• USD 36.6
  • EUR 39.7
  • GBP 45.2
Спецпроекты

Приятель Мадуро. Зачем США мирятся с Венесуэлой

В Венесуэле сейчас создаются условия для гипотетического переформатирования мирового нефтерынка вопреки России

Николас Мадуро
Николас Мадуро
Реклама на dsnews.ua

В декабре прошлого года началась формализация завершения лидерства уже экс-главы Нацассамблеи Венесуэлы (после "потери" которой режим Николаса Мадуро создал новый парламент) Хуана Гуайдо, признанного в 2019 г. и.о. президента 50 странами в пику Мадуро. Однако лидерство Гуайдо так и не стало стопроцентным или хотя бы 50-процентным.

Протесты против Мадуро в Венесуэле вспыхнули еще в 2014 г. Их лицом был оппозиционер Леопольдо Лопес, но был арестован по обвинениям в терроризме, поджоге и убийстве.

Международное давление заставило Мадуро в 2017 г. выпустить Лопеса под домашний арест и вскоре, в 2018 г., в стране снова начались массовые акции протеста, вызванные спорным переизбранием Мадуро президентом. Однако лидером оппозиции и этих протестов Лопес уже не был. Он составил кампанию перспективному в то время и медийно привлекательному главе международно признанного парламента Хуану Гуайдо, также имевшего большую поддержку администрации Дональда Трампа.

Некоторое время протестное движение было настолько эффективным и эффектным, что породило ожидания относительно смены власти в Венесуэле. Казалось, Гуайдо имел неплохие шансы. Мадуро тогда даже готовился бежать на Кубу с одной военной базы. Это был один вариант на его столе, другой – удержать на своей стороне военных, некоторые из которых даже участвовали в заговоре против Мадуро.

И преемнику Чавеса это удалось: он удержал контроль над армией путем перенаправления ограниченных в результате санкций финансовых потоков именно на Минобороны.

Со временем протесты начали утихать, а с ними стремительно и влияние Хуана Гуайдо. Некоторые, в частности, экс-советник Трампа по вопросам нацбезопасности Джон Болтон считает, что падению популярности и влияния Гуайдо также способствовала непоследовательность его бывшего босса, который сначала поддерживал Гуайдо, но затем радикально изменил свое отношение к нему и начал игнорировать.

Оппозиция в оппозиции к Гуайдо

Реклама на dsnews.ua

Несмотря на то, что многие страны до сих пор признают Гуайдо легитимным и.о. президента Венесуэлы, его карьере и перспективам на самом деле почти конец. Решением объединенной оппозиции, в состав которой входят четыре партии ("Справедливость прежде всего", "Демократическое действие", "Новая эра" и партия Гуайдо "Народная воля"), Гуайдо снят с должности временного президента, против чего выступила только "Народная воля" ".

Стремясь выступить единым и сильным фронтом на 2024 г. оппозиционные силы в декабре 2022-го начали процесс устранения Хуана Гуайдо от, пусть призрачной, но власти. Точка была поставлена во время онлайн-встречи оппозиционеров, когда большинство, 72 человека, проголосовало за соответствующие изменения в структуре власти. Новым и.л. президента до выборов отныне является Динора Фигера, а ее замами – Мариенела Фернандес и Ауристела Васкес. За Гуайдо оставили кресло в Нацасамблее.

Мадуро идет навстречу

Важный момент: перед этим окончательным голосованием Николас Мадуро заявил о готовности работать над нормализацией отношений с Соединенными Штатами, с администрацией Джо Байдена.

"Мы готовы к диалогу на самом высоком уровне, к уважительным отношениям, и я хочу, чтобы луч света пришел в Соединенные Штаты Америки, чтобы они перелестнули страницу и оставили свою экстремистскую политику в стороне и пришли к более прагматичной политике из уважения к Венесуэле", — заявил он во время эфира венесуэльского государственного телевидения.

Но что об этом все сейчас думает собственно администрация Джо Байдена?

