• USD 27.1
  • EUR 33
  • GBP 38.2
Спецпроекты

Масштабная война с Россией — или мир на грани. Риски и возможности для Украины

Чьим интересам может отвечать полномасштабная война России против Украины, какими могут быть ее итоги, и неизбежна ли она

vlasno.info
vlasno.info
Реклама на dsnews.ua

Война на Востоке слишком громко постучала к нам в двери, чтобы мы могли игнорировать ее стук. Проведенная Путиным рекогносцировка показала решающие преимущества России в возможном конфликте.

Возможно, реальная помощь Украине не ограничится одним только выражением обеспокоенности. Возможно также, что не вся помощь оружием запоздает к горячей фазе конфликта. Но даже в лучшем случае мы не сможем рассчитывать ни на прямое вмешательство США и НАТО, ни даже на "странную войну" образца 1939-40 г.г. Иными словами, схватиться с Россией в силовой фазе нам придется фактически один на один. Как, к примеру, Финляндии в 1940-м — о Зимней войне мы еще вспомним чуть ниже.

Кроме того, анализ ситуации говорит о том, что война может быть выгодна сразу нескольким игрокам.

Альтернативные реальности

Выдвигая войска, Путин в обычном своем стиле импровизировал и колебался в поисках самого узкого места в коридоре возможностей между желаемым и достижимым. В итоге, его решение ограничиться демонстрацией силы сложилось как сумма влияний группировок в его окружении. Но мнения этих группировок формируют группы влияния второго ряда, насыщенные агентами влияния конкурирующих групп. Таким образом, четкой линии раздела между "позицией Запада" и "позицией России" не существует, и местами они если не совпадают полностью, то весьма значительно диффундируют ввиду явной неоднородности и внутренней противоречивости первого.

Встречные и конкурирующие влияния в истории, конечно, не новость, но их масштабы сегодня вышли на новый уровень. Даже решения о применении силы в наше время носят рамочный и компромиссный характер, когда итоги еще не начавшихся военных действий заранее ограничены рамками взаимного влияния и баланса интересов, так что контуры послевоенного мира известны достаточно точно. Иными словами, то, что выглядит как заговор масонов, рептилоидов и пилотов НЛО, в действительности оказывается многоуровневым корпоративным компромиссом.

Реклама на dsnews.ua

Вменяемый прогноз в такой системе взаимных влияний всегда будет многовариантным, поскольку точек равновесия интересов может быть несколько. Это относится и к вариантам будущего Украины.

Между миром и войной

Нравится нам это, или нет, но очень заметный процент населения Украины хочет назад в СССР, изрядно его идеализируя. В идеализированный СССР хотят даже те, кто никогда там не жил – легенды о "Золотом веке" очень живучи. Их, этих ностальгиков, по крайней мере, не меньше, чем убежденных сторонников ухода прочь и от России, и от стигматов советского прошлого. А в сочетании с аполитичным "болотом" они составляют уверенное большинство.

Конечно, как гласит актерская пословица, публика-дура, мнение которой управляемо в широких пределах, и даже зайцев можно обучить строем ходить в атаку (методику ищите у Чехова). Но без внешнего давления зайцам это несвойственно. Так и большинство нашего общества, предоставленное самому себе, дрейфует к России, а для движения в обратном направлении нужны усилия активного меньшинства, причем, стоит только их ослабить, как начинается спад. Иными словами, за вычетом поправки на традиционный анархизм, Украина в основном остается УССР, впитывая постсоветские паттерны, импортируемые из России. Прозападные лидеры всплывают в ней лишь на волнах конфликтов элит, когда одна из сторон пытается призвать помощь с Запада, и тонут, стоит только конфликту дойти до стадии переговоров. Так Виктора Ющенко сменил Виктор Янукович, которого погубил конфликт внутри его окружения. Сменивший Януковича Петр Порошенко ввел конфликт с Россией в стадию бесконечных (и безнадежных) переговоров — и сразу же проиграл Владимиру Зеленскому, который пообещал договориться с Москвой и выстроил на этом предвыборную кампанию.

Но полное поглощение Украины Россией или включение ее в число формально независимых, но подконтрольных Москве недогосударств, на кремлевской дипломатической фене именуемых "братскими", не отвечает в полной мере интересам большинства корпоративных игроков, как условно-западных, так и условно-российских. Только это, в сочетании с усилиями активного, но проигравшего все выборы меньшинства сторонников движения прочь от Москвы, и удерживает сегодня Украину от немедленного падения в Россию.

