• USD 26.9
  • EUR 31.9
  • GBP 37.5
Спецпроекты

Плюс зомбификация всей страны. Как Гаити осталась без президента

Маленькое островное государство намного ближе к странам бывшего СССР, чем это кажется при беглом взгляде на глобус

Полицейский наблюдает за тем, как граждане Гаити собираются перед посольством США в Табарре, Гаити, 10 июля 2021 г., прося убежища после убийства президента Жовенеля Моиза, объясняя это тем, что в стране слишком небезопасно и они опасаются за свою жизнь
Полицейский наблюдает за тем, как граждане Гаити собираются перед посольством США в Табарре, Гаити, 10 июля 2021 г., прося убежища после убийства президента Жовенеля Моиза, объясняя это тем, что в стране слишком небезопасно и они опасаются за свою жизнь / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Впрочем, все больше людей не верят и в глобусы, считая Землю плоской, а общение жителей двух сторон плоской Земли через просверленные в ней дыры объясняет многое, включая и близость Гаити к нашим реалиям.

Байден, введи нам!

В минувшую пятницу временная власть в Гаити в лице министра по вопросам проведения выборов Матиаса Пьера попросила США ввести в страну войска "для защиты ключевых объектов". После короткой паузы американцы вежливо отказались. Интересно, не обратится ли теперь гаитянская власть с такой же просьбой к Путину? Это, право, был бы интересный поворот.

Впрочем, даже то, кто сейчас в Гаити власть – не совсем понятно. По мнению США, до проведения выборов страну должен возглавить отставленный, но не успевший сдать дела экс-премьер Клод Джозеф, поскольку председатель Верховного суда, замещающий президента согласно конституции, только что скончался от коронавируса. Но у верхней палаты парламента, Сената, другое мнение – треть сенаторов, 10 из 30, уже назначила временным президентом своего председателя Джозефа Ламберта. Остальные две трети не избраны с 2019 года. Еще один кандидат на власть – уже назначенный, но не успевший вступить в должность премьер-министр Ариэль Генри. 

Как все должно быть строго по гаитянскому закону – понять трудно, поскольку многажды правленая на колене конституция полна дыр и нестыковок. По факту же власть возьмет тот, кого поддержат вооруженные люди, а они еще не разобрались в ситуации.

А началось все с того, что в ночь с 6 на 7 июля в Порт-о-Пренсе застрелили президента Гаити, 53-летнего Жовенеля Моиза, и страна осиротела.

Реклама на dsnews.ua

Убили, значит, Моиза-то нашего

Сначала было сообщено, что Моиз не пострадал, а нападавшие были изловлены и перебиты. Потом оказалось, что Моиз мертв, нападавшие в бегах, но первая леди Мартина Моиз, вроде бы, не пострадала. Потом сообщили, что и Мартина умерла от полученных ранений. Потом, что первая леди вне опасности. Что, в принципе, верно, если она мертва, но такой фразе обычно придают иной смысл. Потом она выступила с заявлением.

Единственное объяснение всей этой чехарде – гаитянская традиция изготовления зомби. Возможно, дело было так: поначалу убийству Моиза вообще не придали значения, послав гонца за дежурным жрецом вуду. Но тот обнаружил в президентской паре слишком много дыр от пуль крупного калибра, и годных зомби изготовить не смог. Затем, поднатужившись, жрец все-таки поднял супругу президента. А Моиза поднять, увы, не смог, и председатель Верховного суда, тоже, как на грех, успел протухнуть.

Несмотря на заверения властей Гаити (не совсем понятно, каких именно) о том, что им пока удается держать ситуацию под контролем, соседняя Доминиканская Республика – относительно благополучная страна, делящая с Республикой Гаити одноименный с ней остров, имея опыт жизни с таким соседом уже закрыла границу и усилила контроль в прилегающих к ней районах, опасаясь наплыва нелегальных мигрантов.

Президент на пути к успеху

Моиз одержал победу на выборах в 2015 году, но его противники долго оспаривали их итоги. В 2016-м в стране провели повторное голосование, и Моиз вроде бы победил, правда, при явке в 21%. Вступив на пост президента в феврале 2021 года, он пережил в 2018-м покушение – погибли трое телохранителей, но сам президент уцелел. Незадолго до этого, в январе 2018-го, Дональд Трамп, бывший в то время президентом США, выступая на закрытом заседании, посвященном проблеме нелегалов, назвал словом "shithole" несколько стран, из которых в США массово ломятся иммигранты. В список вошли Гаити, Сальвадор и несколько неназванных "африканских стран". В Гаити это вызвало взрыв патриотического возмущения и публикаций в местной, а также эмигрантской прессе, под заголовками "Мы не дерьмо", "Сами вы в США дерьмо", "Если мы и дерьмо, то в этом виноваты США", и, наконец, "Фактически, без Гаити, Соединенные Штаты были бы дерьмом". Все заголовки – подлинные, если что. Вот, кстати, и цитата из одной такой статьи:

