• USD 36.6
  • EUR 35.6
  • GBP 40.3
Спецпроекты

В пику Брюсселю. Как украинские беженцы могут помочь Польше

Варшава, став лидером в защите и поддержке украинцев, заложила фундамент для дальнейшего усиления своего влияния внутри Евросоюза

беженцы
Государственная пограничная служба Украины
Реклама на dsnews.ua

Полномасштабное вторжение России в Украину 24 февраля увеличило нагрузку для миграционных ведомств европейских стран, куда были вынуждены бежать от войны, согласно данным Агентства ООН по делам беженцев по состоянию на 11 мая, свыше 6 млн человек. Часть беженцев уже вернулись в Украину. Так, в ООН в конце июня сообщали о 5 млн украинцев, все еще пребывающих в странах Европы.

Поток украинцев, возвращающихся домой, не ослабевает. Однако вызовы перед миграционными ведомствами в ЕС по по-прежнему актуальны. В особенности для Польши, принявшей на себя главный миграционный удар. В мае в Польше насчитывалось около 3 млн украинцев, в июне – 1,17 млн человек. Но что касается последней цифры, то стоит заметить, что речь идет о тех, кто получил специальный статус защиты.

Так или иначе перед польскими властями стоит сегодня задача трансформировать страну в иммиграционную, которой Польша доселе, в принципе, не была "благодаря" консервативной политике правящей партии "Право и Справедливость".

Да, украинцы работали и работают в Польше. Да, доля украинцев среди мигрантов (в том числе трудовых) наибольшая. Однако их присутствие в стране преимущественно носило временный – сезонный характер.

Ситуация изменилась, ведь украинцев стало значительно больше. И они останутся в Польше на продолжительный срок (в зависимости от дальнейшего развития событий на поле боя и степени нанесенного ущерба), если не навсегда.

Согласно результатам опроса, проведенного Национальным банком Польши, как пишет Strefa Biznesu, 59% украинцев проведут в Польше меньше года, 20% — несколько дольше, чем год; а остаться навсегда изъявили желание 16%, или, по оценкам экспертов Oxford Economics, порядка 250 тыс. человек.

Это прогноз британского think tank. Варшавский Wise Europa же в своем обширном – на 144 страниц – докладе "Гостеприимная Польша 2022+" (Gościnna Polska 2022+), подготовленном 30 экспертами, полагает, что число украинцев, которое останется в Польше может составить от 1,5 до 2,3 млн человек.

Реклама на dsnews.ua

Wise Europa, возглавляемый экономистом Мацеем Буковским, часто критикующим экономическую политику ПиС (к примеру, сравнивая ее с греческой), подробно аргументирует необходимость в новой миграционной политике, которая учла бы новые реалии и помогла бы интегрироваться украинцам, желающим остаться в Польше, т.е. которая действительно помогла бы Польше стать страной иммиграции.

Недальновидность

Чтобы сформировать понимание причин потенциального миграционного кризиса, авторы доклада предлагают вспомнить и проанализировать события, предшествовавшие вторжению россиян в Украину.

Во-первых, Wise Europa констатирует (впрочем, как и другие эксперты ранее), что большинство жителей США, Западной и Центральной Европы, не отнеслись серьезно к российскому реваншизму, рассчитывая на экономическую и военную мощь ЕС и НАТО, позволившие им справиться с такими вызовами, как террористическая деятельность "Аль-Каиды", финансовый кризис 2008 г., долговой в ЕС 2012 г., и, в принципе, миграционный кризис 2015-2016 гг., а также с пандемией Covid-19.

Во-вторых, даже когда Россия напала на Украину в 2014 г., элиты стран Запада если и оживились, то их реакция на агрессию РФ была недостаточно сильной, как и помощь Киеву, поскольку они не верили в возможность полноценной войны в Европе. И потому расходы на вооруженные силы не увеличивались, а с энергозависимостью от России Европа, прежде всего "Старая Европа", не особо и боролась, несмотря ни на 2014 г., ни на убийства, покушения, подрывы военных складов, кибератаки и шпионаж россиян.

Восточная Европа, та же Польша, в этом плане была решительнее и успешнее, хотя опять-таки, как подчеркивают авторы доклада, все же была довольно пассивной, не спеша развивать альтернативную энергетику и модернизировать военную технику.

