• USD 27.7
  • EUR 32.8
  • GBP 36.4
Спецпроекты

Гражданская Революция. Новая эпоха: общество справедливости

Статья "Новая эпоха: общество справедливости" является шестнадцатой в серии статей "Гражданская Революция". В ней рассматриваются перспективы построения по-настоящему справедливого общества
Реклама на dsnews.ua

Слово "справедливость", как правило, ассоциируется с защитой прав наиболее обделённых слоёв общества. На самом деле оно используется властью для оправдания правового преследования определённых социальных категорий. Особенно это очевидно в английском языке, в котором слово "справедливость" и слово "правосудие" являются тождественными. В формально-логическом смысле понятие "справедливости" призвано определить степень точности соответствия действия властей существующему праву. Такая формально-логическая конструкция никаким образом не препятствует самому праву быть несправедливым с морально-этической точки зрения. Более того, с правовой точки зрения будет считаться несправедливым, если несправедливые с морально-этической точки зрения законы не будут применяться. Таким образом, современное использование понятия "справедливости" является абсолютно спекулятивным и в значительной части случаев служит политической элите как инструмент установления и укрепления её власти и социально-политической сегрегации населения в контексте распределения в обществе политических прав и привилегий в её пользу.

В эпоху родоплеменного становления общества справедливым считался захват одних племён другими в рабство. С образованием рабовладельческих империй справедливым было превращение людей в бесправных рабов по социальному и этническому признакам. По мере развития религий справедливой стала считаться сегрегация населения на религиозной почве. С развитием автократического капитализма, диктатур и тоталитарных обществ, справедливым стало преследование по идеологическому и социально-политическому признакам. Таким образом, эволюция стандартов справедливости по мере развития общества сопровождается усложнением и расширением механизмов преследования и сегрегации.

Высшей формой социальной справедливости стала демократия. В современном мире она считается настолько универсальной формой справедливости, что даже автократические и тоталитарные режимы стали декларировать себя демократическими и облачаться в демократические процедурно-ритуальные формы с тем, чтобы за демократической формой скрыть свою тираническую сущность. Даже такие тоталитарные государства как Советский Союз, Кампучия во времена террора Пол Поты и современная Северная Корея оказались обёрнутыми в демократические политические формы с претензиями на наиболее передовые формы справедливости.

Но как функционируют те современные демократии, которые являются таковыми по их реальному содержанию?

Первое, что бросается в глаза, - это то, что демократия наделяет население набором прав и свобод не по признакам социальной продуктивности людей, а по признакам наличия у них гражданства и резидентского статуса. Даже в самых передовых демократиях граждане имеют наибольший набор прав и свобод, резиденты - жёстко ограничены в политических и иных правах, а нерезиденты - либо обладают минимальным объёмом прав и свобод, либо напрямую поражены в правах и подвергаются преследованиям, в частности, если их статус пребывания на территории страны признаётся нелегальным.

Кроме того, права и свободы обеспечиваются в демократических странах посредством право применения в условиях рыночной экономики. Это означает, что правовые услуги являются товаром, и, как оказывается, по факту, дорогим товаром. В результате правовые услуги по защите своих прав и свобод могут получить только те граждане, у которых есть достаточное для этого количество денег. И, наоборот, если у них нет достаточных средств, необходимых для оплаты правовых услуг, то они оказываются неспособными защитить даже те свои права и свободы, которые им формально гарантированы. Другими словами, социально-политическая сегрегация населения в современных демократических странах по признаку гражданской принадлежности и резидентского статуса де-факто дополнена сегрегацией по признаку имущественного ценза.

В дополнение к этому практика демократических стран предполагает использование обширного набора инструментов администрирования экономикой и создаёт огромное количество бюрократических барьеров, которые не способны преодолеть многие бизнесы, не обладающие достаточным стартовым или текущим капиталом. Такая экономико-правовая парадигма является, по сути, фильтром, препятствующим свободной рыночной конкуренции и способствующим формированию экономической монополии. Всё это сводится к тому, что экономическую конкуренцию выигрывают не те граждане, которые оказываются наиболее эффективными и продуктивными, а те, кто наиболее успешно осваивают искусство игры в монополию, то есть по факту являются искусными экономическими паразитами. Кстати, сфера правовых услуг является как раз той самой сферой, которая регламентирована множеством условностей, что привело к её монополизации и непропорционально дорогой стоимости, что и делает недоступной защиту прав и свобод для значительной части граждан демократических стран.

Реклама на dsnews.ua

Если же взглянуть на проблему более пристально, то она оказывается ещё более фундаментальной, чем можно было бы подумать с первого взгляда. Волнения и бунты, начавшиеся в мае 2020 года в США на расовой почве и перекинувшиеся на другие страны западной демократии, наглядно продемонстрировали, что даже в странах развитой демократии далеко нерешёнными остаются проблемы сегрегации, уходящие своими корнями в до-демократические времена вплоть до времён рабовладения.

