• USD 39.4
  • EUR 42
  • GBP 49.1
Спецпроекты

Протесты во Франции. Как Кремль использует убийство Наэля М. и слабость Макрона

Со времен Николя Саркози Москва активно вмешивалась во внутренние дела Франции, не минуя ни одной более или менее многолюдной акции протеста

макрон фото
Реклама на dsnews.ua

Франция погрузилась в очередную волну массовых протестов. Во вторую ночь погромов, по словам министра внутренних дел Жеральда Дарманена, задержаны уже 150 человек, которые нападали на здания органов власти, но наибольшим вниманием у возмущенных французов пользуются полицейские и их участки. Основанием для чего является смерть 17-летнего Наэля М. – юноши, по предварительным данным алжирского происхождения, – во время остановки двумя полицейскими Mercedes в пригороде Парижа утром 27 июня.

За рулем автомобиля был парень, а всего в салоне – три человека. Французская пресса впоследствии обнародовала видеозаписи, кадры которых показали стоявших возле остановленной машины двух копов, и один из них навел пистолет на Наэля со словами "Ты получишь пулю в голову". France Info, проанализировав запись, пишет: юноша попытался скрыться, нажав на газ, и в это время раздался выстрел. Автомобиль проехал несколько десятков метров, остановился, а Наэль через некоторое время умер.

Правоохранитель, совершивший смертельный выстрел, уже взят под охрану. Однако это не остановило массовых акций протестов, сопровождавшихся поджогами и погромами.

В ночь на четверг зафиксировано нападение около 20 молодых людей на тюрьму во Фресне. В родном для Наэля Нантере полиция даже была вынуждена отступить из-за давления протестующих. И нападения на правоохранителей происходили по всему Парижу. Например, молодые ребята к вечеру вступили там в столкновение с полицией в районе Пабло-Пикассо. Неспокойно было также в других городах Франции: Лилли, Амьене, Ренни, Тулузе и Лионе.

Реакция властей

Уже после первой ночи протестов президент Франции Эмманюэль Макрон предпринял попытку как-то успокоить недовольных сограждан – назвал инцидент таким, который "нельзя простить", но призвал дождаться "справедливости", и провозгласил время "любви" и "уважения". Как видим, это не подействовало.

Следующий призыв Макрона, вынужденного созвать кризисное совещание, касался нападений на госучреждения. Будет ли он иметь какой-то эффект? Есть основания полагать, что очень быстро пламя общественного возмущения власти во Франции погасить не смогут.

Реклама на dsnews.ua

Да, первая реакция Макрона была довольно эмоциональна. В плане паблик рилейшнс – абсолютно правильная и ожидаемая. Французский президент никогда не был политиком с нехваткой политического чутья. В то же время с противоположной стороны на чаше весов эмоций гораздо больше – там действительно буря. С какой власти как-то нужно справиться.

Идеальная среда

Однако в этой ситуации ключевою является не столько реакция Макрона, и даже не сама трагедия. Опосредованно – да. Однако более важным, более опасным является то, что подобные ситуации всегда являются благодатной почвой для разнообразных дезинформационных и дестабилизационных процессов, инкорпорированных извне.

Особенно во Франции, где уровень протестной активности десятками, даже сотнями лет был очень высок. Не зря же один из самых важных праздников – День взятия Бастилии.

Эмманюэль Макрон за время президентства уже сталкивался с массовыми протестами. Собственно из-за пенсионной реформы, которую во время гонки обещал провести Макрон. Реформа предполагала частичное повышение пенсионного возраста до 64 лет. Если точнее: пенсионный возраст сохранялся на отметке в 62 года, но на полную выплату можно рассчитывать только в возрасте 64 лет.

Еще раньше, уже из-за цен на топливо, вспыхнули протесты "Желтых жилетов", которые впоследствии расширили список требований и недовольство властями.

Его предшественник – Франсуа Олланд – имел проблемы с профсоюзами из-за трудовой реформы, которая увеличивала часы работы и усиливала возможности работодателей. Весной 2016 г. на улицы выходили сотни тысяч человек и даже установили палаточный городок на парижской площади Республики.

Тяжко было и уже предшественнику Олланда – Николя Саркози. Президенту, который известен своей приязнью к Владимиру Путину. Да и имевший тесные взаимоотношения не только с этим диктатором, но и, например, получал средства на кампанию от Муаммара Каддафи; а сейчас платит свою цену также за определенные коррупционные махинации в прошлом (три года лишения свободы с отсрочкой в два года).

На Саркози отдельно стоит обратить внимание. В силу ряда причин и параллелей с текущей ситуацией.

Во-первых, президент-"республиканец" тоже ощутил на себе последствия повышения пенсионного возраста – с 60 до 62 лет – в 2010 г., что спровоцировало массовые акции протеста и падение его рейтинга ниже 30%.

