальная ситуация в британской школе. Дело в чем-то еще.

Возможно, в методах? Но, судя по публикациям, методы «сингапурской математики» (уже появился такой термин) используют в американских школах, да и в европейских наверняка тоже поинтересовались, как азиатские коллеги достигают своих умопомрачительных результатов. В некоторых случаях, говорят, математический уровень учеников действительно удается повысить с помощью «сингапурских» методов. Но на общую картину это, увы, почти не влияет.

Впрочем, о «сингапурской математике» у европейских учителей, кажется, нет единого одобрительного мнения. И, боюсь, дело тут не только и не столько в консерватизме педагогической сферы и знакомой нам уверенности учителей в том, что именно их система обучения и образования самая лучшая в мире. Дело в том, что «сингапурская математика», и учителя прекрасно это понимают, — это не только (и, возможно, не столько) методика. Это философия. Точнее, образ жизни.

Есть в «сингапурской математике» один аспект, думать о котором не очень хотят как большинство педагогов, так и многие родители. Рабочий день учителя в Сингапуре может составлять и 10, и 12 часов. Конечно, сюда входят часы на подготовку к урокам и на саморазвитие. Саморазвитие учителя играет немалую роль. По завистливым подсчетам европейских коллег, сингапурские учителя имеют 40 «библиотечных» дней в год (против британских четырех, а сколько  «библиотечных» дней имеет украинский учитель?). 

Но главное, что к учителю и учебе в Юго-Восточной Азии относятся «по-китайски»: авторитет учителя традиционно необычайно высок и не оспаривается ни при каких обстоятельствах, а к учебе отношение крайне серьезное.

Так же как к подготовке учителей. Здесь все почти как у медиков — к преподаванию допускаются только люди с высшим образованием, прошедшие дополнительную подготовку после вуза. Ни о какой заочной форме обучения в случае с педагогом речь идти не может.

И точно так же тяжело работают ученики. Детей в азиатских классах много, но это компенсируется долгими индивидуальными домашними занятиями, в том числе с репетиторами.

Вот в эту тяжесть работы все и упирается. Математика и естественные науки — область знаний, требующая большого труда, причем чем дальше, тем большего. Поэтому тут многое упирается именно в готовность работать, и работать тяжело. Такой готовности у нас и, по всей видимости, в Европе тоже все меньше.

В обычной украинской школе, по свидетельству учителей начальных классов, каждый год уровень подготовки первоклассников к школе снижается — все меньше приходит детей, уже умеющих читать (и даже просто знающих буквы) и считать. Все меньше родителей готовы работать дома с детьми над домашними заданиями. Идею отменить домашние задания для первого (и по возможности второго) класса все восприняли на ура (кроме учителей).

С одной стороны, родителей можно понять: школа норовит переложить обязанность обучать детей на плечи (и карман) родителей. И это по-своему честно: ни программа, ни учебники, ни уровень педагогов не позволяют эффективно обучать ребенка в школе. Другое дело, что в этой честности следовало бы идти до конца — признать бесполезность школы в ее нынешнем виде и перестать вкачивать в эту бесполезную структуру деньги налогоплательщиков.

Но вернемся в более благополучные края. Как ни странно, здесь «сингапурская математика» тоже вызывает у педагогов сопротивление. В первую очередь потому, что они и сами не готовы работать на износ, как это делают азиатские коллеги, и не готовы предъявить такие же требования к своим ученикам. В Испании, например, рассматривается вопрос о полном отказе от домашних заданий. Во многих странах Европы установлены довольно жесткие нормы на предельные нагрузки на школьников. А британские учителя вообще честно спрашивают со страниц прессы: зачем нам это надо, если Британия и так чемпион по нобелевским премиям? А по части искусств азиатам вообще до нас, британцев, еще пахать и пахать. Вот пускай они решают зубодробительные задачки, а мы будем гениально ставить Шекспира.

Проблема с математикой в обществе благосостояния, так же как и в постсоветском, состоит в том, что в них начинают отвыкать от тяжелого труда, в том числе интеллектуального.

