• USD 27.7
  • EUR 33.3
  • GBP 38.6
Спецпроекты

Как избавиться от тела. Обойдется ли Львов без крематория?

Мертвые все острее конкурируют с живыми за земельные участки. Как будут хоронить в XXI веке в Украине

Во Львове дефицит мест на кладбище
Во Львове дефицит мест на кладбище
Реклама на dsnews.ua

Комиссия финансов и планирования бюджета Львовского горсовета не поддержала строительство крематория во Львове, о чем сообщил руководитель фракции ВО "Свобода" в горсовете Руслан Кошулинский. Причина: 90% львовян являются христианами, а кремация не отвечает христианской традиции. Кроме того, от украинских церквей во Львовский горсовет не поступило ни одного обращения с предложением построить крематорий.

Последний аргумент выглядит странно. Если бы церкви предоставляли под кладбища свою землю, такая ссылка была бы уместна. Но землю под кладбища выделяет горсовет. И ее, свободной, крайне мало – а та, что можно выделить, находится далеко от города. Иными словами, даже любящие и скорбящие родственники туда особо не наездятся, а значит, кладбище будет, мягко говоря, довольно заброшенным.

Поможет ли кремация?

Вопрос о том, как хоронить умершего — деликатный и неприятный, но, увы, неизбежный. Сегодня в Украине есть четыре крематория: в Харькове, Киеве, Одессе и Днепре, причем в Харькове и Киеве кремируют до 60% тел. Что тоже немного, поскольку и оставшиеся 40% создают те же проблемы: поиск места, где их возможно похоронить. Следом возникает и второй вопрос: хорошо, пусть даже нашли землю и похоронили. Сколько времени кладбище должно стоять нетронутым? Вечность тут, увы, не проходит. На Земле с момента появления человека жило порядка 100 миллиардов людей нашего вида, и, сохраняя старые кладбища, мы не оставили бы свободной земли ни для чего более.

Обычный срок: 75-100 лет, после чего при цивилизованном подходе останки перезахораниваются в общей могиле уже анонимно, а именная могила используется повторно. Впрочем, родственники или почитатели могут продолжить оплачивать могилу, поскольку кладбище в этом случае сохраняется и действует. При подходе менее цивилизованном кладбище просто-напросто перепахивают и сносят полностью, а освободившуюся площадь застраивают многоэтажками. Иногда это просто неизбежно, без вариантов: города растут, а кладбище в центре, если только это не относительно компактный исторический пантеон – плохая со всех точек зрения идея.

Даст ли выход кремация? Если по площади хранения – то да. Хотя со временем возникнет и проблема, где держать миллионы урн. В Гонконге, например, уже сегодня тысячи семей хранят пепел родственников на складе похоронного бюро в ожидании свободного места в колумбарии. В Сингапуре колумбариев с открытым доступом вообще нет как опции. Родственники могут получить урну на руки, а через какое-то время отправить обратно на склад.

Но для Украины, с точки зрения площади, колумбарий сегодня — выход. А вот с точки зрения экологии сжигание трупа – плохая идея. И с точки зрения расходов энергоносителей – тоже. Словом, крематорий это уже сегодня дорого и неэкологично.

Реклама на dsnews.ua

В поиске альтернатив

Вопрос о психологической готовности граждан принять тот или иной тип захоронения мы сейчас не рассматриваем. Граждане у нас очень хорошие, и полгода обработки по телевизору заставят их принять все что угодно, причем с восторгом и даже на референдуме. И с церковью тоже можно договориться, если подойти к этому по-деловому.

Вопрос о сохранении памяти об умерших, в том числе и путем симуляции "цифрового бессмертия", когда ИИ, снабженный сведениями о поведении покойного в соцсетях, имитирует общение с ним, тоже относится к другой области – хотя идея, возможно, и неплоха. На уровне всеобщего упадка образования это позволит, по крайней мере, сохранить в соцсетях некоторое количество адекватных и образованных собеседников.

Проблема, таким образом, рассматривается чисто технологическая: как, не нарушая внешних приличий, утилизировать труп, если классический способ требует слишком много площади и порождает массу сопутствующих проблем, а кремация – дорога и неэкологична.

Один из вариантов компромиссного решения практикуется в Испании и Греции: аренда ниши в мавзолее, где тела лежат несколько лет, а после полного разложения мягких тканей перезахораниваются в обшей могиле.

В Израиле правительство уже одобрило строительство многоуровневых погребальных туннелей, несмотря на протесты ортодоксальной еврейской общины.

Еще один вариант: быстрая утилизация тела способом более экологичным, чем кремация. Здесь возможно множество вариантов. К примеру, быстрая минерализация твердых тканей и полное растворение мягких под воздействием кислоты, высоких температур и давления. Этот процесс, названный "ресомацией" с химической точки зрения напоминает естественное разложение тела, но занимает от двух с половиной до трех часов вместо десятков лет. Технология была разработана шотландцем Сэнди Салливаном в 2007 году, но широкого распространения пока не получила.

Не обязательно сжигать или химически разлагать тело. Способ, названный промессией, использует заморозку в жидком азоте до -196°С, дробление тела до порошкообразного состояния, удаление путём холодного испарения всей жидкости и выдачу порошка родственникам, которые могут использовать его как удобрение для выращивания мемориального растения, соответствующего характеру покойного. Способ разработала шведский морской биолог Сюзанна Вииг-Масак. Но он дорог, куда дороже кремации. К том же занимает много времени, порядка 10 дней в холодильной камере.

Прочая экзотика, вроде извлечения из тела покойного углерода с последующим спеканием его в алмаз вообще невообразимо дорога и не предполагает массовости процесса.

Менее экзотический и относительно дешевый способ разложения тела в компост был узаконен два года назад в США, в штате Вашингтон. Тело помещается в стальной контейнер, заполненный люцерной, древесной щепой и соломой. После этого контейнер закрывают, и тело разлагается естественным образом в течение не более 30 дней. В результате получается компост в количестве, примерно соответствующем двум тачкам, который и выдают близким умершего. Они могут высадить в него цветы, овощи или деревья.

Способ по описанию неплох, но возникает вопрос, за счет чего достигается столь быстрое разложение? И второй: куда девать кости? Хоронить частным образом?

Тем не менее недорогие и быстрые способы превращения тела в компост, включая даже разложение костей, в принципе, возможны. Современным биотехнологиям это вполне под силу, проблему составляет лишь в постановка задачи. Задач же может быть две, и они существенно различаются. Можно утилизировать тело так, чтобы полностью избавиться от него, — а на память останется, к примеру, цифровой образ, и, возможно, куст или дерево — но это уже проблематично, ибо требует площади. Можно также обеспечить компактное и экологичное захоронение с возможностью посещения родственниками. Какую из задач сделать более приемлемой социально – вопрос уже не биологических, а социальных технологий.

Впрочем, в условиях Украины все, вероятно, будет прозаичнее и сведется к борьбе за один из вариантов расходования средств: либо на строительство крематория – либо на расширение обычных кладбищ. И тот, и другой варианты предполагают комплекс товаров и услуг, с помощью которых скорбящие будут увековечивать память о своих незабвенных, и услуги эти в одном и другом случае несущественно отличаются, что приведет к конкуренции их производителей. Что же касается выбора, в тех случаях, когда он возможен по средствам и ситуации, то преимущества и недостатки кремации и обычного погребения подробно разобраны в "Незабвенной" Ивлина Во, которую и можно порекомендовать всем, нуждающимся в ориентирах в мире похоронных услуг. 

    Реклама на dsnews.ua