• USD 38.3
  • EUR 41.6
  • GBP 48.6
Спецпроекты

Идеологическое воздержание. Почему Президент Милей отказался от вступления в БРИКС

Новый президент Аргентины вовсе не "мини-Трамп", а его программа даёт реальный шанс на вывод страны из череды кризисов, длящихся почти век. Но реализация этого шанса, предполагает, среди прочего, принципиальное неучастие Аргентины в играх аутсайдеров.

Реклама на dsnews.ua

В 2022 году, по инициативе предыдущего президента, Альберто Фернандеса, Аргентина подала заявку на вступление в БРИКС и получила официальное приглашение на саммите в Йоханнесбурге в конце августа прошлого года. Но выборы 19 ноября перевернули ситуацию. Новый президент Хавьер Милей отказался вступать в БРИКС, сильно огорчив этим Россию и Китай.

Аргентина и Милей

Несмотря на постоянные внутренние конфликты, Аргентина, в период между 1880 и 1920 годами успешно развивалась, войдя в топ-10 ведущих экономик мира. В неё устремились образованные и энергичные эмигранты из Европы, способствуя дальнейшему росту. Но после 1920 года развитие Аргентины пошло на спад, а затем ушло в минус. Сначала мир накрыл глобальный кризис, а после переворота 1930 года страна вошла в череду уже собственных кризисов, из которой не может выбраться до сих пор.

Проблемы Аргентины, в сумме, сводимы к одной: её общество слишком противоречиво и разнообразно, а противоречия между разными группами внутри него слишком глубоки. Как следствие, управлять Аргентиной можно либо с помощью диктатуры, левой или правой, либо, насколько это возможно, не управлять ей вовсе, предоставив ситуации самой прийти к точке равновесия. Ни левые, ни правые диктаторы за прошедшее столетие не решили аргентинских проблем, а попытки возврата демократии заканчивались хаосом. Президент-либертарианец Хавьер Милей, программа которого сводится к максимальному уровню свободы действий для каждого, и минимальному вмешательству государства, априори неспособного справиться с ситуацией, стал для Аргентины, вероятно, наилучшим выбором из всех, имевшихся в наличии. 

БРИКС: кто и во что в нём играет

Группа развивающихся стран БРИКС была образована в 2006 году Бразилией, Россией, Индией и Китаем, а в 2010 году к ней присоединилась Южная Африка, выбитая в Третий мир отменой апартеида. По официальной версии, БРИКС стал "важной платформой для сотрудничества между развивающимися рынками и развивающимися странами", и это отчасти правда, но не вся, поскольку интересы стран входящих в БРИКС совпадают лишь частично. Их совпадение состоит в том, что все члены организации рассчитывают давить на развитый Запад количеством и, сбившись в кучу, хотя бы отчасти, диктовать свои условия в ходе обмена сырья и неквалифицированной рабочей силы на технологические изделия, которые они не в состоянии произвести по причине отсталости и общей вторичности по отношению к Западу. Таким образом, БРИКС – в значительной степени анти-G7, попытка реинкарнации СЭВ. Пока только СЭВ, ещё без Варшавского договора, поскольку не все члены БРИКС готовы всерьез испортить отношения с Западом. Собственно говоря, кроме России, на это не готов сегодня никто, даже Китай, хотя Пекин и занял позицию экзистенциального противостояния либеральному миропорядку. Более того, к жесткому противостоянию не была готова и Россия. В 2014 году она встряла в него лишь потому, что внутренний экономический крах подтолкнул её к внешней агрессии, к тому же в Кремле рассчитывали на грузинский вариант 2008 года. Затем, жестоко страдая от санкций, Москва попыталась поднять ставки в 2022 — и вновь эпично провалилась. Начиная 24.02.22 эскалацию войны против Украины Путин надеялся закрыть разногласия с Западом, ликвидировав сам повод для них, то есть, Украину как таковую, в рамках плана "Киев за три дня", но у него снова не срослось.

Реклама на dsnews.ua

Провал Кремля и последующая реакция Запада, среди прочего, сделали токсичным любой союз, в котором Россия играет существенную роль, но эту перемену пока уловили не все. Большая часть членов БРИКС воспринимает его в реалиях до 24.02.22. Попытка же давить на Запад массой, как в борьбе сумо, предполагает её наращивание, а, значит, расширение БРИКС. И, расширение удалось: с 1 января в БРИКС вошли пять стран — Египет, Эфиопия, Иран, Саудовская Аравия и ОАЭ. Шестой должна была войти Аргентина, но соскочила, Милей ещё на выборах говорил о том, что пересмотрит решение Фернандеса. И сдержал слово, разослав 22.12.2023 письмо лидерам пяти стран БРИКС с сообщением об отмене вступления, а 29.12.2023 объявил об этом публично. Возможность отказаться от вступления до 01.01.2024 была заложена на саммите в Йоханннесбурге, так что Милей сыграл строго по правилам.

С саммитом, к слову, всё тоже вышло довольно забавно. Туда позвали лидеров 67 стран, хотя и не все приехали, но не позвали французского президента Макрона, хотя тот очень просился. Путин, естественно, был в числе приглашенных как лидер одной из стран-членов, но приехать не смог.

Впрочем, в течение 2024 года Россия председательствует в БРИКС, очередной саммит пройдет в Москве, и Путину не потребуется никуда лететь. Достаточно будет выйти к гостям из бункера, осчастливив их обществом уголовного преступника, разыскиваемого МУС за похищение украинских детей. Сможет ли Путин это сделать, или пошлёт вместо себя двойника в сопровождении Лаврова, и прилетят ли в Москву гости, зависит от от развития ситуации. В частности, от состояния здоровья диктатора и активности украинских БПЛА.

Несомненно, Путин и Си Цзиньпин — фактические лидеры БРИКС, использующие его для борьбы против западного либерализма, испытывают сейчас удовлетворение. После расширения БРИКС объединил страны с 45% населения, примерно с третью мирового ВВП, и контролирует почти 45% мировых запасов нефти. При этом у него есть перспективы дальнейшего расширения: число стремящихся в его ряды стран-аутсайдеров колеблется, по разным оценкам, от 14 до 40. Путин в выступлении по случаю вступления России в председательство назвал скромную цифру в 30 стран – впрочем, это детали. Важнее понять, что собой представляет БРИКС в принципе, и в чём его привлекательность.

Бесспорно, БРИКС — очень рыхлое объединение. Таким его и задумывали основатели, Пекин и Москва, с тем, чтобы максимально затруднить давление на него со стороны Запада. Тем не менее, в основе БРИКС лежит вполне определенный союз антизападных диктатур, атакующих Запад. Три члена антизападного ядра: Китай, Россия и Иран, уже состоят в нём. Вероятно, в следующем наборе в БРИКС вступит и КНДР – правда, Пхеньян пока не объявил о таком намерении, но провозгласил политику большей открытости. О желании вступить в БРИКС, среди прочих претендентов, объявила и Венесуэла. Словом, хотя БРИКС всё ещё не расширенный вариант союза диктаторов, по образцу стран Оси времен Второй мировой войны, он становится всё более осеват, как становился всё более гитлероват Путин, устанавливая в России нацизм как господствующую идеологию.

Расширение БРИКС ещё раз продемонстрировало и то, что было давно известно: ни сырьевые автократии, такие, как Саудовская Аравия и ОАЭ, ни нелиберальные демократии, как Индия и Бразилия, не могут быть устойчивыми союзниками Запада.

Такие режимы всегда будут лавировать и пытаться подзаработать ситуативно, сливая интересы то западного, то антизападного блоков под лозунгами "борьбы за региональное лидерство". Обе противостоящие стороны это понимают и включают неустойчивость таких союзников в свои расчёты, создавая для манипулирования ими специфические инструменты. Одним из таких инструментов, который анти-Запад (КНР, РФ, Иран, КНДР) использует против Запада (США, Канада, Великобритания, ЕС, Япония, Южная Корея, Тайвань, Австралия и Новая Зеландия) и является БРИКС, похожий на советский проект "движения неприсоединения". Так что пока всё идет ожидаемо, и на расширение БРИКС у Запада найдутся ответные методы. Ведь кроме количественных показателей важную роль играют ещё и качественные.

Но вернемся к Аргентине. Разумеется, её вступление в БРИКС стало бы большой победой Москвы и Пекина. Столь же очевидно, что либерал Милей не мог привести свою страну в БРИКС. Хотя формальной причиной отказа и было названо отсутствие средств на вступительный взнос, все понимают, что речь идет об идеологических разногласиях.

Вопреки расхожему мнению идеология у БРИКС есть, и вполне определенная – иной вопрос, что не все члены организации разделяют её явно. Но все они согласны с ней, по меньшей мере, по умолчанию, а кроме того, именно она определяет курс этой организации. Это идеология "Третьего пути", продвигаемая неомаоистскими идеологами КНР, и она также неприемлема для Милея. О чём он также, с предельной ясностью, и не раз, заявлял в ходе предвыборной гонки.

Разочарование, подпортившее триумф

Несмотря на неизбежный отказ Аргентины от вступления в БРИКС, прогнозируемый после победы Милея с вероятностью в 100500%, в Москве и Пекине, похоже, надеялись на чудо. Впрочем, вероятнее, надеялись на экономические трудности Аргентины и на то, что Милей отступит от принципов, запросив кредитование, например, у Пекина. Ответом на крах этих надежд стали разочарованные вздохи и вопли донесшиеся из России, Китая и Бразилии, а также из стремящейся в БРИКС Венесуэлы – мол, Аргентина упустила свой шанс. Особенно основательно подошли к делу китайские комментаторы. Читать их – одно удовольствие: сразу видно, кто отвечает в БРИКС за идеологию. И если Мадуро ограничился заявлением о том, что отказ Милея от вступления в БРИКС "одна из самых неуклюжих и глупых вещей", которая "возвращает Аргентину в XIX век", то китайские товарищи предоставили развернутый анализ.

Временный (sic!) отказ Аргентины от вступления в БРИКС китайские аналитики отнесли на счет противоречивого мировоззрения Милея, предсказав, что оно создаст трения между Аргентиной и вступившими в БРИКС странами. Также было указано и на то, что из-за нехватки стратегического видения Милей не учел исторические и нынешние противоречия между США и Аргентиной, и не осознал гегемонистский характер американской политики.

Милей, в свою очередь, не стал хлопать дверью и заверил всех лидеров базовой пятерки БРИКС в готовности развивать отношения с каждой из стран в отдельности. В этом предложении есть и второе дно — по сути, оно адресовано США. Провал полного захвата Латинской Америки БРИКС — а Аргентина плюс Бразилия вступившие в БРИКС, означали бы, фактически, полный захват, случившийся благодаря позиции Милея, может стать аргументом для оказания ему помощи в проведении экономических реформ. Опираясь на эту помощь и первые успехи, Милей сможет делать предложения членам БРИКС, как старым, так и новым. Включая и такие, от которых невозможно отказаться, поскольку членство в союзе антизападных аутсайдеров способно затянуть под западные санкции и те из стран БРИКС, которые рассчитывали с выгодой для себя перебегать от умных к красивым и обратно — как мартышка из известного анекдота. 

    Реклама на dsnews.ua