• USD 28.1
  • EUR 33.2
  • GBP 36.2
Спецпроекты

Спецслужбы будущего. Искусственный интеллект изменит всю разведку

В будущем машины будут шпионить и за людьми, и за другими машинами

Дисплей для распознавания лиц и искусственного интеллекта
Дисплей для распознавания лиц и искусственного интеллекта / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Бывший технический директор и заместитель директора по развитию Национального агентства геопространственной разведки (NGA) Энтони Винчи в статье для журнала Foreign Affairs рассказал о том, какое будущее ждет разведку с развитие искусственного интеллекта.

Люди шпионят друг за другом испокон веков. Чтобы знать, чем занимаются и что планируют делать другие, люди наблюдали, следили и прослушивали, используя инструментарий, который постоянно улучшался, но никогда не мог быть заменой хозяину – человеку.

Ситуацию полностью меняют искусственный интеллект (ИИ) и автономные системы. В будущем машины будут шпионить за машинами, чтобы знать, что другие машины делают или планируют делать. Разведывательная работа по-прежнему будет заключаться в краже и защите секретов, но способы сбора, анализа и раскрытия секретных данных будут принципиально иными.

Военные футуристы уже признали факт кардинальных изменений, а некоторые окрестили появление ИИ и автономных систем оружия «революцией в военном деле». Говоря о разведке, можно назвать их появление «революцией в разведдеятельности». С появлением RIA (Revolution in Intelligence Affairs) машины станут больше, чем просто инструментами для сбора и анализа информации. Они станут потребителями разведывательной информации; теми, кто принимает решения, и даже станут целями операций других ИИ. Конечной целью этих машин по-прежнему будут политические, социальные, экономические и военные взаимоотношения, однако машинный интеллект будет работать с такой скоростью, масштабом и сложностью, что спецслужбы, управляемые человеком, не смогут за ним поспевать. RIA не остановить. Мощь технологических инноваций и конкуренции уже помогли его приходу в мир. Потому разведывательное сообщество США должно принять RIA и готовиться к будущему, в котором доминировать будет ИИ, иначе они рискуют потерять свои конкурентные преимущества.

Революции не возникают на пустом месте. Истоки RIA восходят к XX веку, когда новые технологии, такие как телекоммуникации и компьютеры, сделали разведку изощреннее. Люди все так же были агентами спецслужб, но вместо того, чтобы самостоятельно подслушивать, анализировать и делать прогнозы, использовали все более мощные устройства и вычислительные инструменты для расширения своих возможностей.

За последние 20 лет эта тенденция усилилась, что привело к огромному увеличению объема данных, доступных спецслужбам. Секретные и коммерческие устройства — от ботов в сетях до автономных дронов и небольших спутников в космосе, теперь предоставляют больше информации, чем когда-либо смогут люди. В 2017 г. Национальное агентство геопространственной разведки прогнозировало, что объем данных, которые его аналитикам придется анализировать, вырастет в миллион раз в течение пяти лет. Такие огромные объемы данных и скорость, с которой их можно получить, спровоцировала ожесточенную конкуренцию в погоне за средствами их обработки – что в свою очередь привело к автоматизации, анализу big data и появлению искусственного интеллекта. Стимул не отставать невероятен: страны, спецслужбы которых могут быстро обрабатывать огромные объемы сложных данных, будут иметь преимущество перед теми, которые этого не могут.

Параллельный переход вооруженных сил по всему миру к автономным системам и искусственному интеллекту еще больше усилил конкуренцию: разведывательные службы должны иметь возможность получать и поддерживать передовые боевые системы. На сегодняшний день американские военные эксплуатируют более 11 тыс. беспилотных авиационных систем и еще больше подводных, космических и наземных. Кроме того, подразделения кибербезопасности США имеют дело с миллионами ботов в сети, а также с миллиардами устройств Интернета вещей, которые действуют как сенсоры. Для нормальной работы эти постоянно развивающиеся системы нуждается в собственной разведке, а значит, в скором времени они станут главными шпионами.

Реклама на dsnews.ua

Еще более революционным будет переход к автономным системам как объектам разведки, то есть когда машины начнут шпионить и обманывать другие машины. Вероятный сценарий будущего может включать в себя систему ИИ, которой поручено анализировать конкретный вопрос, например, готовится ли противник к войне. Другая система, управляемая противником, может целенаправленно вводить данные в первую, чтобы сорвать ее анализ. Первая система могла бы даже прознать об этом ухищрении и учесть поддельные данные, действуя при этом так, как будто ничего не случилось, и тем самым уже обманывая обманщика. Такой вид обмана «шпион против шпиона» всегда был составляющей разведки, но вскоре он будет взят на вооружение и полностью автономными системами. В данном замкнутом информационном цикле разведка и контрразведка могут проводиться без вмешательства человека.

Чтобы понять, что поставлено на карту, рассмотрим аналогию из финансового мира. Высокоскоростные системы количественной торговли полагаются на алгоритмы, которые определяют изменения на мировых фондовых рынках, анализируют огромные объемы данных для составления прогнозов, а затем автоматически, за считанные микросекунды, заключают сделки. Люди с такой же скоростью и масштабом работать не могут. Чтобы не отставать от конкурентов, даже самые консервативные инвестиционные компании все больше полагаются на системы количественной торговли. Спецслужбам, дабы вести борьбу друг с другом за секретные данные, также все чаще требуется помощь искусственного интеллекта и автономных систем.

И т.к. машины превращаются в главных сборщиков, аналитиков, потребителей и цели разведки, всему американскому разведывательному сообществу придется модернизироваться. Эта эволюция должна начаться с огромных инвестиций в технологии искусственного интеллекта и автономизации, а также с изменения концепций операций, которые позволят спецслужбам как обрабатывать огромные массивы данных, так и передавать полученные данные напрямую автономным машинам. И т.к. практически все работает через сети, которые создают некоторую форму электромагнитной сигнатуры или данных, радиоэлектронная разведка, в частности, должна быть локусом эволюции ИИ. Как и в случае с геопространственной разведкой. Уже скоро на Земле по мере увеличения числа спутников и других датчиков все будет отлично видно сверху – состояние, которое федеральный центр исследований и разработок Aerospace назвал «сингулярностью GEOINT». Геопространственная разведка, как и радиоэлектронная, должны будут радикально расширить возможности ИИ, чтобы успевать обрабатывать этих данные.

На сегодняшний день американские спецслужбы чересчур структурированы в выполнении своих функций — собирают и анализируют отдельные типы данных, полученных благодаря радиоэлектронной или геопространственной разведке. RIA может вынудить разведывательное сообщество пересмотреть такое дробление. Электромагнитная информация — это электромагнитная информация, поступающая со спутника или устройства Интернета вещей. Различие в происхождении не имеет большого значения, если необработанные данные не изучает человека, покуда ИИ может сразу определить закономерности во всех данных. Разделение на гражданскую и военную разведкой аналогично будет нивелировано, поскольку гражданская инфраструктура, такая как телекоммуникационные системы, будет иметь такую ​​же ценность для военных целей, как и военные системы связи. В этих реалиях такое дробление функций разведки будет скорее помехой, нежели подспорьем для разведопераций.

RIA также может привести к появлению новых организаций. Если некогда ключевым элементом разведки был человек, то ныне таковым является устройство и программное обеспечение, например, сенсоры или дроны. В ходе разведывательных операций эти устройства будут постоянно улучшаться, а значит под прицел попадают не только устройства, но и разработчики и производство, где их выпускают. В ближайшем будущем знания о ИИ и технологиях автономных систем, цепочках поставок и венчурном капитале будут так же важны, как и понимание исламской фундаменталистской идеологии в прошлом. Соединенным Штатам могут потребоваться новые ведомства для изучения этих областей. Как минимум, им необходимо будет расширить существующие управления экономической и технологической разведки, так же как они увеличили подразделения по борьбе с терроризмом после 11 сентября.

Вместе с развитием разведсообщества США под RIA ему также потребуется ограничивать возможности противников дела то же самое. В частности, тормозя и срывая их попытки заполучить более мощный ИИ. Создание помех для разработки и развития искусственного интеллекта и автономных систем противника будет иметь все большее значение. Что потребует скрытности в действиях, некоторые из которых осуществят машины. Например, США могут вводить ложные данные в систему машинного обучения противника, чтобы обмануть или затормозить вражескую систему искусственного интеллекта.

Но точно так же, как США будут охотиться за ИИ и автономными системами противников, так и соперничающие спецслужбы будут охотиться за американскими системами. Как следствие, Соединенным Штатам придется создать новую модель обороны и применять новые формы контрразведки. Поэтому офицеры контрразведки будут нуждаться как в классических приемах, так и в получении новых экономических и технических знаний. В общем, RIA вызовет изменения на всех уровнях разведки, включая организации, обучение, технологии, концепции операций и контрразведку.

Сбор и анализ разведданных могут перестать быть исключительно или даже главным образом вотчиной человека, но их конечной целью по-прежнему будут знания о правительствах, обществах и вооруженных силах. Более того, люди привнесут в разведку творчество, сочувствие, понимание и стратегическое мышление, в чем машины вряд ли в обозримом будущем смогут тягаться с людьми. В результате начальники отделов, кураторы и аналитики еще долго будут играть важную роль, хотя характер их работы может измениться.

Тем не менее, RIA все ближе, и разведывательному сообществу придется адаптироваться и принять его. Сопротивление переменам в прошлом приводило к катастрофам: например, когда ВМС США перед Второй мировой войной отказались заменить линкоры авианосцами. Военно-морским флотом руководили моряки, которые не понимали значение достижений в области авиации, что позволило Японии нанести сокрушительный удар по Перл-Харбору. Точно так же разведывательное сообщество зачастую управляется людьми, которые не всегда могут видеть (или принимать) неизбежность прихода ИИ. Спецслужбы должны преодолеть культурные барьеры, инвестировать в технологии и заставить целые отделы работать над развитием искусственного интеллекта и анализом, основанном на автоматизации. Если Соединенные Штаты откажутся развиваться в этом направлении, они рискуют позволить Китаю или другому противнику заполучить технологическое преимущество, которое Вашингтону будет не по зубам. 

    Реклама на dsnews.ua