Официально Белый дом отметил, что до сих пор считает Гуайдо и.о. президента Венесуэлы, и заверил оппозицию в своей поддержке.

С другой стороны, не только заявление Мадуро свидетельствует об определенных коренных изменениях в политике США в отношении Венесуэлы. Издание Axios опубликовало такой комментарий чиновника Госдепа: "Национальная ассамблея 2015 года признает Гуайдо одним из ее членов, а не временным президентом, поскольку временного правительства больше не существует. Поэтому мы следуем их примеру".

То есть де-факто Вашингтон на самом деле уже не считает Хуана Гуайдо, давно потерявшего доверие оппозиционного электората, временным главой Венесуэлы.

Формально администрация поддерживает текущее положение дел и точно – венесуэльскую оппозицию. Однако это объясняется осторожностью, ведь в случае резкого изменения вектора венесуэльской политики Вашингтона венесуэльскую оппозицию может постичь серьезный кризис, вплоть до тотального раскола. А оппозиция нужна как инструмент влияния на Мадуро, чтобы он придерживался намерения нормализовать отношения США.

Это во-первых. А во-вторых, собственно, и Николас Мадуро нуждается в демократизации ситуации на выборах, ведь в случае его победы она будет законной и миру придется это признать, и вести дела уже с ним официально и напрямую.

Нефтяное возрождение

Однако есть и третий пункт, демонстрирующий общие интересы и оппозиции, и режима, и США. Это нефть и замороженные активы.

Для начала отметим, что объединенной оппозиции удалось получить и удержать контроль над крупной компанией Citgo Petroleum Corporation со штаб-квартирой в Хьюстоне. Она занимается продажей, транспортировкой нефтепродуктов, топлива, мазута и т.д. И что важнее — "дочка" венесуэльской государственной нефтекомпании PDVSA. С 2019 г. PDVSA из-за санкций не получает выгоды от ее работы.

Защищенный от кредиторов, которым Каракас должен $60 млрд, лицензией США мажоритарный пакет акций Citgo является залогом для облигаций, по которым PDVSA объявила дефолт. То есть, эти средства есть и они под контролем оппозиции. И эти средства, как и возобновление функционирования Citgo, крайне нужны Николасу Мадуро, чья страна имеет крупнейшие в мире подтвержденные залежи нефти, добыча которой упала в десятки раз по сравнению с периодом до протестов и санкций.

Кроме Citgo оппозиция сохраняет контроль над замороженными венесуэльскими активами за рубежом. Речь идет о, по меньшей мере, $3 млрд, которые в случае улучшения ситуации в стране после уступок Мадуро и оппозиции могут вернуться в Венесуэлу в виде инвестиций в здравоохранение, пищевую и энергетическую инфраструктуру через специальный фонд и под руководством соответствующих органов ООН, о создании которого уже было объявлено.

Имеем новый баланс: Мадуро получит возможность договариваться с оппозицией по выборам 2024 г., а оппозиция может обеспечить поступление очень нужных для экономики инвестиций.

И вишенка на торте – если Мадуро и оппозиции действительно удастся провести хотя бы относительно прозрачные выборы, а также если Мадуро и дальше будет нормализовать отношения со Штатами, то уже скоро объемы венесуэльской нефти на мировом рынке могут увеличиться. Начало этого уже наблюдается: американский минфин позволил компании Chevron расширить совместные операции с PDVSA.

Возвращение Венесуэлы в статусе одного из ключевых игроков на нефтяном рынке будет способствовать его переформатированию. И не в пользу России, которая из-за полномасштабного вторжения в Украину уже почти потеряла европейский рынок энергоресурсов.

То есть Вашингтону пришлось учесть реалии – величайшую после Второй мировой войну в Европе и неспособность бывшего фаворита объединить оппозицию, венесуэльцев в целом и лишить Николаса Мадуро власти. План по созданию нового баланса сил в Венесуэле с участием Мадуро и оппозиции ради глобальных изменений, как бы это ни было цинично, все же дешевле новых попыток переиграть режим посредством поддержки только оппозиции.

    Реклама на dsnews.ua