"Гаитяне ощущают отсутствие государства каждый день и каждую ночь, но они все равно неуклонно поднимаются к задаче жить полноценной жизнью. Редко можно увидеть слоняющегося поблизости гаитянина, по крайней мере, в Порт-о-Пренсе. Все постоянно находятся в движении, пытаясь найти работу и заработать. Пишутся стихи и играет музыка. Ночью студенты выходят на улицу и сидят при свете уличных фонарей, чтобы готовиться к тестам. Гаитяне очень любят баскетбол и испытывают восторг, когда один из их игроков попадает в НБА, как и некоторые из них. Гаитянская литература на протяжении веков полна шедевров. Дани Лаферриер, писательница гаитянского происхождения, недавно была принята в элитную французскую академию. Александр Дюма, автор "Трех мушкетеров", был гаитянином, как и натуралист Джон Джеймс Одюбон. Я видел великолепные картины гаитянских мастеров на стенах музеев (теперь они рассыпались) и церквей (они тоже рассыпались)"

Просто удивительно, как такая замечательная страна еще ни разу не попыталась построить социализм. Хотя, возможно, что этот этап у Гаити еще впереди.

Особенно громко протестовали противники Жовенеля Моиза, обвиняя его в недостатке решимости и неспособности выступить с осуждением Трампа.

Тем временем, Моиз принялся за реформы. В 2019-м он отложил на два года парламентские выборы, и стал править при помощи декретов. В феврале этого года он внес в конституцию поправки: президентом можно быть два срока подряд; пост премьера и Сенат – упразднялись. После чего разогнал митинги протеста, арестовал всю оппозицию и назначил сначала на апрель, а потом на сентябрь выборы в парламент и референдум по поправкам в конституцию. Оставалось только объявить о наступившем в Гаити конце эпохи бедности, но тут с Моизом приключилась эта нелепая история, так что бедность, похоже, пока остается.

Кстати, о бедности: средняя зарплата гаитян — $850 в месяц. Правда, это именно что средняя цифра, а так-то 60% 11-миллионного населения (по другим данным – осталось только 9 миллионов, остальные исхитрились сбежать, кто куда) живет менее чем на $2 в день в жестяных лачугах, без канализации, водопровода и электричества. Это, конечно, именно те люди, которые способны взвешенно и ответственно голосовать на выборах, и на конституционном референдуме.

Кто убил Моиза

Президента, как оказалось, грохнули какие-то 26 наемников из бывших колумбийских военных, которых возглавляли два выходца из Гаити, уже давно жившие в США и имевшие американское гражданство. Оба они, и большая часть наемников уже пойманы. Все дружно клянутся, что вовсе не хотели убивать Моиза, а хотели лишь арестовать его. Но тот был в скверном настроении, не пошел на контакт, и, слово за слово, дело дошло до стрельбы, после чего в Моиза и всадили очередь из крупнокалиберного пулемета. Это похоже на правду, поскольку с живого Моиза, захваченного в ходе ночного визита, можно было, к примеру, выбить долг, а с трупа, изрешеченного так, что его не смог поднять даже жрец вуду, получить долг уже нельзя. Вся история в целом очень напоминает наркоразборки. Торговля наркотиками на Гаити – важная часть ее реальной экономики, такой, какая она есть, а не какой ее описывают в официальных отчетах.

На наркоторговый характер конфликта указывает и то, что как сообщил посол Гаити в США Бокчит Эдмонд, убийцы были одеты как агенты Управления по борьбе с наркотиками США (DEA), и представились ими. Впрочем, и DEA, и Госдепартамент США немедленно осудили убийство Моиза и опровергли причастность к нему американских агентов, что тоже похоже на правду. Хоть Моиз и вызывал недовольство в Вашингтоне, готовой фигуры ему на замену нет, а хаос в Гаити США совсем ни к чему. Словом, какие бы подробности ни всплыли в дальнейшем, уже очевидно, что убийство Моиза окажется скучной уголовной разборкой. В столице Гаити, Порт-о-Пренсе около месяца идет война между несколькими десятками преступных группировок – с сотнями убитых, десятками тысяч внутренних беженцев и несколькими сожженными полицейскими участками. Не удивительно, что в конце концов прилетело и президенту. Впрочем, по гаитянским меркам в таких разборках тоже нет ничего необычного. Может быть, чуть горячее, чем всегда - но не более.

Куда интереснее увидеть путь, пройдя по которому Гаити пришла в свое нынешнее состояние. 

Утерянная стабильность Папы Дока

Перестройка в СССР и в Гаити началась практически одновременно: 6 февраля 1986 года был свергнут и бежал из страны Жан-Клод Дювалье, второй и последний представитель династии, правившей 29 лет.

