• USD 28.6
  • EUR 34.2
  • GBP 38.1
Спецпроекты

По образцу Венесуэлы. Создаст ли Лукашенко снова "эскадроны смерти"

Александр Лукашенко объявил о необходимости активизировать работу в Беларуси "летучих отрядов" из числа бывших военных 

Getty Images
Реклама на dsnews.ua

На фоне общенациональной забастовки в Беларуси, да и в целом реагируя на непрекращающуюся протестную активность, что делает Александр Лукашенко? Правильно — закручивает гайки еще потуже.

Именно так можно расценивать его "предложение", по сути являющееся завуалированным распоряжением, усилить работу "народных дружин".

"Нам надо не формальной сделать работу народных дружин. Они начали работать, но еще в полную силу не развернулись. Вы видели, как было в Кыргызстане: хаос полнейший, все силовики разбежались, некому защищать страну. Кто взял на себя ответственность? Народные дружины. Они подтянули разбежавшихся милиционеров, они спецслужбы подтянули к себе и военных. И создали мощные народные дружины. И в течение суток погасили все пожары", — цитирует Лукашенко БелТА.

Страну, как он выразился, защитит он, генералы, ОМОН, армия, внутренние войска, а дружинам поручается защита их домов.

Кто должен войти в состав так называемых народных дружин или "летучих отрядов", Лукашенко также уточнил: "бывшие военнослужащие, в том числе служившие в Афганистане".

"Посмотрите, сколько обращений этих бывших военнослужащих, афганцев, — разглагольствует непризнанный лидер Беларуси. — Сколько мужиков, а женщин…, еще больше, чем мужиков: возьмите нас, мы будем в дружинах, мы будем в отрядах, мы многое можем! Почему не привлечь нам, вплоть до вооружения, в эти летучие отряды бывших военнослужащих? Они могут нам здорово помочь".

Забавная вообще подача и смысловая нагрузка. Абсолютно положительная. И благовидный предлог имеется.

Реклама на dsnews.ua

Если оценивать это заявление в сугубо медийной плоскости, в плане формирования конкретных образов и нарративов, то разговоры о народных дружинах — это аллюзия на группы активистов во время Майдана, которые в условиях самоустранения правоохранительных органов от выполнения обязанностей взяли на себя их функции — охраняли правопорядок, патрулируя улицы и т.д., и т.п.

Однако народные дружины и активисты Майдана, которого Лукашенко боится как огня — две большие разницы. Между ними на самом деле нет и не будет ничего общего, поскольку это инструмент режима, а не людей, стремящихся этот режим схлопнуть.

Т.е. "летучие отряды" Лукашенко — это скорее "титушки" Януковича. А учитывая эскалацию в Беларуси и масштабы протестов, они даже ближе к латиноамериканским "эскадронам смерти".

Такие образования в середине прошлого века широко действовали в Аргентине, Бразилии, Парагвае, Уругвае, Гаити, Гватемале, Сальвадоре: "Аргентинский Антикоммунистический Альянс", "Эскадрон Смерти", "Белая рука", "Карибский легион", "Сальвадорская антикоммунистическая бригада", "Око за око" "Пурпурная роза" и многие другие.

Они были созданы при поддержке властей и занимались тем, чем публично могут заниматься лишь закоренелые диктаторы — пытками, похищениями, репрессиями, внесудебными казнями.

Впрочем, латиноамериканский опыт Лукашенко успешно применял и в прошлом. Судя по всему, свои "эскадроны" имелись и в Беларуси в 1990-х, если верить прошлогоднему интервью Deutsche Welle Юрия Гаравского, бывшего бойца беларуского СОБРа (специального отряда быстрого реагирования внутренних войск МВД).

Гаравский утверждает, что, действуя по приказу сверху и под началом подполковника Дмитрия Павличенко, в 90-х вместе с сослуживцами похитил и убил нескольких фронтменов оппозиции: экс-главу МВД Юрия Захаренко, бывшего председателя Центризбиркома Виктора Гончара и бизнесмена Анатолия Красовского.

Его интервью подтверждает выводы спецдокладчика Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Христоса Пургуридеса, который в своем опубликованном в 2004 г. докладе писал, что всех троих похитили бойцы СОБРа.