Во-вторых, миграционный кризис в Польше, уже обозначившийся на горизонте, стал, по мнению аналитиков, следствием решения властей Польши в 2015-2016 гг. дистанцироваться от ЕС в вопросе решения миграционного кризиса, спровоцированного вторжением РФ в Сирию.

ПиС, как и множество евроскептических-популистских правящих партий Европы (Венгрия, Австрия, Италия) устроили тогда бойкот политике квот. Варшава, не веря в то, что на ее границах возможно подобное тому, что наблюдалось на Балканах и в Средиземном море, отказалась от создания национальной миграционной стратегии.

Это аукнулось Варшаве уже в 2021 г., когда режимы Лукашенко и Путина направили потоки мигрантов из Афганистана, стран Африки и Ближнего Востока в Европу через Беларусь. Польские пограничники смогли справиться с кризисом, количество мигрантов тогда было куда меньше, нежели после 24 февраля 2022 г.

В чем, по мнению аналитиков Wise Europa, властям помогли как эффективные действия служб и ведомств, зачастую импровизировавших в рамках действующего законодательства, так и, отчасти, сформированные после 2014 г. на трудовом рынке Польши либеральные условия для граждан Украины и Беларуси.

Адаптация

Как отмечается в докладе, условия эти были ответом не на агрессию РФ, а на решение проблем аграрного сектора Польши. Впрочем, упрощенные процедуры трудоустройства сделали Польшу "страной с одним из самых либеральных режимов в ЕС в сфере найма иностранцев".

До 24 февраля в Польше жили 1,35 млн украинцев, из которых работали около 95% — преимущественно мужчины. 

По данным польского минтруда за 2018-2021 г., 71% украинцев получили разрешения на работу в Польше и 98% — на сезонную работу. Приток кадров обеспечила развитая коммуникация и координация между странами.

И именно эта система трудоустройства для украинцев и беларусов может послужить отправной точкой для формирования новой миграционной стратегии и преодоления потенциальных кризисов в экономике, демографии, в системах образования и здравоохранения, на рынке жилья и труда.

Польша уже потратила $5,3 млрд, или 1% от ВВП, на поддержку украинских беженцев. И это без учета огромной военной помощи, чьи объемы, по понятным причинам, на сегодняшний день оценить невозможно.

Расходы польской казны, очевидно, окажут влияние на экономический рост страны. Кстати, аналитики из Capital Economics еще в апреле изменили свой прогноз роста ВВП Польши в 2022 г. с 4,5% до 3,5%.

Потому-то власти Польши с 1 июля отменили выплату помощи украинцам в размере 40 злотых в день (за исключением беременных, многодетных семей, лиц с инвалидностью), констатировав, что большинство беженцев уже нашли работу; а отмена помощи простимулирует остальных тоже сделали это.

В общей же сложности, согласно докладу, статистика по количеству зарегистрированных беженцев из Украины в Польше выглядит следующим образом:

47,35% (519 567) — дети и подростки;

41,96% (460 361) — женщины;

3,89% (42 710) — мужчины.

6,8% — люди нетрудоспособного — старше 60 лет – возраста (0,98%, или 10 701 – мужчины).

Работа для украинцев

В Польше на рынке труда уже несколько лет наблюдается нехватка кадров, что обусловлено низкой рождаемостью в 90-х гг. и особенностями экономического развития страны, а также, собственно, трудовой миграцией поляков в Западную Европу, особенно после вступления в ЕС.

Как отмечают аналитики Wise Europa, по последним прогнозам уже к 2030 г. количество лиц трудоспособного возраста снизится на 1,2 млн, а к 2050 – на 5,5 млн.

Понятно, что нынешний приток кадров из Украины, пусть это будут даже лишь 250 тыс. человек, может улучшить ситуацию.

Спрос на украинских работников после 24 февраля только растет. Тем более, что 90-100 тыс. мужчин, задействованных в строительстве, покинули Польшу, чтобы вступить в ВСУ или территориальную оборону. Что, кстати, также стало одной из причин надвигающегося кризиса в сфере строительства.

По состоянию на конец мая треть трудоспособных беженцев (160 тыс. человек) смогла найти работу. Большинство из них – 75% — это женщины.

Начинают украинские беженцы с низкоквалифицированной работы, хотя у половины из них высшее образование. Около 15% работают на производстве, 10% — в сфере обслуживания и торговли.

Почему так? Как резонно заметили авторы доклада, такую работу проще найти и устроиться. К тому же, в тех или иных ситуациях сказываются барьеры: языковой, информационный (нет единого реестра вакансий и отсутствие знаний о рынке труда в Польше); необходимость ухаживать за детьми; сложности с признанием диплома о высшем образовании и мультикультуризм.