Интересы российских группировок

В России стартовал процесс передела власти и ресурсов между двумя корпоративными партиями: "коллективного Путина" — и условной изоляции от Запада, и "коллективного Навального" — и столь же условного с Западом примирения. При этом "внешняя" Россия, симулируя оппозицию Кремлю, возьмет на себя взаимодействие с Западом, обеспечив доступ к его передовым технологиям и финансовым инструментам, а также тонкую настройку российской внешней политики. "Внутренняя", изолированная от Запада по образцам сталинского СССР и современной КНДР, будет отвечать за контроль над территорией, сырьевой ресурс и финансирование за его счет государственных и силовых структур, осуществляющих грубое политическое и силовое давление. Формально обе России будут дистанцироваться друг от друга с помощью доступных им западных экономических и юридических инструментов, но по факту останутся единым целым, хотя перманентные трения между двумя командами неизбежны.

Процесс превращения РФ в государство-корпорацию такого устройства начался с 1991 года и никогда не прекращался. Но ситуация требует зримого, в первую очередь, для Запада, дистанцирования двух команд и жесткой специализации, так что обеспеченное путинским режимом выходцам из КГБ-ФСБ сидение сразу на двух стульях уже не проходит. 

Как в рамках этого плана Россия может действовать на украинском направлении? Здесь видны два варианта: борьба за контроль над всей Украиной, которую Кремль ведет сейчас, либо, как альтернатива ей, раздел Украины в результате полномасштабной войны. При этом оба сценария должны решить ряд проблем, в числе которых признание аннексии Крыма, снятие санкций и улучшение отношений с ЕС.

Какими могут быть российские цели в случае широкомасштабного конфликта с Украиной? Очевидно, разгром ВСУ и частичная оккупация, приблизительно до линии Одесса-Киев-Минск, насколько возможно — замаскированная под "народное восстание против нацистского режима". При этом, остаток Украины должен сохранить хотя бы минимальную жизнеспособность, чтобы было с кем вести переговоры и заключить мирный договор, демонстрируя миролюбие. Так что Киев, как и Одессу, в случае российского успеха, вероятно, разделят, по образцу Западного и Восточного Берлина. Это позволит и баланс соблюсти, и "сакральными местами" не разбрасываться.

Разрубленный украинский узел во многом выгоднее Москве, чем вечный холодный мир или даже ползучий пророссийский переворот. И то, и другое означает многолетнее сопротивление, а с ним — огромные затраты при минимуме выгод. Конечно, силовой вариант сопряжен с рядом дополнительных рисков. Именно риски и вызывают колебания, но проба сил показала, что риски не столь уж и велики.

Раздел же Украины соблазнителен для Москвы решением множество задач:

  • Деблокировать водоснабжение Крыма. Альтернативные варианты, вплоть до постройки опреснительной АЭС, возможны в принципе, но дороги и сложны, так что выход на Днепр — самый приемлемый способ решить эту проблему. Отдаленные последствия россияне не рассматривают вообще — они ситуативисты, в этом их слабость и их сила. И пока мы стратегически их не переигрываем — в этом скорее их сила, чем слабость.
  • Установить контроль над промышленно развитыми, к тому же с существенным процентом тяготеющего к Москве населения, регионами Украины.
  • Развести в глазах официального Запада и собственных подданных "внешнюю" и "внутреннюю" России: изолировать население "внутренней", превратив его в соучастников, и представить "внешнюю" как альтернативу агрессивному кремлевскому режиму, пусть не идеальную, но единственно возможную. Это позволит замкнуть на "внешнюю" Россию все действия Запада по смене режима, тем самым нейтрализовав их, поскольку "внешний" и "внутренний" проекты, как уже сказано, — части одного целого. Запад охотно участвует в этой игре уже сегодня, принимая версию о "нормальных в массе своей россиянах", которым "режим" не дает "построить нормальную жизнь". В действительности именно "режим" и является производной от "нормальных", то есть, составляющих большинство, россиян, которым он удобен и понятен — а не наоборот.
  • Подвергнуть сомнению государственную субъектность Украины в ее нынешнем виде. Захваченная часть, после "законных выборов" по крымскому сценарию с "законно избранными" "парламентом" и "президентом", и со столицей, перенесенной из любви к историческому символизму, в Харьков, станет претендовать на украинское место во всех международных организациях. 

С учетом слабости украинского политикума это позволит оспаривать любые шаги Украины-настоящей. Часть мест в международных организациях будет отжата, часть судебных дел – похоронена. При удачном для Москвы ходе событий Восточная Украина за несколько лет получит и международное признание. Это позволит, среди прочего, закрыть на международном уровне вопросы Крыма и ОРДЛО.

