• USD 28.2
  • EUR 32.9
  • GBP 36
Спецпроекты

Крымская автономия РПЦ. Российские попы начали новый поход на Херсонес

На фоне скандала с передачей Исаакиевского собора РПЦ, потрясшего российскую северную столицу, назревает конфликт и в южном «месте силы» – Севастополе
Протоиерей Сергей Халюта смог усидеть в кресле директора заповедника Херсонес Таврический всего три дня. Фото: Алексей Павлишак
Протоиерей Сергей Халюта смог усидеть в кресле директора заповедника Херсонес Таврический всего три дня. Фото: Алексей Павлишак
Реклама на dsnews.ua

Севастопольский благочинный протоиерей Сергей Халюта, «отлежавшись» после первого неудачного штурма древних стен Херсонеса, снова рвется в бой. Через СМИ он заявляет претензии на 24 объекта недвижимости, которые нынче находятся в ведении Национального заповедника «Херсонес Таврический». Благочинный высказывает недовольство состоянием дел в музее, причем, по его словам, все было плохо и при СССР, и при украинской власти и теперь, при российской, ничуть не лучше. В то же время батюшка уверяет общественность, что «возвращение» недвижимости в лоно церкви даст музею новую и прекрасную жизнь — у епархии, заявил он, есть концепция развития заповедника.

Напомню, протоиерей Сергей Халюта успел посидеть в кресле директора заповедника «Херсонес Таврический» года полтора назад. Правда, всего три дня. Но успел в этом статусе поднять вопрос о передаче объектов недвижимости заповедника во владение церкви. Имел место скандал. С участием лично министра культуры РФ, прибывшего на полуостров по распоряжению Кремля. Кстати, российские коллеги уверяют, что случившаяся вскоре отставка адмирал-губернатора Меняйло, «соработника» отца Сергия, — результат именно этого скандала.

Свои претензии отец Сергий высказал пока только в СМИ. Правда, при этом сослался на соответствующие законы РФ, и создается впечатление, что он полон решимости дать делу законный ход. То есть властям полуострова скоро предстоит разруливать очередной скандал, скверно пахнущий одновременно стяжательством, политикой и духовностью. Причем конфликт может оказаться совершенно неуправляемым и нерешаемым на уровне, собственно, полуострова. Как это случилось и в прошлый раз, когда в ответ на назначение попа директором заповедника грянул дружный хор российских музейщиков (надо отдать им должное — они проявили исключительную солидарность и профессионализм) и дело докатилось до самого Путина. Гасить пожар отправили десант из Белокаменной. И, надо думать, не были от этого в восторге.

Неудобства российского руководства в данной истории очевидны. Во-первых, Крым — своего рода «показательное выступление», образцовый проект «интеграции» в пределах Великой Страны. Сюда туристов возят показывать, как полуостров превращается в туристический парадиз, как он легко и быстро «воссоединяется». Да, есть отдельные возмутители спокойствия, но это все экстремисты-татары и их как раз зачищают. А в остальном...

Очередной скандал с участием на сей раз не татар (с ними как бы все понятно), а православной церкви совсем некстати. Не потому, что федералы не справятся — справятся. Музейщики купно с одним энергичным батюшкой — это ведь даже не меджлис. Но избыток конфликтов на квадратный километр отхваченной у соседей территории портит внешний вид.

К тому же церкви в данном случае, возможно, придется снова отказать. И хотя за притязаниями благочинного пока не чувствуется поддержки со стороны епархии и Крымской митрополии в целом, нет сомнений в том, что они вовсе не против. Они не говорят об этом вслух и, возможно, понимают, в каком неудобном положении окажется Москва, если ей придется отказать не конкретному батюшке (пускай даже благочинному), а целой крымской церкви.

Крымская митрополия, напомню, официально остается частью Украинской православной церкви. Это создает российскому руководству массу неудобств, но по этому пункту у патриарха Кирилла с Кремлем не может быть компромисса.

Реклама на dsnews.ua
Официальное присоединение Крымской митрополии к РПЦ стало бы сомнительным прецедентом, чреватым разнообразными конфликтами и, в конечном итоге, возможностью пересмотра канонических границ в принципе.

К счастью для патриарха, в этом нет необходимости — Крымская митрополия подчиняется Московской патриархии, хоть и остается в составе УПЦ МП (которая также находится в каноническом подчинении Московской патриархии).

Но у кремлевского руководства возникают некоторые сложности. Вести себя с частью украинской церкви так, как повели бы себя со структурной частью РПЦ на территории России, они не могут по идеологическим соображениям. То есть, если бы дело происходило в Рязани или Твери, у батюшки Халюты не было бы ни одного шанса. Но Крым — совсем другое дело.

Крымская митрополия УПЦ МП — не «коллаборационист». Это часть «русского мира», которая продемонстрировала естественность идеи «русского единства». Которая будто и «не заметила», что произошла аннексия, что светская власть над полуостровом теперь не у Киева, а у Москвы. Какая разница? Ведь это все «один народ»! В общем, Крымская митрополия сыграла важную роль в российском спектакле и отыграла ее как по нотам. Она показала себя образцовым союзником в деле защиты «русского мира». И, по логике вещей, должна была бы стать примером того, как щедро Кремль обходится с такого рода союзниками. Особенно учитывая тот факт, что на территории Украины таких союзников еще много и их лояльность — важная составляющая российского успеха в гибридной войне. Союзники должны видеть, что их ценят и при любом удобном случае готовы обласкать — во всяком случае пока  еще идет война.

Российская власть, впрочем, уже кое-чем «расплатилась» — фактически вычистив с полуострова УПЦ КП. Но, может, этого мало?

Так что, несмотря на то что российские коллеги уверены в том, что отец Сергий снова останется с носом и будет «поставлен на место», я бы не стала исключать если не передачи (не 24 объектов, конечно, но какой-то части) недвижимости, то хотя бы полновесного скандала. В формате «райкины против хирургов».

Надо сказать, что отцу Сергию не откажешь в чувстве времени. Со времен его первого похода на Херсонес кое-что изменилось в российском истеблишменте. Голоса музейщиков и прочей «недобитой интеллигенции» звучат все глуше и тоньше. А голоса церкви, вернее, определенных ее кругов, — все увереннее и даже хамовато. Характерный, например, последний эпизод — импровизированный диалог между директором Эрмитажа Михаилом Пиотровским, вступившимся за Исаакиевский собор, и руководством Санкт-Петербургской епархии. Официальный спикер епархии поставил музейщиков на место, намекнув на то, что на территории Эрмитажа тоже есть церковь, а уж что они в залах своих выставляют... В общем, смотрите, мол, как бы и за вами не пришли. 

У руководства РПЦ есть все основания отвечать всяким музейщикам именно в таком тоне: кремлевская власть за последние полтора-два года недвусмысленно дала понять и церкви, и миру, что отныне она опирается на «хирургов», а не на «райкиных».

Кстати, дружба протоиерея Сергея Халюты с «байкером всея Руси» — факт общеизвестный.

У отца Сергия, конечно, очень мало шансов получить удовлетворение по своим претензиям к заповеднику. Зато есть возможность и самому «погреться», и коллегам помочь. Скандал, если он таки разразится в Херсонесе, отвлечет внимание от передачи Исаакиевского собора. Взгляд публики переползет по карте с севера на юг. Тут ее немного помучают неизвестностью, помурыжат-поинтригуют, а потом, глядишь, под фанфары отправят отца Сергия восвояси. И все облегченно вздохнут. Хорошо, мол, хоть тут «отвоевали». А Исаакий до того момента уже спишут.

    Реклама на dsnews.ua