Во-вторых, французская "публика была уже разогрета" антикризисной политикой правительства Саркози после глобального финансового кризиса в 2008-2009 гг., когда на улицы выходили пророй до миллиона человек.

Иронично. Ведь отчасти именно на волне протестов Саркози и влетел во власть в 2007 г. И протесты тогда, в 2005 г., когда Саркози занимал должность министра внутренних дел, возникли при обстоятельствах, тождественных сегодняшним. 27 октября 2005 г. два подростка, тунисского и мавританского происхождения, погибли при попытке скрыться от полиции. Аналогично молодежь той же ночь прибегла к радикальным методам выражения своего отношения с очень большой географией.

Но. Но в отличие от Макрона Николя Саркози, глава МВД, решил играть жестко: протестующих называл "отбросами" и "гангстерами". Этим он, конечно, подлил еще больше масла в огонь. Но не остановился и использовал беспорядки, чтобы разыграть "миграционную карту" — реформировать соответствующее законодательство и улучшить систему ассимиляции эмигрантов.

Кстати говоря. Макрон, достаточно часто копирующий своих предшественников при принятии тех или иных решений, в 2020 г. отреагировал на убийство чеченцем Абдуллахом Анзоровым учителя Сэмюэля Пати, показавшего ученикам карикатуры с пророком Мухаммедом, ультиматумом мусульманским лидерам — поддержать "хартию республиканских ценностей", согласно которой они должны были принять законы и ценности Франции (ислам – религия, а не политическое движение). Кроме того, он сделал шаги в сторону уменьшения количества иностранных имамов в стране, что, напомним, спровоцировало напряжение в отношениях Макрона с президентом Турции Тайипом Реджепом Эрдоганом.

То есть один инцидент привел к социальному напряжению, одно решение – к новой кризисной ситуации. И все они – к в некотором роде хаосу, который так любят россияне. Еще со времен Саркози.

Вмешательство Москвы

Собственно с Саркози и начинается история активного вмешательства россиян во внутренние процессы во Франции – они активно подогревали протесты. С началом условной "эпохи Cambridge Analytica", то есть когда Кремль начал максимально эффективно использовать социальные медиа, сочетая их с деятельностью карманных экспертов и политиков (Марин Ле Пен, Жан-Люк Меланшон и т.д.), ни один протест, ни одна забастовка во Франции не проходила без распространения Кремлем через его инструментарий дезинформационных постов и новостей, и нарративов, дестабилизирующих Францию, как, собственно, Европу и разные уголки планеты в целом.

Макрон на себе ощутил последствия такой деятельности Кремля еще во время предвыборной кампании в 2017 г. Однако тогдашнее возмущение действиями россиян быстро сменилось сомнительными и скандальными заявлениями вроде "диалог с Путиным" и "кома НАТО".

Сегодня он заживает плоды своего стремления к примирению с Путиным. Когда-то российский диктатор в глаза врал Макрону о том, что ЧВК "Вагнер" не имеет отношения к российской власти, поэтому ее деятельность в бывшей французской колонии, Мали, — дело каких-то частных лиц, которым удалось полностью вытеснить французов из этой страны. Но после мятежа Евгения Пригожина Путин признал, что эти наемники получали миллиарды государственного финансирования и Макрон сейчас выглядит, мягко говоря, не ахти.

В принципе, можно констатировать, что политическое поведение Макрона – его спорадические кардинальные изменения позиций – тоже создают среду, комфортную для функционирования агентов иностранного влияния. Свежий пример – это его заявление после визита в Китай, что Европе не следует присоединяться к США в защите Тайваня от посягательств Пекина.

В то же время, Макрон сейчас является активным сторонником поддержки Украины. Франция предоставляет нам оружие, оборудование, финансирование восстановления. И это, конечно, является сильным аргументом для Кремля в рамках масштабной дезинформационной кампании против Европы, воспользоваться случаем в виде текущих беспорядков во Франции.

К тому же Россия, которая пытается компенсировать потерю отношений с Западом распространением влияния на Глобальном Юге, может начать разгонять во Франции так сказать "профильные проблемы" — те, которые можно привязать к гибели 17-летнего алжирца Наэля М. Речь идет о проблемах сегрегации, о проблемах национальных меньшинств (не только выходцев Алжира). Подобное мы уже наблюдали во время миграционного кризиса в 2015-2016 гг. в Европе; и в Соединенных Штатах после убийства копами Джордж Флойда в 2020 г., когда кремлевские тролли паразитировали на гневе участников движения BLM, и в то же время будоражили "реднеков" — самых консервативных американцев, то есть электорат Дональда Трампа.

Использование аналогичных приемов следует ожидать и во Франции. С одной стороны, Москва через свои медийные инструменты может подстрекать молодых протестующих к более радикальным действиям, а с другой – французских ультраправых типа Марин Ле Пен, которые могли бы продвигать "охоту на ведьм-мигрантов".

    Реклама на dsnews.ua