• USD 27.2
  • EUR 32.4
  • GBP 37.9
Спецпроекты

Крымская тень Карабаха. Как Сенат Франции заложил бомбу под НАТО

Призыв французских сенаторов признать независимость Нагорного Карабаха спровоцирует рост напряжения внутри НАТО

Заседание французского парламентка
Заседание французского парламентка / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Верхняя палата французского парламента — Сенат — 25 ноября 305 голосами из 348 поддержала резолюцию, в которой содержится призыв к правительству Республики признать независимость Нагорного Карабаха.

Авторами резолюции выступили представители трех крупнейших фракций в Сенате: Бруно Ретайо (правоцентристская партия "Республиканцы", 148 мандатов), Патрик Каннер (Социалистическая партия, 65 мандатов), Эрве Марсель (симпатизирующий "Республиканцам" лидер фракции "Союз центристов", 54 мандата); а также члены фракций поменьше размером: Эллиан Ассаси (Компартия, 15 мандатов), Гийом Гонтар (левая "Экология Европы — Зеленые", 12 мандатов).

Важно: сенаторы от президентской партии "Вперед", которых в верхней палате насчитывается 23 человека, в голосовании не участвовали.

Резолюцию также раскритиковали в Министерстве иностранных дел Франции.

Так, госсекретарь ведомства Жан-Батист Лемуан подчеркнул, что независимость Нагорного Карабаха не признает и сама Армения, добавив также: "Признание Францией независимости Нагорного Карабаха в одностороннем порядке никому не принесет пользы: ни Армении, ни населению Карабаха, ни Франции, ни другим сопредседателям Минской группы ОБСЕ".

И в то же время, пусть правительство и Эммануэль Макрон через свою партию в Сенате дистанцируются от этой темы, и правительство, и сам президент Франции активно вовлечены в конфликт между Арменией и Азербайджаном, фактически заняв сторону Еревана.

22 ноября французский МИД сообщил, что по просьбе Макрона и главы внешнеполитического ведомства Жан-Ива ле Дриана Франция запускает программу помощи армянскому населению, пострадавшему в результате конфликта в Нагорном Карабахе.

Реклама на dsnews.ua

В рамках программы, которая будет реализована французским правительством в сотрудничестве с различными гуманитарными организациями, ассоциациями и медучреждениями, Париж уже отправил в Армению медиков и оборудование (в том числе мобильный госпиталь), и гумпомощь и профинансирует гуманитарные программы международных организаций.

Кроме того, 19 ноября Макрон пообещал помочь Еревану с защитой культурного наследия в Нагорном Карабахе через ЮНЕСКО и Альянс по защите наследия в зонах конфликтов.

Так что нынешний президент Пятой Республики не нарушил традицию поддержки Армении и ее диаспоры Францией, и действует как и его предшественники.

Взять того же президента-социалиста Франсуа Олланда.

В своих мемуарах "Уроки власти" (при чтении которых возникает ощущение, что Олланд пытается убедить публику, что никакой он не слабак — "фланби") предыдущий президент Франции пишет о важности признания массовых преступлений массовыми преступлениями: "На всех подобных церемониях я не прибегал к сравнению трагедий и преступлений. Но считал нужным называть их. Холокост — это геноцид, который проводился с адской точностью и устрашающими планами, поскольку он имел целью уничтожение части человечества из-за того, что она принадлежала к иудейскому вероисповеданию. Я назвал геноцидом резню армян 1915 г. в Турции, так же, как и геноцид, жертвами которого стала народность тутси в Руанде".

Свое отношение к Голодомору Олланд решил не раскрывать. Может быть, ввиду того, что в 2013 г. презентовал новую почтовую марку (одна из церемониальных обязанностей французских президентов) с символом Франции — Марианны.

Вдохновила же на создание ее образа, по словам художников Давида Кавены и Оливье Сиаппы, основательница Femen Инна Шевченко, которая получила убежище во Франции после того, как в 2012 г. в Киеве срезала бензопилой крест жертвам политических репрессий.

