• USD 27
  • EUR 30.4
  • GBP 33.9
Спецпроекты

Amazon выставляет счет. Почему беспорядки в США не изменят систему власти

Революция бывает успешна, если ее лидеры идейно и интеллектуально переигрывают старый режим. В ином случае их используют в своих интересах системные конкуренты
Фото: Getty Images
Фото: Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Любопытная информация разошлась по Сети: BLM-лутерам (попросту - мародерам), разграбившим магазин Amazon Go в Сиэтле, штат Вашингтон, стали приходить счета за присвоенные товары. Магазин ограбили в ходе протестов "Black Lives Matter", начавшихся из-за гибели Джорджа Флойда.

Удивительно правдивый фейк

Когда борцы за замену полицейского произвола и белого расизма на произвол толпы и черный расизм выбили витрину и расхватали товары, выставленные в торговом зале, система автоматического сканирования Amazon Go зафиксировала их как "покупателей" при помощи их же смартфонов - и выставила счета, разложив на всех, кто вошел в окна, также стоимость разбитых витрин. Все произошло почти так же, как в истории с серебряной ложечкой в романе Лема "Осмотр на месте":

а каждом столе поблескивало серебро столовых приборов; раньше на ножах и вилках гравировалось "Украдено в Бристоле", но в "Шератоне" подобных резкостей избегали: просто в серебро добавлено что-то такое, из-за чего двери поднимают тревогу при попытке выйти на улицу с вилкой в кармане. Увы, я сам убедился в этом, и пришлось потом долго оправдываться. Авторучку я оставил рядом со стаканом, а чайную ложку засунул в нагрудный карман; но это объяснение не успокоило надушенного лакея, потому что ложечка сияла, как вымытая, хотя я ел яйцо всмятку. Ну что ж, я ее облизал, такая у меня привычка, но я не хотел исповедоваться в своих интимных склонностях перед швейцарцем, убежденным, будто он говорит по-английски. Я счел инцидент исчерпанным, но, когда - для развлечения - попросил у телевизора счет, он показал его с ценой одной серебряной ложечки; ошибиться было нельзя. Раз уж я за нее заплатил, она была моя, и за обедом я засунул в карман точно такую же, что вызвало новый скандал. "Шератон", объяснили мне, не магазин самообслуживания. Ложечка, хотя и включенная в счет, остается собственностью отеля. Это не наказание, а жест вежливости по отношению к гостю, так как судебные издержки стали бы мне дороже".

Увы, но эта история оказалась фейком - правда, из тех, что неожиданно близки к истине, больше даже, чем правда, основанная на фактах. Не исключено и то, что она была просчитанным вбросом, чтобы припугнуть потенциальных мародеров.

Но что же случилось в действительности?

В начале 2018 года мировой гигант розничной электронной коммерции Amazon запустил на нижнем этаже своей штаб-квартиры в Сиэтле новый концептуальный магазин под названием "Amazon Go". Помимо электроники здесь можно было купить еду на вынос, напитки и бытовую технику, а покупатели могли просто взять понравившийся товар, не заморачиваясь оплатой через кассу. Доступ в магазин происходил при помощи приложения для смартфона, после чего все, что посетители снимали в полок, оказывалось в их виртуальной корзине, а все, что они ставили назад, из корзины изымалось. Когда же покупатели покидали магазин, им на смартфон высылался счет.

Увы, но эта система не могла ни сканировать смартфоны в карманах мародеров, ни отслеживать попадание в магазин через разбитую витрину, и "Amazon Go" просто разграбили. Впрочем, не так уж все было и просто.

Во-первых, украденные устройства были немедленно заблокированы. Правда, заблокировать бытовую технику нельзя, но самой дорогой части добычи мародеры лишились. Продажа на запчасти, во-первых, сложнее, а, во-вторых, даст им минимальную выручку при повышенных рисках. К тому же и украденные компоненты, по меньшей мере, часть из них, тоже можно отследить.

Во-вторых, даже заблокировав устройство для пользователя, можно отслеживать его места нахождение, а также время от времени отсылать видео со звуком со всех его камер. А можно и не блокировать, чтобы не спугнуть вора раньше, чем полиция постучит к нему в дверь.

В-третьих, и сам магазин, и товары в нем были застрахованы. Иными словами, в конечном итоге ущерб покроют законопослушные граждане, чьи суммы страховых взносов, с учетом возросших рисков для страхователей, станут в Сиэтле несколько больше, а корпорация при этом не пострадает.