Наконец, наличие неоккупированного остатка Украины позволит вытеснить в него нелояльное пророссийскому режиму население из оккупированной части. Аналогии с ОРДЛО, где это пока не удалось окончательно сделать, здесь не работают: там просто не брались пока за это по-настоящему системно и последовательно. Причина проста: собственных специалистов нет, а Россия еще не воспитала по-настоящему эффективные кадры для повторения сталинского террора в XXI веке. Советские репрессии в начале века XX тоже ведь не сразу достигли совершенства. Ту же машину-душегубку, для отравления приговоренных к смерти выхлопными газами, советские "органы" изобрели — стыдно сказать — только к концу 20-х годов. А система "жизнь за паек" — основа ГУЛАГа, изобретенная Нафталием Френкелем, была отлажена только к середине 30-х.

Что касается признания-непризнания марионеточной "Восточной Полуукраины", то тут не сработает и кипрский пример. Кипр – островные задворки Европы, а здесь все будет происходить под боком у ЕС. В Брюсселе признают что угодно, лишь бы не ссориться лишний раз с Москвой, доказавшей на деле свою полную отмороженность. К тому же Европе это невыгодно экономически.

Конечно, на первых порах Россию осудят за агрессию, но, кроме санкций (малоэффективных, когда диктаторские режимы готовы дорого платить за свои фанаберии — примеры КНДР, Ирака и Ирана здесь вполне красноречивы) и пустой риторики, ничего предпринять не смогут. Впрочем, даже эти шаги будут ослаблены европейскими адвокатами Кремля. С появлением же двух Украин вопрос о снятии санкций назреет лет за пять-семь. Достройка СП-2 тоже станет неизбежна, поскольку газовый транзит через Украину рухнет – но это пойдет уже как бонус.

В самой же России победу над "украинским нацизмом" представят как следующий акт "Великой Победы", списав на нее экономические трудности на десять лет вперед.

Субъектный Запад и украинская власть

Евросоюз во главе с Францией и Германией легко сольет Украину в обмен на дешевый газ — по крайней мере в перспективе ближайших 10-15 лет, когда немцы будут остро нуждаться в дополнительных объемах голубого топлива для компенсации закрытия угольных и атомных электростанций в связи с переходом на "зеленую" энергетику. Ситуативно? Да, конечно. Но через 10-15 лет о сегодняшней Украине в ее нынешних границах в Европе никто и не вспомнит. 

Кроме того, Брюссель, Париж и Берлин уже сегодня считают Москву стороной, с которой можно вести игру в пику Вашингтону. Иными словами, Западная Европа готова к компромиссам с Путиным, как некогда с Гитлером в 1938-м, а в роли Чехословакии выступает Украина. К тому же в ведущих странах ЕС весьма влиятельна российская агентура.

Особняком стоит бывший "соцлагерь". Но и там в избытке лоббистов "перезагрузки" на всех уровнях. Реакция чехов на вскрывшуюся российскую диверсию порадовала, но скандал выдохнется, а Чехия так же набита российской агентурой и слаба в военном отношении, как и другие страны бывшего СЭВ.

Остается союз США и Великобритании. Это есть тот субъектный Запад, который может противостоять России. Трудно не заметить, что и тут повторяется история 1938-45 годов.

Но Украина насыщена российской агентурой на порядок плотнее, чем даже страны ЕС. Способность ее госаппарата и политиков принимать адекватные решения в интересах сохранения целостности и независимости страны, а также готовность противостоять России крайне низки. Качество "среднего избирателя" — столь же низкое, и, собственно, эти два качества взаимосвязаны. За 30 лет независимости ситуация не поменялась к лучшему. Потеря Крыма и оккупация части Донбасса замедлили дрейф к России ровно на один президентский срок Петра Порошенко. Способности активного меньшинства к самоорганизации — без вливаний со стороны одной из групп олигархов, вошедшей в конфликт с другой группой, вызывают большие сомнения. Об обоснованности этих сомнений свидетельствует и история последнего Майдана (и всех предыдущих, кстати, тоже)

При рациональном взгляде на ситуацию Западу нет особого смысла поддерживать такую Украину. Только избавившись от ностальгии по СССР и тяги к "братству с Россией", сплотив патриотов ненавистью к агрессору, достаточно сильной, чтобы отложить на время внутренние дрязги, Украина может качественно измениться. Большая война, исключающая всякие формы индифферентного нейтралитета, может этому поспособствовать — и это, пожалуй, один из наиболее весомых аргументов, пока еще сдерживающих Россию от более активных и агрессивных действий. Ведь только такая, очищенная от мышебратских и неосоветских настроений Украина смогла бы стать надежным союзником субъектного Запада. Что до ее размеров и численности населения, то они решающего значения не имеют. Верные пол-Украины для Запада предпочтительнее, чем аморфная и "многовекторная" Украина целиком.

Поток украинских беженцев станет при этом проблемой Восточной Европы, которая отгородится от него жестко и без сантиментов, как сегодняшний "старый Запад" отгородился от еврейских беженцев из Германии в конце 30-х. И никакие страны НАТО, США, британцы непосредственно, в конфликт не втянутся.

