Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Моралес улетел, но может вернуться. Почему зашатался боливийский наркосоциализм и чем это чревато для Донбасса

Понедельник, 11 Ноября 2019, 18:40
Развитие ситуации в Боливии пока непредсказуемо. Но мир стал тесным - и уход Эво Моралеса может отозваться на положении в АТО
Моралес улетел, но может вернуться. Почему зашатался боливийский наркосоциализм и чем это чревато для Донбасса

Президент Эво Моралес, просидевший у власти почти четырнадцать лет, объявил о своей  отставке в воскресенье, 10 ноября, после трех недель нарастающих протестов с требованиями его ухода.  На протесты Моралесу, в принципе, было начхать, но внезапно всплыло неприятное обстоятельство: армия и полиция стали массово переходить на сторону протестующих - и президент оказался голым.

Одними из первых отвернулись от Моралеса полицейские Ла-Паса - экономической и фактической столицы страны, где расположены большинство правительственных учреждений и резиденция самого президента (формально столицей является Сукре). Сначала они выходили протестовать в  масках, но вскоре стали участвовать в акциях уже в открытую, а затем пригнали и полицейские автомобили, транслируя через их громкоговорители лозунги протестующих: "Здесь не Куба. Здесь не Венесуэла! Это Боливия, и Боливию будут уважать". Последним же пинком, сопроводившим Моралеса на выход, стало заявление Главнокомандующего ВС Боливии Уильямса Калимана Ромеро: "Проанализировав национальный конфликт, мы просим президента отказаться от своего президентского срока, чтобы позволить восстановить мир и стабильность в стране".

После этого президент взвился в воздух на своем самолете, собравшись было улететь подальше от злых сограждан. Но власти Аргентины, решив, что с Моралесом, возможно, еще захочет переговорить новая боливийская  власть, портить отношения с которой ни к чему, запретили ему полет над своей территорией. И Моралес приземлился в боливийском Чиморе, департамента Кочабамба, откуда и объявил о своем уходе, а потом, уже на мексиканском самолете, вечером, 11 ноября, улетел в Мексику, предоставившую ему политическое убежище. Точное местонахождение экс-президента неизвестно  - мексиканские власти прячут его, говоря о том, что Моралеса получил сильнейшую моральную травму...

В перемещении Моралеса под крыло мексиканского президента Андреса Обрадора есть два интересных момента. Во-первых, Моралес проводил, а  Обрадор пытался проводить политику легализации производства наркосодержащих культур: Моралес коки, а Обрадор опиума. Правда в Боливии до последнего времени было довольно тихо, а Мексика уже много лет пылает от войны наркокартелей. Но если Боливия находится на втором месте по производству коки в Латинской Америке, то куда-то же эта кока должна уходить? Не все же 50 тысяч тонн в год потребляют в рамках индейский  традиций? Конечно, в Боливии 60% населения - индейцы, и это самый высокий показатель на континенте, но во всей Боливии живет 11 миллионов населения!

Иными словами, решение предоставить Моралесу убежище вполне могло появиться под влиянием наркокартелей, которые повлияли на Обрадора - ну, а куда тому было деваться? Наркокартели в Мексике - сила, не считаться с ними нельзя.

А, во-вторых, скрываться в Мексике не у всех получается удачно. У Льва Троцкого, к примеру, вышло как-то не очень хорошо....  

Впрочем, у Моралеса есть и шанс перебраться из Мексики в Россию: Маргарита Симоньян предложила ему работу телеведущего в испанской редакции RT, гдеуже устроился экс-президент Эквадора Рафаэль Корреа, ведущий там ток-шоу "Разговор с Корреа".

Сам Моралес и сейчас пытается говорить о государственном перевороте, о нем же говорит и российская пропаганда. В Кремле возлагали на Моралеса большие надежды и сейчас раздосадованы его уходом. Но, в действительности, никаких следов зарубежного вмешательства не видно. Боливийцы прогнали своего президента сами - за грубые фальсификации и неуемную жажду власти.

Новые выборы должны быть проведены в течение 90 дней - правда, их дата пока неизвестна.

История успеха Эво Моралеса - и фиаско "Росатома"

Эво Моралес рулил Боливией с января 2006 г., и в 2019-м переизбирался уже на четвертый срок. Впервые он был избран президентом 18 декабря 2005 г., когда за него проголосовало около 54% избирателей при явке 84%. Успех принесла антиамериканская предвыборная программа и обещания национализировать газовую индустрию - Боливия по запасам природного газа занимает в Латинской Америке второе место после Венесуэлы. Кроме того, Моралес пообещал легализовать выращивание коки, чем завоевал голоса крестьян.