Вот такие вот стандарты и видение свободы слова и самовыражения в Елисейском дворце. Двойные.

Не столько Карабах, сколько Эрдоган

Принимая резолюцию по Нагорном Карабаху, французский Сенат, конечно, беспокоился об интересах Армении, чья диаспора во Франции — третья по величине в мире, преимущественно сформированная вследствие массового бегства армян в эту страну после геноцида 1915 г.

Но все же во главе угла стояла Турция. Это очевидно, если ознакомиться с текстом резолюции.

Первым пунктом в ней значится не забота об интересах армян, а то, что количество "провокаций, запугиваний и угроз в отношении Франции, Европы и других стран" со стороны президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана за последние годы очень сильно выросло.

Второй пункт: экспансионистская политика Турции — "ключевой фактор дестабилизации в Восточном Средиземноморье, на Ближнем и Среднем Востоке, а теперь и на Южном Кавказе", и такая дестабилизация "представляет угрозу для безопасности Франции и Европы в целом".

Предпоследний и последний пункты, 19 и 20 соответственно, содержат призывы рассмотреть с европейскими партнерами варианты ответа на действия Турции и признать независимость Нагорного Карабаха.

Таким образом Макрон, пребывающий в состоянии перманентного конфликта с турецким лидером, но формально не участвуя в поддержке резолюции, прощупывает почву без провоцирования излишне бурной реакции Анкары.

Ну, и избегает обвинений в ведении игры на одном поле с Россией, за возобновление диалога с которой ранее выступал неоднократно, называя при этом НАТО организацией с "мертвым мозгом".

Но в данном случае Елисейский дворец может действовать на самом деле не в интересах Кремля, а вопреки им и к своей непосредственной выгоде. На что указывает 16-й пункт все той же резолюции.

В нем сенаторы также призвали в рамках Минской группы в экстренном порядке обеспечить защиту население Карабаха. И каким образом? Посредством развертывания миротворцев в соответствии с рекомендациями, которые Минская группа озвучила в 2007 г.

Здесь интересно вот что.

Во-первых, именуемый миротворческим контингент в Карабахе уже есть. Он российский. Турция также изъявила желание участвовать в этой миссии.

Если пассаж из резолюции о миротворцах подразумевает отправку солдат из других стран Минской группы либо предполагает расширение состава миссии путем включения военных той же Франции, то Путину это вообще не на руку.

Его влияние на регион в еще большей степени размывается.

Во-вторых, помимо пункта о миротворцах в мирном плане 2007 г. есть рекомендации вернуть под контроль Азербайджана территории вокруг Нагорного Карабаха.

Следовательно, ссылаясь на этот план, Сенат закладывает основы для будущего оспаривания нынешнего мирного соглашения, признающего контроль Баку над недавно освобожденными территориями.

В-третьих, план 2007 г. предусматривает референдум с целью определения будущего и окончательного правового статуса Нагорного Карабаха.

Помимо рекомендаций для правительства Франции (подчеркнем, всего лишь рекомендаций, которые оно не обязано выполнять) признать независимость Карабаха, авторы резолюции пытаются способствовать запуску процесса окончательной сепарации Карабаха через референдум.

Учитывая то, что в Карабахе сейчас по меньшей мере на пять лет расположились российские "миротворцы", а также турецкие и в перспективе, возможно, и французские, то потенциальный референдум будет напоминать имитацию волеизъявления в Крыму под дулами автоматов.

И то, что в Карабахе автоматы будут держать руки солдат разных армий, в данном контексте непринципиально: референдум вполне может получить такие же кавычки, как и крымский. А резолюция Сената Франции создает опасный прецедент. Достаточно будет еще нескольким западным странам, пусть даже на уровне местных законодательных органов, а не национальных, принять такие же резолюции — и сформируется альтернатива признанию независимости.