Но и тут не все просто. Возросшие страховые расходы граждан снизят налоговые поступления от них, а это скажется на размере пособий, на которые живут неработающие социальные паразиты, промышляющие грабежом. При этом, с учетом второго пункта, прервать их жизнь за чужой счет и посадить за кражу технически довольно легко. Нужна только политическая воля для таких шагов.

Примером того, как это работает, стала история, случившаяся в ходе флойдовских протестов. Некая дама, на чьих руках были видны татуировки, пыталась сжечь полицейский автомобиль, и попала на камеру. Ее лицо было закрыто маской, но через принт на футболке был найден интернет-магазин, в котором та была куплена, а в отзывах - комментарии с реальными именами, часть из которых сочли перспективными для проверки. По одному из имен был найден профиль в Linkedin, хозяйка которого работала в массажном салоне, а на сайте салона - ее фото, с теми самыми татуировками на руках. На этом, для следователей все и закончилось - а для неудачливой поджигательницы, напротив, только началось.

Ленин в Сиэтле

Но этот случай скорее исключение, поскольку запроса на системное преследование мародеров сегодня нет. Так что некоторый навар от продажи кухонных приборов, посуды, наушников и прочей мелочи, которую нельзя заблокировать, а также разобранных на части дорогих устройств лутеры все-таки получат.

Можно ли назвать это их успехом? Тут уже все зависит от целей, которые они ставят перед собой, и которые сегодня озвучивают лидеры "Автономной зоны Капитолийского холма" (CHAZ), где возникло "свободное от тирании пространство". Цели же у них скромные: "пусть каждый белый, встретив черного, даст ему $10". Это прямая цитата из выступления лидера CHAZ Раза Симоне, жившего ранее сдачей в аренду своей квартиры, а также сутенерством (феминистки, возрадуйтесь!). Симоне не был избран большинством голосов обитателей CHAZ, а провозгласил им себя явочным порядком, сколотив вооруженную банду и изгнав из захваченного района всех, кто не признавал его лидерства, или просто ему не понравился. Это классический случай, когда, совершенно по Мао Цзэдуну, винтовка родила власть.

 Так вот, в рамках этой цели определенный успех действительно налицо: погромщики, хотя и опосредованно, но все же отжали у белых по нескольку зеленых десяток каждый.

Что это изменило в их положении? Абсолютно ничего - как и раньше, они остаются "группой людей без каких-либо полезных навыков, без каких-либо достижений и не соблюдающих персональную гигиену". Это тоже цитата, из репортажа одного из американских телеканалов, освещавших события в Сиэтле. Даже при беглом взгляде на картинку, было видно, как точна эта характеристика. 

Могли ли отбросы, не способные ни к чему, кроме поиска халявы, захватить центр Сиэтла самостоятельно? Разумеется, нет. Тут сыграли роль сразу несколько факторов.

Первый фактор, конечно же, мистический: в Сиэтле стоит памятник Ленину. Пятиметровый бронзовый истукан изображает вождя большевиков не в обычном образе философа и просветителя, а в окружении языков пламени и символов войны. Его создал Эмиль Венков по заказу правительства Чехословакии. В 1988 году памятник установили в городе Попрад, ныне словацком, но уже в 1989-м, в связи с падением соцлагеря и изменением конъюнктуры, демонтировали.

Затем статую обнаружил американец Льюис Карпентер, преподававший в Попраде английский язык. Вместе со своим другом, местным журналистом, он убедил власти в том, что, вне зависимости от политического подтекста, она является произведением искусства, которое нужно спасти от переплавки, и выкупил ее за $13 тыс.

При участии Венкова Ленина разделили на три части, общим весом в 7 тонн, и перевезли в США. Это обошлось Карпентеру еще в $42 тыс., так что ему пришлось заложить дом.

В феврале 1994 Карпентер погиб в ДТП. Его наследники стали искать на статую покупателя, оценив ее в 250 тысяч долларов. По договоренности с властями района Фремонт, пользующегося славой богемного, они выставили ее для осмотра на углу Эванстон-авеню и 36-й улицы, арендовав с этой целью небольшой участок. Но продажа не задалась, и Ленин прижился на новом месте, став со временем местной достопримечательностью и частью художественных проектов. С 2004 года его стали украшать на Рождество. В том же 2004-м, в ходе проведения парада в честь солнцестояния Solstice Parade, Ленина загримировали под Джона Леннона. Во время Недели гордости ЛГБТ - одели в женское платье. Нередко его разрисовывали и под клоуна.

