• USD 27.7
  • EUR 33.4
  • GBP 38.5
Спецпроекты

Логика параноика. Почему Путин не может не воевать с Украиной

Война с Украиной является естественным следствием путинской картины мира

Владимир Путин и Сергей Шойгу (слева)
Владимир Путин и Сергей Шойгу (слева) / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Министры иностранных дел стран "Большой семерки", в том числе США, Великобритании и Франции, осудили наращивание российских войск на границе с Украиной. Это далеко не первое совместное международное выступление западных стран по поводу действий России на Донбассе и в оккупированном Крыму. Ранее госсекретарь США Энтони Блинкен совместно со своим британским коллегой подтвердил поддержку Украины перед лицом российских провокаций, а в Европарламенте выступили с инициативой введения дополнительных санкций против Москвы в случае дальнейшей эскалации. Также свою безусловную поддержку Киеву выразил президент Турции Реджеп Эрдоган.

Причины и следствия

Тем не менее, несмотря на серьезное международное давление, ряд аналитиков полагает, что перспектива полномасштабной войны России и Украины все еще актуальна. Сотрудник Национального института социологических исследований Галина Яворская считает, что даже притом что "повышение ставок" на украинском направлении явно является элементом торга России с Западом, нет оснований считать, что Кремль блефует. Более того, поняв, что не получит желаемого от США и Европы, Путин может перейти к силовому сценарию. При этом цель-максимум Москвы не изменилась с 2014 года, и заключается в том, чтобы Украина перестала существовать как самостоятельное государство.

Бывший замначальника генштаба ВСУ генерал Игорь Романенко также полагает, что Путин уже принял решение начать боевые действия определенной интенсивности, и зайдет так далеко, как ему позволят. С ним солидарен и известный российский публицист Андрей Пионтковский, подчеркивающий, что операция по шантажу и запугиваю Запада совершенно не исключает настоящей войны. Основные цели этой войны, по его словам –"втолкнуть раковую опухоль ОРДЛО внутрь Украины и тем самым уничтожить ее как независимое государство", а также добиться от Запада "новой Ялты" и передела сфер влияния.

При этом эксперт полагает, что подобное решение станет самоубийственным шагом для путинского режима, а военные потери вызовут недовольство даже у лояльных сегодня обывателей. Тем не менее, вопреки всем доводам логики, Москва может решиться на подобный шаг. Чтобы понять, что именно движет Владимиром Путиным и его окружением, важно проанализировать основные столпы, на которых держится кремлевская картина мира. Дело в том, что российский лидер, равно как и большинство в его окружении, исходит из определенных постулатов, которые полагает статичными и безусловными. Это своего рода мировоззренческие аксиомы по поводу отдельных явлений и процессов, в отношении которых выходцы из КГБ не признают ни естественной динамики, ни причинно-следственных связей с поведением самой Москвы.

Враждебность по умолчанию

Реклама на dsnews.ua

Первый постулат, определяющий всю внешнюю политику Кремля – это тезис о том, что "главный противник" (то есть Соединенные Штаты и зависящие от них страны) во что бы то ни стало стремится уничтожить Россию. Эту мысль неоднократно озвучивал и близкий соратник Путина, бывший разведчик Владимир Якунин, и военные аналитики-американисты, и кремлевские политологи. Самым главным здесь является вера в то, что США будут добиваться этой цели при любом раскладе, совершенно независимо от действий самой России.

Этот ключевой постулат объясняет как агрессивное поведение Москвы, так и неспособность Кремля отказаться от этой тактики, несмотря на крайне негативную реакцию Вашингтона и обилие санкций в ответ. В самом деле, если принять за аксиому, что "Америка мечтает уничтожить Россию в любом случае", естественной реакцией на такой постулат остается только самозащита – тот самый знаменитый путинский рецепт "бить первым".

Соответственно, Украина воспринимается Москвой как "созданный Западом антироссийский проект" – тот самый "первый удар" в необъявленной войне, оружие Соединенных Штатов, которое всегда будет направлено на Россию. В этом контексте любой удар по Украине Кремль пытается представить как "оборонительный", то есть попытку защитить Россию от "агрессии" со стороны Вашингтона. Более того, сам факт существования независимой и прозападно настроенной Украины воспринимается Путиным и его окружением как доказательство правильности их мировоззрения и свидетельство той самой "войны на уничтожение, которую Запад ведет против России".

В качестве одного из главных аргументов в пользу этого постулата кремлевские пропагандисты любят повторять, что "у всех стран свои интересы", и крайне наивно верить в бескорыстную дружбу Запада. Однако дьявол здесь, как водится, в деталях. Безусловно, у всех стран существуют свои интересы, экономическая и политическая конкуренция за рынки и сферы влияния и так далее. Однако цели, формы и степень такого противостояния напрямую зависят от действий Москвы. Интересы России и Соединенных Штатов могут естественным образом сталкиваться в разных областях, однако в нормальных условиях это не превращается в войну на уничтожение. 

Борьба за объекты

Вторым постулатом чекистского сознания является восприятие людей и целых народов не как субъектов, а как объектов воздействия, не обладающих собственной волей. Отсюда следует и соответствующее отношение к подобным объектам: их можно подкупить, запугать и, в конце концов, устранить. При таком подходе отдельные люди, страны и целые народы автоматически превращаются в безликие сущности, которыми можно играть в мифическом казино.

Отсюда вытекает непонимание Путиным и его окружением стихийных процессов, которые являются следствием собственных желаний людей и их естественных реакций на внешние события. Это не значит, что чекисты не способны понимать любые виды процессов – напротив, они прекрасно ориентируются в мире игр и манипуляций, и весьма успешно способны влиять и на отдельных людей, и на определенные общественные группы. Однако оборотной стороной такого сознания становится восприятие любых процессов как следствия внешних манипуляций.

Соответственно, отсюда рождается и отношение к Украине как к "марионетке США", и к украинцам как людям, "зомбированным западной пропагандой". Со свойственным ему цинизмом Путин не верит в естественность реакции украинского общества на действия Москвы, а потому оказался неспособен просчитать эту реакцию в 2014 году. Еще одним последствием подобного мышления становится неспособность Москвы договориться с Западом, так как любое проявление прозападных устремлений на постсоветском пространстве Кремль воспринимает как иностранное вмешательство, и начинает требовать у западных стран невозможного: "вернуть" другие народы в сферу российского влияния вопреки желанию этих народов.

Новое крепостничество

Этот постулат логически вытекает из предыдущего, и его можно сформулировать одной фразой: "Все, что когда-либо было Россией, должно ею оставаться". Эта модель реализуется, в первую очередь, по отношению к российским гражданам, эмиграция которых, и уж тем более любое проявление лояльности к новой стране однозначно характеризуется Москвой как "предательство". Человек, родившийся в России, "принадлежит земле" так же, как до середины XIX века ее принадлежностью считались крепостные крестьяне. Он уже не может выбрать для себя другую страну или просто занять другую сторону и вообще не имеет права выбора идентичности и самоопределения.

Та же модель реализуется и по отношению к целым регионам и народам, которым российские власти упорно отказывают в возможности самоопределения – в первую очередь к Украине. С точки зрения российских властей, все, что когда-либо было частью Российской империи или Советского Союза, а также сферой российского влияния, должно неминуемо вернуться в эту сферу. Настроения людей, как уже отмечалось, в данном случае не просто не учитываются – Кремль отрицает даже саму возможность их существования.

В этой логике даже самоубийственные военные авантюры Москвы выглядят обоснованными, а потому Украине следует готовиться к любому развитию событий.

    Реклама на dsnews.ua