• USD 36.6
  • EUR 37.8
  • GBP 44.6
Спецпроекты

Кластерная безопасность. Что Байден придумал для Ближнего Востока

Вашингтон добился ощутимого прогресса в процессе создания очередного геополитического союза

Президент США Джо Байден и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман
Президент США Джо Байден и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман
Реклама на dsnews.ua

Минувший уик-энд президент США Джо Байдена, который он провел на Ближнем Востоке, как и ожидалось, был полностью посвящен работе Вашингтона над созданием полноценного регионального союза, который позволил бы Штатам избежать имперского перенапряжения посредством более активной интеграции в вопросы обеспечения безопасности в регионе максимального количества американских партнеров – Израиля, Саудовской Аравии, других арабских монархий, а также Ирака, Иордании и Египта.

Белый дом, как несколько раз подчеркнул сам американский лидер, так и его советник по вопросам нацбезопасности Джейк Салливан, ставит перед собой задачу не допустить того, чтобы образовавшийся "вакуум" в результате снижения присутствия США заняли Китай и Россия; а также помешать враждебным региональным игрокам, в частности, Ирану, дестабилизировать Ближний Восток (в Йемене, Ираке, Сирии).

С этой целью Байден провел большое количество встреч в Иерусалиме и Джидде: с президентом и премьер-министром Израиля Ицхаком Герцогом и Яиром Лапидом, главой Палестины Махмудом Аббасом, президентом Египта Абдул-Фаттахом Ас-Сиси, королем и кронпринцем Саудовской Аравии Салманом бин Абдул-Азизом и Мухаммедом бин Салманом, монархом Иордании Абдаллой II, королем Бахрейна Хамадом бин Исой Аль Халифой, эмиром Катара шейхом Тамимом бин Хамадом Аль-Тани, премьер-министром Ирака Мустафой Аль-Казыми, наследным принцем Кувейта шейхом Мишаалем Аль-Ахмадом Аль-Джабером Аль-Сабахом, а также поучаствовал в саммите по вопросам безопасности и развитию Совета сотрудничества стран Персидского залива (GCC), прошедшем в Джидде, крупном портовом городе саудитов.

Так что турне у Байдена вышло очень насыщенными.

Заключительный аккорд?

Нет, не совсем. В ближайшем будущем Соединенные Штаты, по крайней мере администрация Байдена не намерена полностью уходить с Ближнего Востока. Опыт Афганистана учтен. К тому же, сам по себе ближневосточный союз еще не создан.

Сейчас Байден, напротив, стремится исправить все ошибки, допущенные Дональдом Трампом, который слишком поспешно (о чем прямо заявляют спикеры нынешней администрации) решил покинуть регион, при этом испортив отношения с некоторыми местными влиятельными игроками.

Реклама на dsnews.ua

Американцы, к примеру, сохранят военное присутствие в регионе, но в качестве своего рода кураторов и вдохновителей для вышеобозначенных партнеров. С этой целью была создана новая военно-морская оперативная группировка для взаимодействия с ВМС стран Залива с целью защитить Красное море, в первую очередь от Ирана, отличившегося захватами и блокированием танкеров в недалеком прошлом.

США сделают ставку на насыщение Ближнего Востока технологиями – беспилотниками и ИИ для сбора и анализа ситуации, а также обеспечат партнеров системами ПВО и радарами для отражения потенциальных атак с воздуха.

Своего же рода базовыми платформами для формирования Ближневосточного альянса, куда должны войти Саудовская Аравия, Израиль, Бахрейн, Кувейт, Катар, ОАЭ, Оман, Египет, Ирак, Иордания, послужат, во-первых, Совет сотрудничества арабских государств. А во-вторых, новая инициатива "Группы семи" — Партнерство в сфере глобальной инфраструктуры и инвестиций, сформированная в противовес китайской "Один пояс, один путь". В рамках Партнерства будут реализовываться торговые, инвестиционные, технологичные проекты по аналогии с тем, как Китай с помощью экономических инструментов расширяет свое влияние в различных странах по пути "следования" в Европу.