В 2017 году Ленин спас от разрушения мемориал ветеранам Конфедерации, выступив в роли аргумента, приведенного сторонниками Alt-Right. В результате, и статуя Ленина, и мемориал, как расположенные на частной территории, остались на своих местах.

Но шутки с духом, труп которого почти сто лет лежит непогребенным, не проходят даром. Ленин вообще приносит несчастья: в год, когда он родился, США, Европу и Россию охватила эпидемия оспы, на его 50-летие пришлась пандемия "испанки", на 100-летие - пандемия холеры. 150-летие было отмечено пандемией COVID-19, а персонально для Сиэтла, за непочтительные шуточки, Ильич, вспомнив опыт 1917 года, организовал еще и CHAZ.

Хорошо управляемый протест

Вторым, уже вполне рациональным фактором, стали президентские выборы, осложненные пандемией коронавируса. Жесткая политическая борьба, выплеснувшаяся в СМИ, и безработица, вызванная карантином, обострили все противоречия до предела, отчего для взрыва стало достаточно малейшей вспышки. Впрочем, и такую вспышку при желании можно было быстро локализовать - иной вопрос, что такого желания у демократов, искавших способ доставить неприятности Трампу, вовсе не было. Конечно, утверждать, что демократы организовали гибель Флойда, чтобы сплотить свой электорат и подставить Трампа под удар, было бы чистой конспирологией и явным перебором. Но подвернувшимся случаем они воспользовались в полной мере.

Характерно, что и мэр Сиэтла Дженни Дуркан, и губернатор штата Вашингтон Джей Инсли - члены Демократической партии. Оба они потворствовали протестующим, отдав полицейским приказ отступить.

Что же до захватчиков, взявших под контроль часть Сиэтла, то они крайне неоднородны. Черные крикуны-агитаторы, разжигающие расистские настроения, и белые леваки с промытыми мозгами, не видящие разницы между черным расизмом и принципиальным антирасизмом, составляют самую заметную оболочку протеста. Следующий его слой - криминальная шпана, преимущественно, черная (просто, как факт, безо всякого расизма), которая и грабит магазины, а также легко прибегает к насилию по отношению ко всем, кто пытается противостоять ее разгулу. Она же осуществляет и непосредственный рэкет в отношении бизнесменов на захваченной территории, с целью добычи средств, в которых CHAZ всегда остро нуждается. Черные лидеры-расисты, цементирующие первый слой, выдвигаются именно из этой среды.

На этот маргин - не весь, конечно, а только на тех, кого отловят на горячем, впоследствии и спишут все преступления, совершенные в ходе протестов - мол, всякое бывает, митинги привлекают и криминальные элементы, но, в целом, мы не такие. Мы честные революционеры, борцы за справедливость.

Следующий слой - наемники из Demand Protest или аналогичной структуры. Именно они выдерживают заданный вектор протеста, который в ином случае быстро превратился бы в аморфный бунт. Сейчас же ничего аморфного в нем нет: баррикады на въезде в захваченный район построены из бетонных блоков с помощью тяжелой строительной техники, а за спиной "уличной стихии" стоит хорошо вооруженное и дисциплинированное ядро. Создать такое ядро из гражданской толпы, тем более, крайне маргинальной, да еще в короткие сроки, было бы невозможно. Фактически, Demand Protest - это ЧВК, хотя и заточенная под специфические задачи.

Конечно, в силовых столкновениях вперед всегда бросают бесплатное криминальное мясо, вознаграждающее себя грабежами. Но, если мясо сметут, за ним обнаружится твердая стена, так же, как в 1917-18 годах за плохо управляемой и легко уходящей в бега толпой вчерашних дезертиров имелась последняя линия обороны из финансово мотивированных наемников - китайцев. Недаром, ох недаром стоит в Сиэтле памятник Ленину.

Этот слой старается не мозолить глаза сторонним наблюдателям, но он есть. Есть и огромный ресурс для его пополнения: 40 миллионов американцев, ставших безработными в результате жестких карантинных мер.

Следующий слой - левые политики, не входящие в Демократическую партию, и, при этом, более левые, чем демократы. Их немного, но они играют важнейшую роль, обеспечивая респектабельность протеста, и одновременно дистанцируя его от Демократической партии.

