• USD 27
  • EUR 32.8
  • GBP 38.2
Спецпроекты

Третья интифада. Как палестино-израильский конфликт скажется на Украине

Что происходит в Израиле и как это отзовется по всему миру, включая и Украину

Клубы дым от израильских воздушных ударов по сектору Газа
Клубы дым от израильских воздушных ударов по сектору Газа / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

В Израиле начались полномасштабные боевые действия между палестинской группировкой ХАМАС и Армией обороны Израиля. За последние двое суток из сектора Газа по израильским населенным пунктам было выпущено около 300 ракет, а в последние 10 часов – еще 500-600. В ответ Израиль точечным ударом уничтожил в секторе Газа высотное офисное здание, использовавшееся ХАМАС. На очереди еще несколько аналогичных объектов. При этом Израиль предупреждает об ударах за полтора часа, давая людям возможность эвакуироваться, что производит хорошее впечатление… но только на самих израильтян, и на тех, кто их поддерживает. ООН пока молчит: США блокируют антиизраильские резолюции Совбеза, а другие сегодня едва ли возможны.

Все игроки будут использовать обострение для мобилизации сил и оправдания своих действий – или бездействия. Все наблюдатели, в том числе и те, на которых воздействуют игроки, давно определились со стороной, которую они поддерживают. Каковы суть и скрытые пружины происходящего, кто проиграет, а кто выиграет в новом противостоянии?

Банальное начало

Непосредственная причина конфликта стара и давно известна: Израиль тихо, шаг за шагом, выдавливает палестинцев, понуждая их эмигрировать — но эмигрировать им особо некуда. Мирно ужиться тоже не получается — всегда находится достаточно желающих плеснуть керосина в притухший костер, а взаимных счетов, обид и ненависти у обеих сторон накопилось запредельно много. Нормально жить на отведенных для них территориях у палестинцев сегодня тоже нет возможности: работа есть только в Израиле, к тому же в любой момент пункты пропуска из сектора Газа в Израиль могут быть перекрыты. Как следствие, сектор Газа живет на гуманитарной помощи, что означает отсутствие у большинства населения нормальной социализации и связей, которые складываются у работающего человека, способного обеспечить себя своим трудом. Такая распределительная "гуманомика" диктует существование на грани нищеты, единственный способ выбраться из которой – сделать карьеру в ХАМАС. Но число мест, предполагающих длительную карьеру, а не одноразовое использование, жестко ограничено, и доступ к ним перекрыт клановыми связями.

Конкретно: половина жителей сектора Газа – а это миллион человек, живет исключительно за счет гуманитарной помощи. А что вторая половина? Она тоже зависима от гуманитарной помощи, хотя и не на 100%, поскольку имеет и другие источники дохода. Но прожить, не получая гуманитарную помощь, и эта, относительно благополучная половина тоже не в состоянии.

Реклама на dsnews.ua

Помощь оказывается по линии ООН, через Ближневосточное агентство ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ (БАПОР), бюджет которого финансируется за счет добровольных взносов. Есть также ряд стран, которые считают нужным оказывать такую помощь напрямую: Иран, Иордания, Катар, Ливан и Сирия. Но в двух последних странах из этого списка есть свои серьезные проблемы, у Иордании – страх перед палестинской угрозой и добрососедские отношения с Израилем. Остается, таким образом, по большей части Иран. Только ли Иран? Нет, не совсем. Потому, что когда мы говорим: "Иран", за его спиной маячат и другие игроки. К примеру, Россия.

Вместе с гуманитарной помощью поставляются и комплектующие ракет, которые затем собираются в Газе и запускаются по Израилю, когда настает время. Естественно, что время настает не тогда, когда кому-то из сборщиков захочется побаловать себя фейерверком. Тлеющий конфликт вокруг Газы – это, прежде всего, инструмент регионального управления и контроля. Попросту говоря – склад пороховых бочек, которые можно потихоньку взрывать, в большем или меньшем количестве, в тот момент, когда этого потребует политическая ситуация. Именно так и делаются интифады. И хотя это слово означает "восстание", речь на самом деле идет никак не о социальных конфликтах с использованием оружия, а о спланированных "освободительных войнах" против Израиля.

Важно понимать, что случайно никакие широкомасштабные интифады начаться не могут. Интифада – это прежде всего огромные деньги, вложенные в ее организацию и вооружение. Никто не позволит бросать их на ветер просто так.

Что касается правоты сторон, то каждая из них может обосновать ее множеством аргументов. Истоки же конфликта уходят на тысячелетия назад и кроются в том, что Иерусалим – особый город для мусульман, христиан и евреев. Особость вызвана историей развития трех религий. Впрочем, даже учитывая это, мы не продвинемся в решении конфликта между палестинцами и евреями ни на шаг. Он давно перерос религиозные рамки, приняв мировоззренческий характер.