Многовекторность как она есть

То есть, повторимся, Штаты хотят снизить собственные расходы на поддержание региона, но не сразу и не до конца. Свое присутствие они сохранят. И перед уходом администрация Байдена намерена максимально укрепить ближневосточную стену для защиты от набегов с Востока – из Китая и России.

С этой целью будут выделяться миллиарды на различные проекты. Это раз. Два – максимум усилий на разрешение давних политических конфликтов: восстановить диалог между Палестиной и Израилем, выдернуть Ирак из сферы влияния Тегерана.

Израилю Байден, например, обещает активизацию военно-политического сотрудничества. Неспроста параллельно с его визитом в Иерусалим вице-президент Камала Харрис встречалась с командованием SOCOM (Командование спецопераций США) и CENTCOM (Центральное командование ВС США), подчеркнув несколько раз сам факт визита Байдена и вызовы, стоящие перед США и их партнерами на Ближнем Востоке.

Что до Аббаса и Палестины в целом, то им Байден привез: деньги на экономическое развитие и гуманитарную помощь, осуществлявшиеся в рамках программ, остановленных Трампом; ряд проектом в сфере телекоммуникаций в секторе Газа при участии, к слову, Израиля, а также четкую поддержку концепции "двух государств" в соответствии с соглашением 1967 г.

Но. Призывы Махмуда Аббаса открыть консульство США в Восточном Иерусалиме, т.е. признать его столицей Палестины, повисли в воздухе. На этот шаг Вашингтон пойти не готов, поскольку израильские союзники его просто не примут.

Однако работать над концепцией "Два государства" у Байдена не отказываются. И приглашают к более тесному сотрудничеству как гаранта мира Иорданию, так и тех же Египет и Саудовскую Аравию.

Ирак. В этой стране, отметим, очень сильно ощущается влияние режима иранских аятолл. И Вашингтон намерен положить этому конец или, по меньшей мере, максимально ослабить это влияние. С этой целью к проекту "ближневосточного НАТО" и подтягивают Ирак. О чем Байден прямым текстом заявил в первый день визита в Джидду, говоря о договоренности о более активной интеграции Ирака в регион и снижении его зависимости от Ирана.

Начинается же интеграция с давно обсуждаемой инициативы подключить иракские энергосети к сетям стран Персидского залива через Кувейт и Саудовскую Аравию.

Столпами же альянса Вашингтон видит, очевидно, Саудовскую Аравию и Израиль. Поэтому очень много внимания уделяется сегодня их дальнейшему сближению.

И поэтому же Байден и представители администрации "вбивали" в головы аудитории историческое решение Эр-Рияда открыть воздушное пространство для всех авиаперевозчиков, т.е. в первую очередь это касается Израиля. Очень важный, наполненный символизмом шаг со стороны СА, знаменующий конец былым конфликтам и начало нового этапа в отношениях. Байден же "отметил" это событие, совершив "исторический (пардон, за повтор) перелет" напрямую из Израиля и в Джидду.

В контексте российско-украинской войны

Что немаловажно, в ходе своего ближневосточного турне Байден, реализующий амбициозный план по созданию регионального союза, не забывал об Украине.

Отвечая на вопрос об энергетической безопасности на "Борту №1", говорил об Украине Салливан. Вспоминали войну также Байден и король Саудовской Аравии в своем коммюнике по итогам встрече, отдельно указывается Украина и в коммюнике по итогам саммит GCC+3.

Речь об Украине шла как в контексте поддержки ее суверенитета и недопустимости разрушения действующего международного порядка, чем занята Россия, а также Китай – в Индо-Тихоокеанском регионе; так и, собственно, во время обсуждения вполне конкретных, осязаемых мер по оказанию помощи Украине, призванных также ослабить позиции России.

