• USD 27.9
  • EUR 34.1
  • GBP 39.5
Спецпроекты

Феликс Неупокоенный. Почему Дзержинского хотят вернуть на Лубянку

Очередная дискуссия о возвращении памятника Дзержинскому на его советское место – перед бывшим зданием страхового общества "Россия" на Лубянке — стала хорошим пособием для подробного изучения устройства российского нацизма

Памятник Феликсу Дзержинскому в парке "Музеон"
Памятник Феликсу Дзержинскому в парке "Музеон"
Реклама на dsnews.ua

В декабре 2020 года организация "Офицеры России" обратилась в генпрокуратуру РФ с заявлением о проверке законности изъятия памятника Дзержинскому с Лубянской площади и с требованием, в случае, если оно было произведено незаконновернуть памятник на его законное место. Этот момент очень важен: речь шла не о возвращении памятника по причине изменения отношения к фигуре Дзержинского, а о восстановлении законности. Аргументы же "Офицеров России" звучали так:

На тот момент процедура перемещения памятников искусства государственного значения регламентировалась статьей 41 Закона РСФСР от 15 декабря 1978 года "Об охране и использовании памятников истории и культуры", которая гласила: "Снос, перемещение, изменение недвижимых памятников истории и культуры запрещаются. Исключение из этого правила может допускаться лишь с особого, в каждом отдельном случае, разрешения Совета Министров СССР – в отношении памятников общесоюзного значения, Совета Министров РСФСР – в отношении памятников республиканского и местного значения". А поскольку такого решения, естественно, не было, то и перенос памятника был незаконен. И надо законность восстановить, вернув истукана Феликса на его законное место.

История вопроса

Памятник Дзержинскому демонтировали 22 августа 1991 года, после неудачной попытки государственного переворота ГКЧП. Тогда на площади перед зданием КГБ на Лубянке собралось множество демонстрантов. Но толпа была неорганизованной, и агентура КГБ, плотно инфильтрованная в ее ряды, быстро овладела ситуацией. Сначала ненависть была канализирована на памятник, а не на обитателей здания, которых, если бы речь действительно шла о демократической революции, следовало, как минимум, взять под превентивный арест. Впрочем, еще правильнее было бы просто перебить их без суда — всех, кто попался бы под руку, действуя ровно по тем же моральным соображениям, по которым войска антигитлеровской коалиции уничтожали на месте охрану концлагерей, если та не успевала разбежаться.

Когда же вопрос о стихийном штурме здания был снят, агенты КГБ, которыми был наводнен Моссовет, во главе с демократами Гавриилом Поповым и его замом Сергеем Станкевичем, убедили собравшихся не уничтожать памятник, а согласиться с его перемещением в парк искусств "Музеон" — до срока.

Иными словами, никаких революционных событий в Москве в 1991 не было вовсе. Шли разборки в верхах, отзывавшиеся брожением в толпе московской черни. Просто одной из групп, которая вела в верхах борьбу за власть, оказалось выгодно сымитировать снос памятника Дзержинскому, не повреждая его и оставив возможность откатить ситуацию назад. Такая имитация "отказа от тоталитарного прошлого" давала возможность получить красивую телекартинку, которую, в свою очередь, можно было обменять на поддержку Запада.

Ни один из духовных наследников Дзержинского, наблюдавших за событиями из бывшего здания страхового общества "Россия", превращенного большевиками в главное здание Советского Государственного Ужаса, не только не пострадал физически, но даже не потерял в зарплате. Их страдания были чисто моральными.

Реклама на dsnews.ua

Здесь самое время сделать важную ремарку о пагубности полумер. Памятники диктаторам, равно как и их самих, вместе со всем ближайшим окружением, лучше всего уничтожать физически, а не стыдливо прятать с глаз долой, оставляя им шанс на возвращение.

Хорошим примером здесь может служить разрушение киевского памятника Ленину на Бессарабке, в декабре 2013. Держу пари, что если бы его тогда сохранили, куда-нибудь перенеся, в Сети тут же собрали бы сотни тысяч подписей за водворение красного идолища на прежнее месте. Ссылаясь, к примеру, на то, что, мол, хотя фигура Ленина, возможно, в чем-то и спорная, скульптор, изваявший его – талантище. Хотя, вообще-то, скульптор, увековечивший негодяя, в первую очередь – соучастник его преступлений.