Зачастую эти люди действуют искренне, или почти искренне. К примеру, биография Кшамы Савант - программистки, преподавателя экономики, члена Социалистической Альтернативы и первого социалиста в горсовете Сиэтла, после длительного, начиная с 1877 года, перерыва, к тому же избираемую туда уже второй срок подряд, (вот он, классический набор: спортсменка, комсомолка и просто красавица), а также ее достижения в горсовете, вызывают к ней искреннюю симпатию. Настороженность возникает разве что при просмотре ее публичных выступлений, где она очень уж явно манипулирует толпой. Но и это можно понять: в конце концов, политик работает с тем материалом, который у него есть, а митинг - не университетская кафедра. Но лидером CHAZ стала все же не Савант, с ее проповедью социальной справедливости, а гопник и сутенер Симоне, с его бандой, вооруженной AR-15 и АК-47.

И, наконец, самое глубинное ядро протеста: системные политики-демократы, по факту рулящие, как протестом, за счет подгона ему юнитов из Demand Protest, и просто денежных пожертвований, так и контрпротестом, путем отдачи прямых распоряжений полиции, а также через горсовет, где у них есть твердое большинство. Савант же там одна, и вынуждена примыкать к этому большинству, иначе ее голос вообще не будет слышен. Демократы, действуя из тени, при надобности, заменят и лидера CHAZ, если Симоне вдруг станет им неудобен. Они же могут и прикрыть CHAZ в любой момент, с лагом 3-5 дней максимум, безо всякого насилия, просто перекрыв подачу воды и электроэнергии в мятежные районы, и подвоз туда продовольствия. "Свободная республика, независимая от США" экономически абсолютно недееспособна. Что же до пресловутого "выхода протестов из-под контроля", то он возможен только в очень узком коридоре: максимум плюс-минус 4-5 разгромленных магазинов и 10-15 трупов с обеих сторон противостояния. Учитывая, что спор идет за кресло президента США, это мелочь, о которой даже вспоминать смешно.

Сейчас демократам нужен протест, но не погромный и мародерский, а демонстративно социальный и антирасистский. На самом деле, как мы помним, антирасистской составляющей в нынешних протестах нет, а есть лишь раскрутка явного черного расизма, и загоняемого под спуд расизма белого.  И Симоне без устали произносит речи, внушая толпе: "то, что вы делаете, работает!", и не забывая упомянуть насчет $10, которые каждый белый заранее должен каждому черному. Тех, кто аплодирует вождю неусердно, конечно, гонят с CHAZы, как и раньше, но уже втихую. Втихую же отжимают и деньги у бизнесменов, постепенно проникая в соседние районы. Зато по вечерам всем желающим показывают идеологически выверенное кино - к примеру, "13th" Авы Дюверней.

Верхи - все еще могут, низы - все еще не те

Эта благостно-революционная картинка способна заставить умиленно прослезиться любого левого, если он не станет присматриваться к ее деталям. А большинство современных левых к деталям не присматривается.  Если же присмотреться, то мы увидим следующее.

Протест, с размахом на все США, был сконструирован под президентские выборы. Истории с убиенным Флойдом сознательно дали раздуться в огромный пузырь. Это случилось в рамках жесткого конфликта между демократами и республиканцами, - если говорить о США, а если брать шире, то между глобалистами и антиглобалистми. Но речь идет о конфликте сугубо внутри элит, ни один из участников которого не заинтересованы в сломе существующей капиталистической системы.

Саму же систему, несомненно, лихорадит. Ее лучшие дни остались позади, и она вступила в фазу кризиса. Вот только шариковские рецепты "все взять и поделить": обобществить, национализировать, усилить и углубить социалистический контроль, распустить полицию, ввести квоты и позитивную дискриминацию для черных, сексменьшинств, идиотов, уголовников и так далее, по нисходящей, пробивая днище за днищем, вовсе не приближают его конец, как это пытаются представить лидеры протестов, оперирующие псевдосоциалистической фразеологией. Напротив, они объективно укрепляют положение имущих элит, сопротивляющихся переменам, поскольку способствуют дальнейшему сворачиванию реальной демократии и ее подмене управляемой сверху репрессивной толерантностью, в чисто оруэлловском духе.