Как результате, после встречи с Байденом Саудовская Аравия согласилась увеличить добычу нефти – с 10 до 13 млн баррелей в сутки на ближайшие два месяца. Аналогичное решение перед турне Байденом приняли и в ОПЕК+.

Как это отразится на России?

Во-первых, да, союзники уже ввели (США, Великобритания, Канада) или в скором времени введут (ЕС) эмбарго на российскую нефть. Европа решила отказаться от импорта углеводородов из России по морю, а это 90% от всего импорта российской нефти в Европу. И, соответственно, минус десятки миллиардов долларов в казну РФ, которые пошли бы на убийство украинцев.

В общем, механизм ограничения поставок нефти из РФ на крупнейший европейский рынок – есть. Азиатский рынок, в частности, китайский и индийский, не способны компенсировать России ее потери. Добыча этого сырья в РФ уже обвалилась по меньшей мере на 12%.

Но в работе данного механизма есть минус, поскольку он провоцирует нехватку сырья, а, следовательно, стоимость его растет. И значительно. То есть с потерями объемов поставок, Москва все равно пока получает огромную прибыль.

Поэтому если брать краткосрочную перспективу, у режима Путина сохранялась бы довольно серьезная прослойка жира, который можно было бы растрачивать на войну с Украиной.

В долгосрочное перспективе, при таком раскладе все было бы очень мрачно для российских нефтяной и газовой отраслей, поскольку падение добычи привело бы к остановке большого количества предприятий. Вернуть в строй их было бы крайне непросто, учитывая ущерб для экономики РФ от санкций, что включает и технологический голод.

Кремль готов бы еще примириться с этим и продолжать войну, надеясь на то, что может завалить пушечным мясом украинские амбразуры до такой степени, что под их весом крепость Украинского государства рухнула. Путин бы получил контроль над Украиной, Европа же с течением времени снизила санкционное давление и согласилась снова покупать энергоносители.

Что вероятно. Ценности ценностями, но Европа и ЕС, в частности, в прошлом доказывали, что ценности очень легко оставить на бумаге и в устной форме, подспудно решая шкурные вопросы.

Хотя опять-таки. То, насколько мощно и консолидировано трансатлантическое сообщество выступило против России после полномасштабного вторжения в Украину, дает надежду на то, что так сразу бы Европа об Украине не забыла.

Как бы то ни было. В Вашингтоне решили не рисковать, и ускорить если не падение режима Путина, то хотя бы загнать его в угол и нанести максимальный ущерб по его кошельку.

Рост добычи нефти в Саудовской Аравии и странах ОПЕК+ в целом является дополнением к механизму эмбарго. Он обрушит цены на нефть куда ниже комфортного для Кремля уровня в $90-100 за бочку.

Выводы

Пока сложно сказать, удастся ли Байдену и его преемникам в полной мере осуществить задуманное – создать ближневосточный альянс. Но начало положено очень даже неплохое.

Характерно и то, что такая политика Байдена – это уже тренд. Сейчас Вашингтон создает по всему миру целый ряд региональных союзов с целью противостоять автократиям Китая и РФ.

С Британией Байден укрепил отношения в рамках Новой Атлантической хартии. Затем появился военно-политический союз AUKUS (Австралия, Великобритания, США), налаживаются взаимоотношения с Европой по линии НАТО и через отказ Байдена от традиционной для США неподдержки создания в Европе единой армии. Укрепляются контакты внутри Quad, со стороны США растет поддержка союза Великобритании, Польши и Украины. Очертились контуры и ближневосточного альянса.

Общей же для всех этих проектов и союзов является то, что пусть часть полномочий "мирового полицейского" США делегируются союзниками, так или иначе эти союзы эти завязаны на Вашингтон. И при этом Украина из повестки дня не исчезает. 

    Реклама на dsnews.ua