Такие капища прошлого нужно разрушать безо всяких компромиссов. Большевики, к слову, это отлично осознали – отчего большевизм и оказался столь живуч. И это как раз тот случай, когда клин можно вышибить только еще большим клином, зачищая поле памятников, символов, и прочих святынь советской власти безо всякой жалости, под ноль, так, чтобы от них не оставалось ни щебня, ни пепла.

Впрочем, вернемся в Москву.

Адепты Феликса в ожидании второго пришествия

Злобный и мстительный дух Феликса, помещенный в чугунного идола, рвался вернуться из "Музеона" на прежнее место. А, поскольку попытки его возвращения всякий раз вызывали живое обсуждение, где одна половина обсуждающих была категорически против, а другая – категорически за, тень первого из советских палачей, задавшего общий тон и стиль всем своим последователям, успешно использовалась для отвлечения российской черни от действительно важных событий.

В 1990 "Мемориал" попытался было просунуть на место памятника "железному Феликсу" Соловецкий камень как памятник жертвам политических репрессий. Но номер не прошел, и камень установили рядом, в сквере, выходящем на Лубянскую площадь. Место Феликса было слишком козырным, чтобы отдать его, закрыв тему возвращения.

Сам по себе Соловецкий камень – тоже не так прост, как может показаться. По сути, он стал идеологической операцией по преуменьшению в общественном сознании масштабов политических репрессий в СССР, проведенной под прикрытием "Мемориала".

В декабре 1998 года Госдума, по инициативе лидера Аграрной партии России Николая Харитонова, приняла постановление, в котором предложила мэрии Москвы рассмотреть вопрос о возвращении Дзержинского. Подобная инициатива, исходящая от Аграрной партии, была просто прекрасна — учитывая ту роль, которую Дзержинский и его ВЧК сыграли в репрессиях по отношению к крестьянству. Впрочем, Харитонов мыслил проще, и приземленнее — его занимали предстоящие выборы. Но дух Феликса аграриям не помог, и в новую Думу 1999 года они, как отдельная партия, не попали, растворившись в блоке "Отечество — вся Россия".

В 2002 году вопрос о возвращении памятника поднял было мэр Москвы Юрий Лужков, решивший, в попытке укрепить свои позиции, сделать ставку на ностальгию по СССР и "твердому порядку". Но быстро поняв, что просчитался, Лужков эту инициативу отозвал.

В октябре 2013 года на фоне "146%-й" победы "Единой России" на выборах в Госдуму, третьего срока Путина, акций протеста в Москве, которые в итоге привели к "Болотному делу" и участия в выборах мэра Москвы Алексея Навального в СМИ появились сообщения об иске о возвращении памятника, поданном, якобы, в Верховный суд РФ, непонятно, правда, кем. "Демократическая общественность" стала глухо роптать, и тогда РИА "Новости" поспешили ее успокоить – мол, информация не соответствует действительности. И "общественность" сразу стихла, глубоко удовлетворенная.

В 2014 году, на фоне Майдана, аннексии Крыма и вторжения в Украину с последовавшими санкциями за них, и вызванным этим обвалом рубля, на Феликсе решила попиариться КПРФ. Вопрос о его возврате на Лубянку был сначала поднят в Мосгордуме, а в начале 2015 года сторонникам Зюганова удалось даже собрать 150 тыс. подписей за проведение референдума. Кампания проводилась под лозунгом "Железная воля — сильная Россия", но в итоге глава московского горкома партии Валерий Рашкин заявил, что сдача подписных листов будет отложена "до решения суда (непонятно какого) и решения комиссии по монументальному искусству".

В 2017–2018 годах, на фоне продолжающегося падения уровня жизни россиян, очередной волны уличных протестов, фильма-расследования Алексея Навального "Он вам не Димон" и намерения Путина пойти на четвертый президентский срок в СМИ была предпринята очередная попытка раскрутить тему "верните Феликса", и даже организован сбор подписей под очередной петицией. Но и тогда все как-то быстро заглохло. По-видимому, время для возвращения злобного духа, жаждущего кровавых жертв, еще не настало.

И, вот, новая волна антипутинских протестов — да, вялых и бессильных, но все-таки протестов, снова вызвала явление неупокоенной тени Феликса.

В памятнике ли дело?

Но возврат статуи на прежнее место в обозримом будущем все еще не выглядит решенным вопросом. Тема Феликса еще не выжата досуха, а, будучи возвращен, памятник перестанет давать поводы для пиара. Тем не менее, некоторые детали очередного явления духа создателя ВЧК заставляют насторожиться. Налицо, по сути, первая попытка восстановить легитимность СССР, оспорив законность его распада.

Конечно, это только пробный шар, осторожно запущенный по третьестепенному поводу. Да и сама идея выглядит все еще достаточно карикатурно. Но не стоит недооценивать ее серьезности в перспективе. В самой России общество уже готово для ее поэтапного восприятия. Более того, вокруг этой идеи вполне могут объединиться и условные "патриоты", и большинство условных "демократов". А Кремлю уже сегодня вполне под силу организовать серию путчей в государствах балто-каспийской дуги, на которые, в основном, и нацелена его экспансия.

Нетрудно заметить, что подготовка к организации таких путчей уже идет. Схема для этого везде используется стандартная: сначала при тайной российской поддержке осуществляется карнавализация власти – привод на высшие должности хотя и популярных, но заведомо слабых и некомпетентных фигур. Мечась в безысходной для них ситуации, эти фигуры, независимо от их личных намерений, решают одну задачу: создают неуважение и отвращение к власти своего государства у возможно большего числа людей, по максимуму разлагая и компрометируя все государственные институции. Когда же экономическая ситуация достигнет катастрофы, на волне назревшего недовольства, разочарования и порожденных ими протестных настроений станет возможен путч под ностальгическими лозунгами "твердого порядка и вкусного пломбира". Учитывая процент идиотов в постсоветском обществе — в изначальном, греческом смысле этого слова — такие путчи, организованные на фоне экономического краха, порожденного некомпетентным управлением, имеют весьма отличные от нулевых шансы на успех, даже при минимальной поддержке Москвы.

Конечно, Запад в этом случае встанет на дыбы, но ничего, кроме выражения озабоченности оперативно предпринять он не сможет. Хотя усиление Кремля вызовет тревогу, все санкции, на которые Запад мог бы пойти, не ущемляя своих интересов, им к России давно уже применены. На прямой военный конфликт из-за государств, скажем прямо, состоявшихся весьма условно, Запад тем более не пойдет. Впрочем, даже формального повода для вмешательства у него не будет: ликующий народ на улицах и лучшие люди города в президиуме будут сразу же предъявлены миру. При достаточной глубине падения экономики возможна даже серия успешных референдумов за признание нелегитимности распада СССР. 

Конечно, это требует некоторой подготовки. И, потому, тема этой нелегитимности актуализируется и ставится на подогрев уже сегодня. В том числе, и в ходе обсуждений возможного "возвращения Феликса".

Чтобы было понятнее, вот последние новости из России: общественная палата Москвы проведет с 25 февраля по 5 марта опрос среди жителей города по вопросу кандидата в памятники на Лубянской площади, передает РИА "Новости" со ссылкой на главного редактора радио "Эхо Москвы" и заместителя председателя палаты Алексея Венедиктова. Будут предложены следующие кандидатуры: Феликс Дзержинский, Александр Невский, Юрий Андропов и Иван III, из которых следует выбрать "человеку, фигура которого будет понятна и объединяюща для всего общества". Но как прикажете выбирать из такого замечательного набора? Он столь хорош, что впору задуматься о скульптурной группе из всех четырех фигур.

И еще одна важная деталь: Запад никогда и ничего не имел против "тюрьмы народов" в формате СССР как таковой. Его не устраивало только мессианство тюремной администрации. И, если в тот момент, когда глубокая озабоченность Запада волной путчей за возврат в СССР достигнет предела, в самой России будет сымитирована очередная "демократическая революция". Западу предложат признать все это списком.