В чём проблема?

Проблема в том, что демократия оказалась неспособной решить проблему разделения права на формальное и функциональное, и формально декларированные права не защищаются функционально. Понимание проблемы справедливости с точки зрения формы и функции является совершенно разным. Функциональная справедливость определяется общественной моралью, а не правом. С точки зрения морали под справедливостью понимается наличие прав и свобод у каждого индивида как условие полноценной социальной гармонии всего общества. С точки зрения права под справедливостью понимаются критерии преследования определённых социальных групп с целью установления общественного порядка таким, каким его субъективно понимает политическая элита, а не таким, каким он должен быть с точки зрения достижения объективной социальной гармонии в обществе. Таким образом, демократия оказалась де-факто неспособной обеспечить настоящую справедливость.

Что же делать?

Очевидно, что радикально проблему можно будет решить только по мере трансформации общества в постдемократическую общественно-политическую формацию. Вместе с тем, можно определить алгоритм того, как должна быть реализована справедливость в прямом смысле этого слова.

Индивиды и общество соотносятся друг к другу как элементы и образованная ими система. Соответственно, если поведение одних элементов в отношении других будет продуктивным, то вся система и все её элементы будут продуктивно развиваться. И, наоборот, если поведение элементов будет разрушительным по отношению друг к другу, то система и все её элементы будут подвергнуты фрустрации вплоть до их тотального разрушения и самоуничтожения. В проекции на социальную систему это означает, что только социально-продуктивное поведение индивидов в отношении друг друга сможет обеспечить в обществе настоящую справедливость, гармонию и процветание.

Каков путь решения проблемы?

С учётом того, что люди обладают сознанием, которое определяет их поведение, то этого можно достичь только одним способом - посредством развития общественного и индивидуального сознания до такого уровня, при котором бы индивиды с полной ясностью понимали и осознавали последствия своего поведения. А оно, поведение, в системе ответных реакций на взаимные действия формирует отношения между людьми, которые волнообразно распространяются с микроуровня индивида на макроуровень общества и в системе обратных связей возвращается с макроуровня общества на микроуровень индивида, определяя благосостояние каждого человека. То есть необходима такая модель поведения людей, в которой личное благополучие достигалось бы посредством благополучия других, и исключала бы возможность достижения благополучия посредством нанесения взаимного вреда. Эта модель может быть построена только при условии доминирования личного суверенитета над любыми формами коллективного или, тем более, государственного суверенитета, так как только личный суверенитет исключает возможность установления правил, легитимирующих возможность каких-либо действий против личности или целой группы личностей. И речь идёт не о выборе тактики по борьбе с эгоизмом, а, наоборот, о доведении и обострении индивидуального эгоизма до такого уровня, когда индивиды будут выстраивать социально-продуктивные тактики своего поведения в отношении друг друга не из-за слепой любви друг к другу, а из эгоистических побуждений достижения личного благополучия.

Как этого достигнуть?

Этого можно достигнуть только посредством развития общественного и индивидуального интеллекта с помощью высокотехнологичных образовательных методик до такого уровня, когда уровень интеллектуального развития перерастёт в культуру, базирующуюся на взаимном признании суверенитета личности над всеми иными формами суверенитета. И распространение этой культуры станет зачатием нового типа коллективной культуры суверенных граждан.

Интенсификации процесса в самом начале может послужить создание и применение технологии глобальной интеллектуально-культурной оценки и паспортизации населения, которая позволяла бы с достаточной точностью определить и оценить уровень интеллектуального развития индивида в совокупности с оценкой качества его индивидуальной культуры. Если уровень развития интеллекта и культуры индивида достаточны для его интеграции в сообщество индивидов с социально-продуктивным поведением, то такой индивид должен быть освобождён от каких-либо ограничений по признаку гражданской принадлежности и резидентского статуса. Он должен получить право беспрепятственного проживания, социального обеспечения и политического участия наравне с гражданами в любой стране мира.

Логическим следствием такой социокультурной трансформации, в конечном счёте, станет возникновение новой социокультурной общности - созидателей глобального суверенного гражданского сообщества - общества нового постдемократического типа, основанного на признании приоритета суверенитета личности над суверенитетом государства. Произойдёт образование двух социокультурных групп населения - с набором гражданских прав в зависимости от готовности каждого конкретного индивида следовать правилам социально-продуктивного поведения. И привилегии суверенных граждан должны будут побудить ассимиляцию в социально-продуктивную культуру всё остальное население. Исторический путь к формированию нового типа социально-продуктивной культуры и построению истинно справедливой и социально-гармоничной цивилизации будет расчищен!

Эта статья - шестнадцатая в серии публикаций "Гражданская Революция". Первые пятнадцать статей можно найти по ссылкам:

    Реклама на dsnews.ua