Вскоре после своего избрания Моралес инициировал изменение конституции, отменив запрет президенту избираться дважды подряд , что в дальнейшем позволило ему избраться трижды.

Через два с половиной года после первого избрания Моралеса, 14 августа 2008 г., по требованию оппозиции был проведен референдум о его отзыве, но президент получил поддержку 67% избирателей. На следующих выборах, в декабре 2009-го, Эво Моралес получил 63 % голосов. В 2014 г. он переизбрался в третий раз, поскольку суд не засчитал первые выборы, проходившие по старой конституции.  Но в феврале 2016-го, на референдуме об отмене ограничения быть президентом только два срока подряд и не более, около 63 % избирателей  высказались против. В ответ в декабре 2016-го Моралес заявил что итоги референдума стали результатом американской пропаганды и что он намерен баллотироваться на четвертый срок, а в ноябре 2017 Верховный суд Боливии признал ограничение на число сроков антиконституционным.

На выборах 20 октября 2019 г. Моралес получил 47,07 % голосов, а его соперник Карлос Меса, бывший президент и кандидат от коалиции "Гражданское общество" - 36,51%. Моралес сразу объявил себя победителем, поскольку для победы в первом туре кандидат должен набрать более 40% голосов с отрывом от ближайшего оппонента более чем на 10%. В ответ же на протесты он заявил, что правые силы при поддержке из-за рубежа начали попытку переворота. Но, несмотря на введенное 23 октября чрезвычайное положение, протесты набирали силу - фальсификация результатов выборов была слишком очевидна, а "кокаиновый социализм" Моралеса многим боливийцам изрядно надоел. В итоге труды российских политтехнологов, оплаченных "Росатомом" и работавших на Моралеса в последней предвыборной кампании, пропали зря.

Следом за Моралесом об отставке объявили вице-президент Альваро Гарсиа Линера, а также председатели обоих палат парламента, Адриана Сальватьера Арриаза и Виктор Борда, которые по старшинству должны были стать и. о. президента до выборов. Подали в отставку также министры и их заместители, губернаторы регионов, члены ЦИК - вся вертикаль власти, выстроенная правящей партией "Движение к социализму".  Сейчас страной руководит второй заместитель спикера Сената Жанин Аньез, из оппозиционного "Демократического единства", а вакуум на местах власти заполнили военные.  Глава Верховного избирательного трибунала страны Мария Эухения Чоке и вице-президент трибунала Антонио Костас, признавшие результаты выборов 20 октября, арестованы. Они пытались сбежать из Ла-Паса, причем, президент трибунала переоделась мужчиной.

Массовые отставки отозвались частичной потерей контроля над ситуацией  в стране и массовыми же беспорядками. На улицах городов начались столкновения между сторонниками и противниками Моралеса - как, впрочем, и просто банальное мародерство. Дом самого Моралеса тоже сожгли и разграбили мародеры, естественно, под лозунгами "долой тирана" и "да здравствует свобода".

Прогноз - неопределенный. Но события в Боливии касаются и нас

С исходом новых выборов ничего еще не решено окончательно, и несменяемый президент вполне может уйти, чтобы остаться. Все будет зависеть от того, насколько убедительно и солидарно выступит оппозиция. Но даже если ей удастся победить, эта победа не будет легкой. Благодаря популистской политике позиции Моралеса и его "Движения к социализму" все еще сильны. Можно не сомневаться в появлении на выборах кандидата, из-за спины которого будет выглядывать все тот же Моралес. Не исключено даже участие в них и самого Моралеса

То, что у экс-президента достаточно сторонников, а боливийское общество, по сути, расколото, и балансирует на грани гражданской войны очевидно уже сейчас. После кратковременного затишья, когда противники Моралеса уже праздновали победу, на улицы вышли его сторонники, под флагом коренных народов и с лозунгом "Теперь гражданская война!". Дело снова дошло до стычек с полицией.

Особенно опасно то, что разделение страны на сторонников и противников Моралеса носит также и территориальный характер. Моралеса поддерживает относительно бедный юго-запад  - пять департаментов со столицей Ла-Пасом и городом-спутником Эль-Альто. А вот северо-запад, менее населенный, но с более высоким уровнем доходов, и с центром в Санта-Крус, главном сопернике Ла-Паса в экономической и общественной жизни страны, выступает за его уход.