Кроме того, формальное размежевание "внешней" и "внутренней" Россий в связи с крупномасштабной агрессией снимет, опять-таки, формальные препятствия для выгодного экономического сотрудничества Запада с Россией "внешней", а по факту с Россией в целом. Но оно также позволит США и Великобритании, тандем которых вновь складывается по образцу Второй мировой, используя войну в Украине, как предлог, объявить охоту на российских агентов и лоббистов, явных и тайных, приняв специальные законы – так, как это было сделано в отношении к германского лобби. Это станет основой для действенного экономического давления на внешнюю Россию, а через нее – на Россию в целом, и станет наилучшим инструментом для препятствования России в ее сближении с Китаем.

Наконец, такая война сплотила бы восточную часть ЕС, показав ей возможные перспективы, и ослабив влияние на политику ЕС Германии и Франции, оппонирующих США.

Что касается украинской власти в лице команды Зеленского, то с ней, если не входить в детали, все обстоит просто: провалы удобно списать на войну, и, закончив каденцию, покинуть пределы Украины, а в эмиграции писать мемуары о том, кто во всем виноват (Порошенко, конечно). Любой другой сценарий не даст им десятой доли таких возможностей.

Между Финляндией и Ирландией

Путин будет колебаться до последнего момента, но военные приготовления заходят все дальше — соответственно, шансы откатиться на исходные позиции все более призрачны. Россияне жаждут победы над "хохлонацистами", Путину же, несмотря на попытки создать культ его личности, неоправдавшиеся ожидания могут стоить власти, а с ней — и жизни. Российским де-факто партиям, "внешней" и "внутренней", война тоже сулит больше выгод, чем холодный мир.

Силы сторон, ВСУ и России, несопоставимы, а аналогии с Финляндией не вполне уместны. Финны могли рассчитывать на сложный ландшафт и профессионализм Маннергейма, и отделались небольшими людскими и территориальными потерями. Да, небольшими — сравнительно с нашими перспективами, по прошествии двух лет неэффективного управления, плюс президента, с очень специфическими взглядами и талантами.

Так что общий итог сценария полномасштабной войны с РФ, проводимой из-за спины "Восточно-Украинской Республики", выглядит для Украины довольно мрачно, и имеет некоторые параллели с ситуацией двух Ирландий — отбившейся от британской короны Республикой и оставшимися под ее контролем северными графствами. Кроме того, Россия может пойти и на некоторые размены, к примеру, слив Приднестровье в Молдову, а Молдову – в Румынию. Если Румыния, а с ней и ЕС, на это пойдут (что не безусловно, но не невероятно), то будут ощущать последствия такого подарка made in USSR очень долго. Но формально это будет широкий жест ради добрых отношений Бухареста и Москвы.

Что мы получим в итоге

В минусе — потери, людские, и территориальные, причем, последние, вероятно, очень надолго. В плюсе: сплочение оставшейся Украины, успешное завершение нациогенеза и уход от Москвы — навсегда.

Сценарий, что и говорить, сложный, но альтернатива ему не лучше: скольжение в Россию, и, уже с ней вместе, в нео-СССР. Похоже, что в рамках существующего в нашем обществе (и отражающегося на составе Верховной Рады!) спектра мнений об отношении к России и Путину, к нашей общей с Россией истории и к перспективам российско-украинских отношений в обозримом будущем, дальнейшая эскалация конфликта — единственный сценарий, способный обеспечить окончательный уход Украины с советско-российской орбиты.

На медленное размывание пост-СССР, со ссылкой на то, что молодежь, даже несмотря на потребление в огромных количествах российского инфокультурного гуано, предпочитает уезжать в Европу, рассчитывать не приходится. Во-первых, среднее качество сухого осадка, остающегося в Украине, меняет ситуацию отнюдь не в нашу пользу. А во-вторых, существенная часть уехавших, под воздействием упомянутого продукта, будет менять в худшую сторону и Европу, ностальгируя по мифическому "Золотому веку СССР" и в ней, что, собственно, мы наблюдаем и сегодня. Как это ни печально, но пока размывание работает против нас.

Да, независимость через войну встанет очень нам дорого. Но пока Россия существует в нынешнем виде ГУЛАГа народов, цена коллективного побега из этого лагеря в любом случае будет велика, и лайт-вариантов, тут, к сожалению, не просматривается. Сохранить же целостность Украины мы могли бы только качественно изменившись, и сплотившись вокруг идеи ухода от Москвы и противостояния агрессору — притом, успев это сделать до начала новой большой войны. Состав ВР и команды на Банковой — наилучшие индикаторы успеха такого сплочения. И, сегодня, скажем прямо, они не дают нам даже малейшего повода для радости.

    Реклама на dsnews.ua