По характеру Дювалье-младший был незлоблив, чего нельзя сказать о его отце, Франсуа Дювалье, по прозвищу Папа Док. Являясь пожизненным президентом с неограниченными полномочиями, Папа Док был одновременно и верховным жрецом культа вуду, аватаром барона Субботы — бога смерти и повелителя зомби. Многие гаитяне искренне в это верили — ну, а что тут такого? В СССР вот верили в грядущую победу коммунизма – и где тут принципиальная разница?

Любопытно, что Папа Док, будучи антикоммунистом, называл себя революционером и преклонялся перед Лениным, которого считал великим магом вуду, повелевавшим душами миллионов жителей огромной страны, и сохранившим власть над ними даже после смерти. По примеру Ленина Папа Док завещал сохранить свое тело в мавзолее, для посмертного управления страной и будущего воскрешения.

За несколько месяцев до смерти от рака в 1971 году, Дювалье-старший провел референдум по вопросу о том, желают ли гаитяне, чтобы власть перешла к его сыну 19-летнему Жану-Клоду. Голосование было открытым, при 100% явке – и практически 100% гаитянцев одобрили эту идею. "Против" был подан один бюллетень на всю страну – и он был честно зачтен, хотя женщину, которая его подала, никто впоследствии больше не видел.

Когда Жан-Клод, которого за границей прозвали Бэби Доком, занял президентское кресло, он отказался от мумификации папы, опасаясь, что родитель и после смерти не уймется. Папу Дока похоронили в обычной могиле, к которой, на всякий случай, приставили вооруженную охрану. Сам Бэби Док не увлекался мистикой и не отличался жестокостью. Комендантшу главной политической тюрьмы, мадам Розали Аугусту, предпочитавшую мужское имя Макс Адольф, и лично замучившую около двух тысяч человек, испытывая на них пытки собственного изобретения, он назначил мэром Порт-о-Пренса, а тюрьму закрыл. Макс Адольф, оторванная от любимого дела, со скуки построила в центре столицы первую и единственную в Гаити канализацию. А народ, присмотревшись к новому правителю, и немного отойдя от ужаса, который навел на него Папа Док, решил, что время пришло – и взбунтовался.

Бэби Док не стал топить мятеж в крови, как это сделал бы его отец, а сел в самолет и с семьей улетел в США, а оттуда во Францию. А на Гаити после 29 лет стабильности и порядка, когда никого без причины, не пытали и не убивали, настали смутные времена, длящиеся до сих пор.

В 2011 году, после землетрясения 2010 года, разрушившего Порт-о-Пренс и убившего около 300 тысяч человек, Бэби Док вернулся на родину, заявив, что в трудный час хочет быть со своим народом. Но народ его не понял. Бэби Дока обвинили в коррупции и незаконном присвоении государственных средств, хотя до суда дело не дошло. В 2014 году он умер в Порт-о-Пренсе от инфаркта.

Да здравствует свобода!

Бежавшего Бэби Дока сменил генерал-лейтенант Анри Намфи. В 1988 году прошли выборы, на которых президентом был избран Лесли Манигат, но его тут же сверг бригадный генерал Проспер Аврил, который установил гражданское правительство под военным контролем. В 1990-м католический священник-популист Жан-Бертран Аристид был избран президентом в ходе "первых свободных и мирных выборов в Гаити" — но год спустя его сверг бригадный генерал Рауль Седрас. Это вызвало санкции со стороны США и Организации американских государств.

В 1994 Седрас добровольно отказался от власти перед лицом вторжения войск США, и Аристид вернулся. В 1995-м миротворцы ООН сменили войска США, а сторонники Аристида выиграли парламентские выборы. Но череда переворотов, бунтов, гражданских войн и стихийных бедствий продолжалась, не стихая, а миллиарды долларов международной помощи ухали в Гаити, как в черную дыру. Наконец, в январе 2017 года временный избирательный совет объявил Жовенеля Моиса победителем президентских выборов прошедших в ноябре 2016-го. Остальное вы уже знаете.

Кстати, Моис не считал себя ни диктатором, ни узурпатором. Он всегда утверждал, что боролся с олигархами! Что ж, и такая борьба украинцам знакома.

Что будет в Гаити дальше? Вероятно, ничего нового. Как уже было сказано, там перепробовали все, кроме социализма. Так что вариантов всего два: продолжение того, что тянется с 1986 года, либо социализм. Особой разницы, признаться, нет.

Похожа ли Гаити на нас? Да, и очень сильно. И не только на нас, а на весь бывший СССР – тут и миллиарды, исчезающие неведомо куда, и "мудрый народ" неизменно избирающий очередного проходимца. Есть ли отличия? Да, есть: на Гаити нет зимних счетов за отопление и нет общей границы с Россией. В этом гаитянам можно только позавидовать. Во всем остальном мы потихоньку их догоняем, и обязательно догоним. Осталось поднажать совсем чуть-чуть.

    Реклама на dsnews.ua