Впрочем, независимо от того, верны ли его выводы и вполне ли откровененГаравский, свидетельств того, что "летучие отряды" Лукашенко уже действовали в Беларуси, хватает и без них. И очевидно, что в кризисное время он вновь решил прибегнуть к проверенному механизму устранения неугодных.

В 90-х оппозиционеры исчезали — это факт. Кто за этим стоял — официальные структуры, действовавшие неофициально, или некие наемники — наверняка неизвестно.

Прелюдия перед зачисткой

Если такие "эскадроны смерти" снова выйдут на улицы, то нынешние оппозиционеры тоже могут начать куда-то пропадать. С простыми демонстрантами ОМОН не церемонился, но с лидерами протестов, видимо, Лукашенко так же поступать опасается.

Такие формирования — очень удобный инструмент. Они официально никому не подотчетны. С них ничего не спросишь, потому что в большинстве своем и знать не будешь, с кого спрашивать. Команды они будут получать тайно, как и оплату.

Характерно, что синхронно с объявлением о "летучих отрядах" Лукашенко также провел ряд кадровых перестановок в, как он выразился, "особо опасных" регионах — Минской, Гродненской и Брестской областях.

Так, новым руководителем столичной милиции стал начальник управления внутренних дел Витебского облисполкома Михаил Гриб.

Особенно "отличившийся" во время протестов глава МВД Юрий Караваев, находящийся под санкциями ЕС, отправился в Гродненскую область "помощником" Лукашенко, а на посту министра его сменил еще один фигурант санкционного списка Иван Кубраков, деселе занимавший пост главы ГУВД Мингорисполкома.

Бывший замглавы МВД Александр Барсуков тоже стал "помощником" — уже в Минской области, а экс—председатель КГБ Валерий Вакульчик — в Брестской.

Их полномочия в качестве помощников, по словам Лукашенко, "будут значительно шире".

Очень похоже, что эта формулировка означает карт-бланш на жесткое подавление протестов. Причем в контексте темы с "летучими отрядами", будучи "помощниками", т.е. занимая должность с непонятным функционалом, под их начало и могут отдать эти самые "народные дружины".

Плюс, стремясь искоренить любое неподчинение на местном уровне, Лукашенко укрепляет вертикаль и горизонталь власти проверенными кадрами и сплошь силовиками.

Здесь, кстати, напрашивается еще одна параллель с Латинской Америкой, а точнее с Венесуэлой, где Николас Мадуро опорой своего режима сделал военных и силовиков, отдавая им последние крохи из казны, пока простые венесуэльцы буквально рылись по помойкам.

Нужно также брать во внимание и внезапное закрытие границ Беларуси с Польшей, Литвой и Украиной якобы под предлогом сдерживания распространения коронавируса. Того самого, который сам Лукашенко долгое время высмеивал и предлагал лечить "тракторно-водочной терапией".

Однако кадровые перестановки и упоминание "народных дружин" говорят в пользу версии, согласно которой Лукашенко попросту закупоривает страну. 

Зачем? Ответ на поверхности: вероятно, как и в 90-е, режим готовится к зачистке лидеров оппозиции, поскольку энергия и масштабы протестов — это четкий сигнал об окончании правления автократа. Не сейчас, так через год—два.

Вопрос для Лукашенко стоит ребром: либо его, либо он. На Запад путь закрыт с августа. Практически все мосты сожжены. Остался лишь тот, который связывает Минск с Москвой.

Поэтому ничего более не остается, как максимально закручивать гайки, чтобы удержаться у власти столько, сколько потребуется для ее передачи своему наследнику.

И это довольно непростой вопрос для Лукашенко. Как и для Путина, к слову. Потому как нужно еще найти достойного кандидата, обладающего достаточным авторитетом и жесткостью, чтобы продолжить его дело.

Сын его, Николай, еще молод. Конечно, Ким Чен Ын тоже был молод, когда получил бразды правления. Но он сразу расставил точки над "i", когда очень жестко принялся устранять всех, кто мог представлять угрозу, включая родственников.

Николай вряд ли сможет стать беларуским Ыном, и его вполне может ждать судьба сына Хафеза аль-Асада. Второй вариант предполагает де-факто потерю страны и окончательный переход под контроль Кремля. Либо же Лукашенко подберет другого, более надежного преемника.

    Реклама на dsnews.ua