Б…й цирк и Нюрнбергский процесс

Как раз на такое развитие ситуации и нацелено условное противостояние между "коллективным Путиным" и "коллективным Навальным". Условное, потому, что его стороны не враждуют, а ведут торг за устройство новой конфигурации власти, а также готовят западное лобби, которое в нужный момент поддержит их, признав переформатирование власти в России "демократической революцией". Насколько можно судить, все пока развивается в рамках этого плана, в общих чертах уже согласованного. А движ на улицах — лишь способ утилизации протестной энергии столичной черни и подготовки общественного мнения Запада к восприятию грядущего "торжества русской демократии".

Одновременно обкатываются и компромиссные идеологические конструкции, которые, с одной стороны, должны создать видимость перемен в российских верхах, а, с другой — надежно защитить собственность и привилегии этих верхов. В целом все они сводятся к тому, что и памятник главному палачу большевиков, и Соловецкий камень в равной степени являются "частью истории России /СССР /нашей общей истории, которую нужно принять целиком, как есть".

Есть и откровенно гротескные предложения, высказываемые, впрочем, с очень серьезным видом. К примеру, уже озвучена идея установить где-то на Лубянской площади часовню, посвященную "святому мученику Феликсу" как фигуре, которая "не станет раздражителем ни для какой группы общества". Определенно, в Кремле держат в голове и вариант канонизации Дзержинского, но еще не решили, стоит ли пускать его в ход.

Подтянулись к теме и "мастера культуры". "Когда мы говорим о необходимости возвращения памятника Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому на Лубянскую площадь Москвы, мы говорим даже не столько об историческом, сколько об историко-культурном значении этого монумента", — говорится в обращении, подписанном Прилепиным, Прохановым и прочими идеологами и популяризаторами российского нацизма.

Чтобы оценить всю прелесть этой ситуации, обратимся к очевидным аналогиям. Дзержинский в истории СССР занимает ровно то же место, что и Гиммлер в истории Третьего Рейха. Он идеолог, основоположник и ключевой организатор советского политического сыска и советских репрессий. А теперь представим себе центр Берлина, в котором по соседству, в пределах одной площади, расположены камень в память о жертвах нацизма, часовня св.Генриха II Баварского и, наконец, и памятник уроженцу баварского Мюнхена Генриху Гиммлеру, незаконно снесенный, но затем восстановленный на прежнем законном месте по требованию общественной организации "Офицеры СС". Представили? Что, нет? А почему "невозможно"?

Невозможно, потому, что германский нацизм был осужден Нюрнбергским трибуналом, и его преступная суть закреплена юридически. Будь это не так, в послевоенной Германии нашлось бы немало желающих сохранить памятники вождям Третьего Рейха – сначала в музеях, а затем и на прежних местах, упирая на их "историческую ценность".

Только Международный трибунал, признавший преступность идеологии российского нацизма, известного как "большевизм", с полным набором последствий такого признания мог бы положить начало излечению России — страны глубоко несчастной, но одновременно и крайне опасной для человечества, по причине зачумленности нацизмом. В число же этих последствий обязательно должны войти жесткий запрет на пропаганду всех видов советской идеологии и тотальная денацификация России. С зачисткой общедоступных библиотек, запретом публичного показа фильмов и исполнения музыкальных произведений советской и постсоветской эпох, которые будут сочтены пропагандирующими нацистскую идеологию. С переизданием школьных и вузовских учебников. С обязательной люстрацией, включающей лишение свободы и поражение в правах самых активных из современных наследников Ленина и Дзержинского. И, естественно, с уничтожением всех памятников этой позорной эпохи, длящейся в России до сегодняшнего дня, и уголовной ответственностью за публичные сомнения в преступности российского нацизма, применяемой неукоснительно, как минимум, ближайшие сто лет.

Иного пути для излечения России просто нет. Но нет, увы, сегодня в мире ни ресурсов, ни политической воли, чтобы пойти этим путем. И, потому, советско-российский нацизм будет возрождаться снова и снова, затягивая в свою воронку бывшие республики СССР, также изрядно им зараженные. 

    Реклама на dsnews.ua