Однако в долгосрочной перспективе насыщение этой трудовой ниши вкупе с ростом цен на продукты и топливо может скорее нанести ущерб экономике.

Поэтому авторы доклада рекомендуют польским властям прежде всего сломить эти барьеры, что поспособствует скорейшей интеграции украинцев, а именно:

  • создать единую базу вакансий для украинцев;
  • инициировать языковые программы и обучение за счет Фонда труда и из фондов Еврокомиссии;
  • создать программы ухода за детьми, особенно в возрасте до 3 лет;
  • внедрить механизмы защиты работников от негативных последствий адаптации работодателей к мультикультуризму;
  • рвзработать систему защиты работников от недобросовестных работодателей (заниженные зарплаты).

Вызовы и решения

Отдельно стоит отметить анализ варшавским think tank положения дел на рынке жилья, в системах образования и здравоохранения.

Жилье. До недавнего времени, в 2020-2021 гг., Польша демонстрировала один из лучших показателей в сфере строительства жилья, сравнявшись с Японией. Прирост — +1,5% от жилого фонда в целом, что выше, чем в том же ЕС (0,8%).

Однако прибытие огромного количества беженцев (раз) и отток украинских строителей (два) привели к дефициту жилья в Польше. Уже свыше 40% застройщиков в Польше, как сообщили в Польской ассоциации работодателей стройпромышленности, жалуются на нехватку рабочих рук, которую аналитики из Wise Europa предлагают компенсировать частично за счет беженцев.

Т.е. наблюдаются проблемы как с строительством жилья, так и с обеспечением им беженцев. Впрочем, как и с арендой, которая в Польша не была особо развитым, прозрачным и защищенным сегментом рынка. Поэтому властям авторы доклада предлагают ряд мер: либерализировать законодательство об аренде, обустроить для проживания помещения, где никто не живет; возводить модульные городки, упростить процедуру передачи госучастков под застройку для частных застройщиков.

Образование. В детские сады и школы Польши весной этого года ходили около 200 тыс. украинских детей, бежавших от войны. Но с 1 сентября количество их вырастет вдвое, и это требует от властей активизации в вопросах помещений, персонала, образовательных программ, которые позволили бы интегрировать новых учеников в польскую систему образования с сохранением национальной идентичности.

Здоровье. Значительно выросла нагрузка на польских медиков, а значит властям необходимо будет направить больше ресурсов на обеспечение доступа украинцев к медицинской и психологической помощи, что включает и преодоление языкового барьера (т.е. нужны переводчики).

Перспективы

Ввиду всего вышеизложенного эксперты из Wise Europa потому-то и настаивают на формировании правительством комплексной миграционной стратегии, которая смогла бы преодолеть текущие проблемы, справиться с грядущими и выйти, так сказать, в плюс, используя тот факт, что тысячи и тысячи украинских беженцев – это решение демографических проблем и проблем на рынке труда. Т.е. необходимы инвестиции, которые сами по себе уже несут позитивный эффект для польской экономики.

По мнению аналитиков из Oxford Economics, украинские беженцы, а по большей части это женщины, могут обеспечить рост ВВП Польши на 2-3% в последующие 30 лет. При условии, конечно, если нынешняя польская власть выработает комплексную программу. 

Помимо экономической составляющей есть и геополитическая. Варшава, став лидером в защите и поддержке украинцев, заложила фундамент для дальнейшего усиления своего влияния внутри Евросоюза, чего до этого она добивалась спорадическими жесткими клинчами с "Центром" — Брюсселем, Берлином, Парижем.

ПиС Качиньского, к слову, на днях выступившего против вхождения Польши в еврозону, получила новый рычаг политического давления на ЕС, противопоставляя свою колоссальную помощь Украине и жесткое противодействие Кремлю относительной мягкотелости "Старой Европы", медлившей с поставками вооружений в Украину и не спешившей покончить с зависимостью от российских энергоносителей вопреки призывам Польши, Украины, США, Великобритании.

Поэтому следует ожидать, что Варшава не изменит свой внешнеполитический вектор, ведь благодаря ему она имеет неплохие шансы стать мощным политико-экономическим центром в пику Брюсселю при поддержке Литвы, Латвии, Эстонии, Великобритании. 

    Реклама на dsnews.ua