Так вот, Восточный Иерусалим, который палестинцы считают столицей своего гипотетического государства, он был захвачен Израилем вместе с Газой и Западным берегом Иордана в ходе войны 1967 года, а затем Израилем аннексирован. Аннексия не была признана на международном уровне, а государство Палестину (существующее виртуально по причине аннексии) признали 137 государств мира. В Израиле же аннексию празднуют как День Иерусалима: активисты устраивают шествия, в том числе и через мусульманские кварталы, жители которых считают это провокацией.

Кроме того, Израиль постепенно заселяет аннексированные территории евреями. Но они и так заселены очень плотно, и, чтобы заселить туда евреев, оттуда нужно выселить палестинцев. Это и происходит, точечно и постепенно, на основании Закона о судебных поселениях и административном праве 1970 года. Закон, разумеется, имеет внешне пристойный вид, но по факту позволяет отбирать дома у палестинских жителей, десятилетиями проживавших в этом районе, под предлогом их нелегальной постройки.

Последний по времени такой конфликт коснулся восьми семей из района Шейх Джаррах – и тоже вызвал протесты. Тут как раз подошел и День Иерусалима с его маршами и с противодействием им – и все закрутилось. Несколько тысяч палестинцев забаррикадировались в мечети аль-Акса, с тем, чтобы, выйдя из нее навстречу маршу, сорвать его. Израильские правоохранители получили приказ вытеснить их из мечети, в ход пошли камни и резиновые пули, более 300 палестинцев получили ранения, 228 пришлось госпитализировать, израильтяне заявили о 21 пострадавшем полицейском, представитель Палестины в ООН призвал поддержать на предстоящем заседании Совбеза, посвященном ситуации в Иерусалиме и в регионе в целом, резолюцию о двух государствах, а из сектора Газы в израильские города полетели ракеты.

Масштабы конфликта уже позволяют говорить о начале третьей интифады. Напомню, что началом первой интифады принято считать 9 декабря 1987 года. Эту интифаду называли "войной камней", поскольку в ее начале палестинцы в основном использовали против израильтян камни и самодельное вооружение – ракеты у них появились позднее. Официально она завершилась подписанием Соглашений между Израилем и ООП в Осло в августе 1993, в результате которых в 1994 году была создана Палестинская национальная администрация. Тогда погибло 111 израильтян и более 2000 палестинцев, причем половина палестинцев — в результате внутренних конфликтов: в рождающейся автономии шел жесткий дележ власти и ресурсов.

Вторая интифада началась в сентябре 2000 года. Непосредственным поводом для нее послужило посещение Ариэлем Шароном Храмовой горы в Иерусалиме. В связи с этим вторая интифада известна как "Интифада аль-Акса", по названию мечети на Храмовой горе.

Хотя, по условиям мирных соглашений, доступ к Храмовой горе открыт для верующих всех религий, визит Шарона был использован как предлог для начала противостояния, уже давно подготовленного Арафатом. В ходе боев, столкновений, терактов и ракетных обстрелов, длившихся до 2005 года, погибло 1450 палестинцев и 525 израильтян. Регулярным явлением стали ракетные и миномётные обстрелы из сектора Газы, откуда в соответствии с соглашениями в Осло, были выведены израильские войска. Никакого документа об окончании второй интифады подписано не было – она просто постепенно сошла на нет после смерти Арафата в 2004 году.

К третьей интифаде ХАМАС призывал население в декабре 2008 года, с началом израильской военной операции "Литой свинец" в секторе Газа, затем в декабре 2017 года, после решения США признать Иерусалим израильской столицей (куда впоследствии было перенесено и американское посольство), но оба раза как-то не сложилось. Зато теперь все сложилось просто отлично, и третья интифада налицо.

Кто игроки и почему сейчас

Было бы неверным считать Израиль пассивной стороной, неспособной при желании сыграть на обострение ситуации. Иной вопрос, что "Израиль" — такое же общее понятие как "Россия" или "США". Он неоднороден, а в последнее время – крайне неоднороден. Настолько, что очередные внеочередные выборы, четвертые по счету, снова не позволили Беньямину Нетаньяху сформировать минимально необходимое коалиционное большинство в 61 мандат. По этой причине назревают пятые — с тем же прогнозируемым результатом.

В этих условиях третья интифада, которая на волне мобилизационных настроений позволит "Ликуду" Нетаньяху набрать чуть больше голосов – ну, хотя бы на 1-2 мандата сверх сегодняшних 30 – шанс для "вечного премьера". Кроме того, и в самом "Ликуде" все обстоит очень непросто, там назревает раскол, и интифада дает шанс сплотить его перед лицом общего врага. Получится это или нет — сказать сложно, но иных шансов, кроме как сыграть на обострение ситуации и поляризацию общества, у Нетаньяху сегодня просто не осталось. И отступать ему тоже некуда — над ним висит уголовное дело по обвинению во взяточничестве, мошенничестве и злоупотреблении доверием. Причем в перспективе это дело легко перерастет в целый букет дел, с отчетливым прогнозом оказаться в тюрьме, притом вполне реальной, безо всяких браслетов и домашних арестов, и очень надолго. Так что единственный сегодня выход для "Биби" — мчаться вперед, пришпоривая премьерское кресло. Конечно, Нетаньяху не запускал ракеты из Газы лично. Но слегка подыграть такому повороту событий в неустойчивой ситуации он мог, и это было логично.

Параллельно в игру втягиваются Иран, Россия и США.

Иран сегодня — основной спонсор Палестинской автономии. Арабы сильно убавили интерес к палестинской проблеме как к дежурному детонатору ситуации. Вечная напряженность в отношениях с Израилем для них уже во многом пройденный этап, им выгоднее выстраивать конструктивное сотрудничество. Более того, перед лицом иранской угрозы — в том числе, ядерной — альянс арабских государств с Израилем, пусть неформализованный, де-факто уже сложился. Так что это, что называется, не их интифада.

А вот Ирану – и России, действующей из-за его спины, выгодно раскачать ситуацию, чтобы получить предмет торга. Третья интифада прямо отвечает их актуальным интересам.

Единственный, кому сейчас невыгодно обострение, – это Джо Байден, которого уже обвиняют в слабости. В частности, в роли обвинителя ожидаемо выступил его предшественник, большой друг Нетаньяху и благодетель Израиля на протяжении своего президентства, Дональд Трамп, сделавший заявление, в классическом стиле "при мне такой фигни не было". Но Байдена никто и не спрашивал – он в этой комбинации скорее объект воздействия, чем субъект игры.

Ирану нужно как можно нагляднее сравнять счет с Израилем после диверсии в Натанзе, ясно дав понять, что такие выходки не останутся безнаказанными. Кроме того, Израилю, занятому интифадой, со всеми вытекающими из нее последствиями, будет не то чтобы совсем не до Ирана и его ядерной программы, но его внимание будет поделено между несколькими задачами сравнимой важности. Кроме того, при Байдене почти неизбежен и возврат к переговорам по ядерной сделке в обмен на смягчение санкций – и Тегерану нужен предмет торга, не слишком дорогой для него, но достаточно весомый для Байдена. Интифада для этого подходит просто идеально.

В силу особенностей демократического электората Байден не сможет занять однозначно произраильскую позицию. Трамп, останься он в Белом доме, поднял бы сейчас ставки и сыграл на еще большее обострение ситуации с призывом к Нетаньяху "давить их всех". Для Трампа это могло бы стать быстрым и относительно простым ответом на публику, после которого уже можно было бы неспешно разбираться, что же делать дальше. Но Байдену с самого начала неизбежно придется лавировать между враждующими сторонами и примирять их — и демонстрировать успехи в этом непростом, чтобы не сказать — почти безнадежном деле.

Кремль тоже способен сыграть на обострение — или, напротив, на смягчение ситуации в Израиле — и тоже таким образом получить козырь на встрече Путин-Байден, предварительно намеченной на летние месяцы. Относительно мягкий размен здесь просматривается только один — в вопросе Украины. Мягким он будет потому, что формально сохранится прежний баланс позиций: ни одна из сторон не изменит их. Россия не вмешается в палестино-израильский конфликт прямо — но интифада-III внезапно пойдет на спад. В свою очередь, США не снизят накал проукраинской риторики – но и подкреплять ее слишком активными действиями тоже не станут.

При этом, перед Байденом стоит крайне сложная задача: он должен создать впечатление победы и на иранском, и на российском направлениях. Как вариант – умереть, либо сойти с дистанции по состоянию здоровья, запустив на президентскую орбиту Камалу Харрис – и только в этом случае нынешняя власть в США сможет на год-полтора "уйти в себя", сосредоточившись на внутренних проблемах. Но, как следствие, это еще более ослабит нынешнее шаткое положение Америки в роли державы №1, а подобный сценарий для американских элит по-прежнему малопривлекателен.

Впрочем, насколько можно судить, планов ухода у Байдена сегодня нет. Он явно приободрился и остается в игре, а, значит, ему и придется отвечать на вызовы – или, по меньшей мере, создавать видимость сильных политических ходов.

В этих условиях существует большой шанс того, что Зеленский на переговорах с Путиным в Израиле, при посредничестве Нетаньяху – чего он так добивался, и к чему его, похоже, красиво подвели из Москвы, — окажется в весьма уязвимом положении. Путин не преминет воспользоваться шансом навязать ему условия капитуляции, а Нетаньяху, сплотивший к тому времени "Ликуд" к пятым внеочередным выборам и нуждающийся уже в миротворческих успехах, подыграет Путину с позиций посредника и принимающей стороны. Так что третья интифада, несмотря на кажущуюся отдаленность происходящего, может самым непосредственным образом затронуть интересы Украины. Впрочем, подобный сценарий в Вашингтоне определенно воспримут как попытку "нарушения конвенции", и ситуация вновь стабилизируется в положении нового клинча.

    Реклама на dsnews.ua