Здесь уместно вспомнить о том, что любая диктатура опирается, прежде всего, на темные (я не о цвете кожи, если что) и косные массы, стремящиеся получить больше плюшек в сложившейся системе отношений, и совершенно не желающие коренных перемен. Если же такие массы оказываются предоставлены сами себе, они неизменно приходят к построению социализма без свободы - то есть, в чистом виде рабства. Ни к чему другому ставка на социальных аутсайдеров не приводит никогда, даже в том случае, если режим настолько ослаб, что сам, без боя, сдает власть, как это было в России в 1917-м. И там, и позднее, во множестве других сходных ситуаций, в Китае, на Кубе, во Вьетнаме, в КНДР и в прочих "странах Азии, Африки и Латинской Америки, избравших социалистический путь развития", все неизменно шло по единственному сценарию: откат к докапиталистическим отношениям, длительный застой, с постепенным ухудшением ситуации, а в финале - перезапуск капиталистического цикла с нуля, на крайне тяжелых для большинства населения условиях.

Но обстановка в США 2020 года иная. В отличие от рассыпавшейся в труху Российской Империи, ни США, ни Запад в целом не ослабли до катастрофического распада системы власти. Да, кризис и конфликт внутри системы налицо, но видны и варианты выхода. Притом, их видно несколько, более выгодных одним или другим группам элит, но неизменно тяжелых для остальной части общества, и в любом случае сохраняющих, в общих чертах, прежние экономические отношения, ценой отказа от демократической и социальной составляющей. По сути, это тот же перезапуск цикла, но не с руин, а с более приличного, хотя все равно относительно низкого старта.

Борьба в этом конфликте глобалистов и антиглобалистов идет исключительно за выбор одного из вариантов перезагрузки системы. Распространенная конспирологическая версия говорит о конфликте Рокфеллеров и Ротшильдов, что довольно поверхностно, в действительности все обстоит сложнее. Ну, а низам в этом противостоянии отведена роль дешевых юнитов, управляемых каждой из групп.

Сейчас в США демократы провоцируют Трампа на ответное насилие, а тот, сделав поначалу несколько опрометчивых заявлений, внес поправки в свой курс, и занял выжидательную позицию, самую выгодную для него в настоящее время. Пат продлится до выборов, после чего фигуры будут расставлены по новой, а в остальной части Запада все тоже быстро стихнет. Но то, в какой форме будет выстроен новый временный компромисс, сильно зависит от того, кто станет победителем на выборах в США, а это, в свою очередь, зависит от борьбы за колеблющиеся 20% избирателей, которым Трамп сулит законность и стабильность, при необходимом минимуме полицейского насилия, а демократы, двигающие Байдена, - недискриминацию, защиту от произвола властей и социальные гарантии, в сочетании низким уровнем криминального произвола.

В действительности, обе стороны обещают в значительной степени взаимоисключающие вещи, но их это не смущает. Стороны озабочены исключительно ростом своей электоральной поддержки. И даже если в какой-то момент дело дойдет до гражданской мини-войны между черными низами больших городов, которыми играют демократы, и белыми низами "одноэтажной Америки" и "Ржавого пояса", традиционно голосующими за республиканцев, это тоже будет конфликт между юнитами, которых верхам не жаль. Впрочем, о таких крайностях пока нет и речи, и на любого разгавкавшегося сверх меры Шарикова легко наденут строгий ошейник и намордник, прежде всего, финансовые, а в крайнем случае просто усыпят.

Что до левых политиков - той же Кшамы Савант, Социалистической Альтернативы в целом, и других групп левых интеллектуалов, то их положение в этом раскладе сил представляется унизительным и незавидным. В очередной раз делая ставку на заведомо провальную поддержку социальных низов, они загоняют себя в тупик, становясь пешками в чужих играх. Когда нужда в них отпадет, и перезапуск цикла в том или ином виде будет завершен, их выбросят на помойку как отработанный материал.

Выход же вверх, за пределы потолка развития, диктуемого базовыми принципами устройства капитализма, возможен только с опорой на активную и образованную часть общества, генерирующую интеллектуальный продукт, но неспособную реализоваться в старых условиях, и потому желающую перемен. Для такой переориентации нужна ревизия всей левой идеологии в сочетании с глубоким пониманием процессов старения существующей системы, ведущих к постепенному отказу ее важнейших функций, и в финале, к распаду. Но ничего похожего в левой среде сегодня нет. Хуже того, нет даже запроса на поиск новых подходов, равно как и готовности подвергнуть критическому пересмотру старые схемы, несмотря на то, что они неизменно, уже много раз, приводили левых к позорному краху.

Реклама на dsnews.ua