Испытание Альянса на прочность

Резолюция Сената Франции как вероятный прецедент — это не только новый вызов для трансатлантического сообщества, но и очередное испытание на прочность Организации Североатлантического договора (НАТО) — по той причине, что действия Франции, как, впрочем, и Турции, еще больше усугубляют напряженность в отношениях союзников и в самом Альянсе.

Что мы имеем.

С одной стороны, есть амбиции Макрона, работающего на формирование "оборонной автономии" ЕС и выход из-под зонтика США.

Единой армии у Евросоюза, к сожалению президента Франции и канцлера ФРГ Ангелы Меркель, еще нет и не предвидится в ближайшем будущем. Но ЕС инициировал процесс разработки общеевропейской военной доктрины.

С другой стороны, решение Анкары приобрести у России зенитно-ракетные комплексы С-400 вызвало возмущение в НАТО, которое до сих пор перебивала поддержка Эрдогана Дональдом Трампом.

В то же время, генсек НАТО Йенс Столтенберг в недавнем интервью немецкой медиагруппе Funke прямым текстом заявил, что ЕС не может защитить себя без помощи США и их военных, дислоцированных в Европе.

Столтенберг также уповает на то, что избранный президент Соединенных Штатов Джо Байден отремонтирует сломанное Трампом трансатлантическое партнерство.

И здесь мы подходим к, вероятно, одному из самых важных вопросов: какую линию поведения займет будущая администрация Байдена в отношении Турции?

Отношения между Байденом и Эрдоганом трудно назвать простыми. На что, кстати, активно давят кремлевские пропагандисты.

Действительно, у них случались конфликты в прошлом — когда Овальный кабинет занимал Барак Обама, а Байден был вице-президентом.

В октябре 2014 г. Байден заявил, что Турция в самом начале сирийской войны "невольно способствовала" укреплению позиций "Исламского государства", позволяя исламистам пересекать свою границу.

Эрдоган отреагировал резко. Как всегда. Но в итоге спустя месяц Байден после встречи с турецким президентом заявил, что его слова неправильно истолковали, и что Штаты ценят отношения с Турцией, 60-летний военный союз с которой крепче, чем когда-либо.

Да, Байден также критиковал Эрдогана и в ходе своей избирательной кампании в текущем году, называя его "автократом".

И еще одно да: после того, как победа Байдена стала очевидной, с поста главы минфина Турции был уволен зять Эрдогана Берат Албайрак, благодаря контактам которого с зятем Трампа Джаредом Кушнером Анкаре удалось и уберечь Турцию от санкций за покупку С—400 и за незаконные сделки турецкого госбанка Halkbank с Ираном, а также добиться выведения американских войск из Сирии.

Похоже на то, что президент Турции подчищает хвосты, чтобы их ему не скрутила новая администрация.

Но союз с Анкарой для Вашингтона всегда имел огромное значение. США дорожат отношениями с Турцией, поскольку она является единственным серьезным игроком на Ближнем Востоке, да и на Кавказе, который может успешно отправлять в утиль планы и амбиции Кремля.

Впрочем, избежать напряжения внутри НАТО союзникам в ближайшее время не удастся. Хотя вряд ли оно завершится тем, что Турция или Франция громко хлопнут дверьми.

В прошлом, при Шарле де Голле, Франция уже прекращала свое участие в оборонных программах НАТО. Однако сейчас Парижу никакой пользы от этого не будет, поскольку у Макрона нет альтернативы Альянсу. Концепт европейской оборонной организации невероятно сырой.

Союзникам также не нужен выход из НАТО ни Франции, ни Турции. Поэтому некоторое время ситуация будет патовой. Все будут искать точки соприкосновения, пока, наконец, Париж или Анкара, возможно, при содействии администрации Байдена, не сделают шаги навстречу.

Это, безусловно, потребует от обеих сторон определенных уступок, которые могут касаться и объявленного Макроном крестового похода против миссий турецких имамов во Франции, и войны за энергоресурсы в Восточном Средиземноморье, и участия Франции и Турции (по разные стороны баррикад) в ливийском конфликте. 

    Реклама на dsnews.ua