Непросто все и в парламенте. Жанин Аньез, занявшая место по старшинству должностей, сталкивается с жестким противодействием сторонников Моралеса, которые имеют там большинство в две трети, и пытаются подвергнуть сомнению ее право исполнять обязанности президента. Конечно, Аньез поддерживают силовики - армия и полиция, католическая церковь и северо-запад страны, но все равно и ее положение, и ситуация в целом крайне неустойчива. Сторонники Моралеса делают ставку на раскол нации, утверждая, что его смещение - начало масштабной попытки вернуть старые порядки, когда коренные народы не были представлены в политике.

Действительно, Моралес существенно расширил рамки самоуправления для коренных народов, а также ввел для них квоты в парламенте. Но легенда о том, что он - первый индеец на посту президента рассчитана на короткую память левого избирателя. Первым был Рене Барриентос, который покончил в Боливии с террором геваристов и с отморозком Че.

Что же до левизны Моралеса, то в 2016 национальная федерация горных кооперативов Боливии, ранее выступавшая как его союзник, объявила бессрочную акцию протеста, требуя  отмены антипрофсоюзных статей в трудовом законодательстве. Начались забастовки, блокирование автотрасс - а в горной Боливии это серьезно, там объехать нельзя, полиция стала открывать огонь по горнякам, те тоже не оставались в долгу. Среди погибших был даже зам.министра внутренних Рудольфо Ильянес, захваченный шахтерами в городе Пандуро, после того, как двое рабочих были застрелены там полицией.  

Это был явный сигнал о падении популярности Моралеса - но он его не услышал, протесты задавил и уже окончательно обрел черты диктатора. Из названия государства при нем даже исчезло слово "республика". Так что это еще вопрос, кто там левые - те кто за Моралеса, или те, кто против.

Но экс-президента по-прежнему поддерживают главы ряда соседних стран. Мексика ему предоставила убежище, президенты Венесуэлы Николас Мадуро и  Аргентины Альберт Фернандес (еще не вступивший в должность) отозвались о происходящем как о "перевороте", а правительство Никарагуа заявило, что президента свергли "фашистскими приемами".

Существенные интересы в Боливии есть и у Москвы. Россияне проявляют большой интерес к строительству боливийского газового терминала, место для которого предоставила Перу (у Боливии, после неудачной для нее войны с Чили, нет выхода к морю), к продаже боливийцам российского оружия, а "Росатом" заключил с Боливией контракт на $300 млн на строительство ядерного центра. Свою роль, несомненно, играет и кока-фактор - причастность России к мировому кокаиновому трафику давно уже ни для кого не секрет.

Наконец, есть и соперничество за доступ к месторождениям лития. На территории Боливии, в районе крупнейшего в мире солончака Уюни площадью 10500 кв. км., находятся запасы лития, оцениваемые более чем в 100 млн т, что составляет от 50 до 70% его разведанных мировых запасов. Литий необходим для литий-ионных аккумуляторов, его крупнейшим потребителем является американская корпорация Tesla, причем спрос на него растет, а с ним растет и цена: если в 1998 г. одна тонна лития стоила до 2000 $, то сейчас она дошла до отметки в 20000 $. И тот же "Росатом" в июле 2019 выторговал для себя долю в проекте строительства литиевого-карбонатного завода, став компаньоном Литиево-Депозитной компании Боливии (YLB) и китайского консорциума TBEA Group-Baocheng.

Иными словами, налицо столкновение интересов России и США. К тому же в Вашингтоне с обоснованным подозрением относятся к лозунгу "коке да, кокаину нет", который выдвигал Моралес, привлекая голоса крестьян-кокалеро (специализирующихся на выращивании коки).

Исход противостояния, таким образом, выглядит сложно. Из-за роста безработицы, особенно среди молодежи, Моралес лишился поддержки профсоюзов. Его также не поддерживают армия и электорат больших городов, но в сельской провинции его позиции по-прежнему сильны. Несомненно, Россия будет пытаться оказать влияние на ход выборов. По объективным оценкам, Моралес все же набрал в первом туре больше голосов, чем его соперник Карлос Меса, пусть не на 10, а примерно на 7%, но больше. Калимана считают проамерикански настроенным, и это может осложнить работу российским политтехнологам. Но напрямую вмешиваться в ход выборов армия едва ли станет - это не в боливийской традиции.  

И еще один штрих: если Россия проиграет президентские выборы в Боливии, у нее появится дополнительная мотивация по оказанию давления на Украину.  Дело в том, что на территории Донецкой области также имеются промышленные запасы лития. Поменьше, чем в Боливии, но тоже неплохие - примерно на 14 млн т. И с учетом ослабления линии нашей обороны на Донбассе эти запасы могут оказаться вполне досягаемы для вооруженных формирований ЛДНР - ведь российских войск на Донбассе, как известно, "совсем нет".

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир