• USD 28.1
  • EUR 32.1
  • GBP 38.4
Спецпроекты

Видимость диалога. Что принесет Украине онлайн-встреча Байдена и Путина

Итогом разговора, как и предполагалось, стала ничья. Но в чью она вышла пользу?

Владимир Путин и Джо Байден
Владимир Путин и Джо Байден / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Полное видео встречи засекречено, но официальные комментарии обеих сторон сосредоточены на том, что каждый из ее лидеров сообщил своему визави, и не затрагивают ответов, если они вообще были. Но, похоже, их и не было: стороны лишь излагали друг другу свои намерения и требования, возможно, в каких-то случаях переспрашивая и уточняя.

Что именно излагали – более или менее известно. Байден пообещал Путину за вооруженное вторжение в Украину новые санкции, превосходящие все, что было раньше, включая отключение банковской системы SWIFT и СП-2. Любопытно, что готовность отключить СП-2 в случае нападения на Украину подтвердила и Германия, о чем сообщило агентство Reuters со ссылкой на источник в Конгрессе. Это, впрочем, означает, скорее всего, не внезапную решимость немцев, а то, что Москва твердо заверила их: прямо сейчас нападать на Украину она не будет. Ну, а раз так, можно проявить и лояльность к союзнику по НАТО, и твердость к агрессору, пообещав отключить СП-2, если Россия нападет, зная при этом, что она не нападет. Интересно, а, если, вопреки всем заверениям, Россия все-таки нападет и поставит Европу перед фактом — вот, мол, уже напала, и транзит через Украину по объективным причинам не работает. Отключат ли немцы среди зимы СП-2, или нет?

Путин, в свою очередь, заявил, что не потерпит вступления Украины в НАТО и появления войск НАТО на ее территории, вблизи российских границ. Здесь та же картина, что и с отключением СП-2, поскольку никто Украину в настоящее время принимать в Альянс не планирует и не планирует размещать на ее территории ни системы ПРО, ни ракеты средней дальности, нацеленные на Москву. Да и Москву, если уж на то пошло, Путину едва ли сильно жаль. Но, раз уж НАТО ничего не размещает, отчего бы и не потерпеть такого размещения, демонстрируя крутой нрав и имперское величие?

Впрочем, Украина была не единственной и, вероятно, не самой главной темой встречи. Главной темой, очевидно, был Китай – но это не обсуждается публично. Хотя и там все наверняка ограничилось озвучиванием позиций.

Чего в итоге достигли стороны? Путин, маневрируя войсками, оказался в центре внимания всего мира и напомнил, что у его вымирающей недоимперии все еще есть ядерное оружие, и она, размахивая им, способна заставить мир говорить о себе. Это позволяет ему создавать для российского населения иллюзию "великой державы" и свой образ лидера, с которым "на равных" говорят лидеры других великих держав. На самом же деле говорят с Путиным вовсе не на равных. Байден слушал Путина, скорее, как психиатр: сначала весь поток сознания, а затем — ответы на контрольные реплики, фиксируя реакции пациента. Путин, находившийся в переговорной комнате один, вещал. Байден, и четверо его помощников, монологи Путина изучали.

Какие-то элементы компромисса, призванные предотвратить совсем уж нежелательные и бурные реакции, вероятно, будут реализованы. В том числе и по Украине – и эта часть компромиссов будет озвучена на видеовстрече Байден-Зеленский в качестве рекомендаций. Но, опять-таки, тут надо понимать, что рекомендации Байдена Зеленскому, и даже крайне настоятельные рекомендации, будут определяться поведением не только Путина, но и самого Зеленского. К примеру, если бы на Банковой сидел лидер, не допустивший бюджетного провала и скверной подготовки к зиме – а ведь ни в том, ни в другом Путин не виноват, — то и рекомендации, данные ему Байденом, отличались бы от тех, которые будут даны Зеленскому в нашей реальной ситуации.

Отличались бы эти рекомендации и в том случае, если бы этот гипотетический политик не лгал своим гражданам, не раздавал им заведомо невыполнимых обещаний, не превращал бюджет в кормушку для приятелей, не выжидал пассивно развития событий, а объявил в ответ на подозрительные маневры у границ Украины, частичную мобилизацию, сбор и тренировки резервистов, и обратился к нации не с рассказом о личных успехах, а с призывом сплотиться для защиты общих ценностей и реальных достижений. В том числе и тех, которые были достигнуты при его правлении.

Реклама на dsnews.ua

Но в нашей ситуации – той, которая существует реально, и в которой ничего из перечисленного, увы, нет, такие рекомендации были бы нелепы и неуместны.

Впрочем, есть и хорошая новость, — наша ситуация еще не столько плоха, чтобы нам порекомендовали безоговорочно капитулировать – например, "выполнить Минские соглашения" в понимании Путина – то есть, начать прямые переговоры с ОРДЛО, и с Россией в качестве посредника и миротворца, а мы были бы вынуждены принять эти рекомендации, молча склонив голову. Нам еще очень многое нужно упустить, чтобы дело приняло такой, уже окончательный оборот. 

А в сегодняшней ситуации Украина все еще может согласиться или не согласиться принять рекомендации Байдена. И даже если мы не согласимся, от нас не отвернутся, оставив с Путиным один на один, и мы сможем рассчитывать на некоторую помощь. Но именно и только на помощь, а не на то, что наши проблемы кто-то станет решать за нас. Что касается согласия или не согласия, тот тут все зависит, во-первых, от того, что именно нам порекомендуют. А во-вторых, и в гораздо большей степени, все зависит от того, будет ли проявлена твердая политическая воля с украинской стороны. И хотя перед переговорами Зеленскому звонил не Байден, а глава Госдепа Энтони Блинкен (что подразумевало наличие некоего сценария у Вашингтона и исключало последнюю сверку часов), и хотя после переговоров Зеленскому Байден позвонит уже после того, как пообщается со всеми ключевыми союзниками — это неприятно, но не критично. То, что об Украине заговорили без Украины — настораживает. Однако нынешние международные отношения — это все больше про эквилибриум, равновесие здесь и сейчас, а не стабильность долгосрочных соглашений. И даже попытайся Байден договориться с Путиным, ему придется объясняться с Конгрессом, торговаться с республиканцами, порой ищущими "зраду" куда эффективнее, чем украинская общественность и прогибать собственную партию, которая традиционно гнется в весьма ограниченных пределах. Да и с союзниками тоже непросто — у тех же Лондона с Парижем понятия о достаточности противодействия России диаметрально противоположны.

Так все же, по результатам встречи – нападет Путин или нет? Все по-прежнему выглядит очень неопределенно, но, скорее нет, чем да. Похоже, что в украинском блоке вопросов переговорная ничья снова вышла в нашу пользу. Однако это вовсе не повод расслабиться: Россия по-прежнему готовится напасть на нас, и война, как и раньше, в перспективе выглядит более чем вероятной. Насколько можно судить, мы вновь получили отсрочку на несколько месяцев. Что будет дальше – сказать сложно, поскольку в игру постоянно вступают новые факторы, а ситуация неустойчива и балансирует на самой грани войны. Но, как бы ни развивались события, лучший способ отсрочить нападение – это по максимуму использовать выигранное время для укрепления нашей обороны. Так, мало-помалу, выигрывая, если нам будет везти (а нам пока очень сильно везет, снова и снова!) по нескольку месяцев, мы сможем довести нашу оборону до такого совершенства, что, в итоге, на нас вообще не нападут. Никаких гарантий, конечно, тут нет, но все свои шансы мы пока еще не растеряли.

    Реклама на dsnews.ua