Британия действительно чемпион по нобелевским премиям в области науки и медицины, но эти лавры получила та старая добрая страна, в которой люди еще не боялись перетрудиться, так как знали, что их благосостояние напрямую связано с их трудом, а не с социальными программами. Нынче хардворкинг не в тренде. Но если тяжелый ручной труд можно переложить на роботов и мигрантов, то как быть с интеллектуальным?

Несколько лет назад в «мамских» кругах вызвала бурную реакцию книга «Боевой гимн матери-тигрицы». Автор — американка китайского происхождения, профессор Йеля, описала свой опыт воспитания двоих дочерей в китайском стиле и в жестком противостоянии американской культуре потребления. Она поставила цель воспитать детей, которые не просто «будут чего-то стоить», но станут чистым золотом высшей пробы — будут добиваться только самых высоких результатов. Книгу предали анафеме в западном мире за «издевательство над детьми», родительский авторитаризм и т. п. Зато ее отчасти приняли в постсоветском пространстве: здесь работу на результат — на успех, на золотую медаль — пускай ценой счастья, здоровья и удовольствий все еще неплохо помнят и могут понять.

«Культурный» (чтобы не сказать – «цивилизационный») конфликт налицо. Поверхностность и наслаждение семантически близки и интуитивно противоположны результативности и глубине. Так ведь и «сингапурская математика» отличается от того, что преподают под видом математики в американских школах, и именно глубиной, во всяком случае так говорят американские учителя.

Но надо ли углубляться? Вопрос, как говорится, философский. Любой ответ на него — не столько программа школьного предмета, сколько культурная (чтобы не сказать — цивилизационная) стратегия. Вернуться к тяжелому труду, ориентировать детей на успех и результат, а не на счастье и удовольствие, для Европы это откат в те суровые и недобрые, скажем прямо, времена, когда битва за место под солнцем велась не на живот. Не сделать этого, удалиться под сень струй, где Запад все еще «впереди планеты всей» (не столько за счет реальных творческих прорывов, сколько за счет распространенности английского языка и больших денег в «культурном» рынке), означает потерять первенство в области идей и изобретений в ближайшем будущем. Какое-то время инерция будет нести поток «сингапурских математиков» в европейские университеты и в Лигу Плюща, но рано или поздно у них отпадет необходимость ехать так далеко.

Но зачем нужны успех и достижения, Лига Плюща и сцена Карнеги-холла, если это дается ценой счастья? Разве счастье не тот идеал, к которому стремится человек и которого мы все желаем собственным детям? Вопрос о счастье — снова философский. Для кого-то счастье немыслимо без достижений. И если эта энергия не канализируется в доказательство теоремы Ферма, она канализируется в экстремальные виды спорта или, что опаснее, в экстремальные идеи.

Иногда стоит сказать себе правду: мы сами наслаждаемся безоблачным и беззаботным детством собственных детей и не хотим нарушать эту идиллию, напрягая и их, и себя. Китайская мама-тигрица, судя по ее откровенной книге, много дала своим детям, но, во-первых, превратила жизнь в ад, во-вторых, все равно, в конце концов, отступила. Мы скорее согласимся с доводами английских педагогов, которые печалятся о сингапурских детях, вынужденных тратить на учебу по много часов в день и сидеть над уроками допоздна. И предупреждают, что введение подобной практики в европейских школах вызовет резкий скачок подростковых суицидов. Они не кривят душой — к полноценной «сингапурской математике» в расслабленном обществе потребления не готовы ни учителя, ни родители, ни дети.

Так как же поступить: дать детям беззаботное детство и наслаждаться жизнью вместе с ними или с детства долбить их максимой о рыбке и труде, лишая себя и их прекрасных минут в настоящем ради гипотетических успехов в будущем? Семейные пикники, футбол, бальные танцы или «сингапурская математика»? Наверное, на этот вопрос нет однозначного ответа. И попытки нащупать золотую середину могут оказаться безуспешными. Все, что мы можем сделать, — выбрать. И будет лучше и для нас, и для наших детей, если мы будем делать этот выбор без лишних иллюзий.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество