• USD 28.8
  • EUR 32.5
  • GBP 38.9
Спецпроекты

Трудности перевода. Почему Киеву пора прекратить винить Байдена в зраде

Вашингтону по-прежнему невыгодно идти на уступки России и сворачивать поддержку Украины. Но у нас традиционно считают иначе

Джо Байден
Джо Байден / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Уже на следующий день после онлайн-переговоров президентов США и России, 8 декабря, спикер Кремля Дмитрий Песков заговорил о новой встрече Джо Байдена и Владимира Путина.

Точной даты нет, но есть огромный интерес со стороны Кремля, которому удалось дважды за год добиться повышения таким образом геополитического статуса Путина.

Что же мы имеем после двух раундов переговоров – в Женеве 16 июня и онлайн 7 декабря?

В первую очередь, нужно заметить, что контакты двух президентов стали возможными благодаря как откровенному шантажу Кремля, так и, в принципе, стремлению новой администрации США найти новые пути решения украино-российского конфликта.

К переговорам по видеосвязи Вашингтон явно очень хорошо подготовился. В плане демонстрации поддержки Киева и других союзников на фоне наращивания Россией войск у украинских границ, рукотворного миграционного кризиса на восточном фланге НАТО и энергокризиса в Европе.

За довольно небольшой промежуток времени коллективный Запад был консолидирован и выражал стойкое неприятие действий Кремля.

И в то же время, пусть Вашингтон был настроен весьма решительно, все же после видеоконференции он пошел на небольшие уступки. Прежде всего дипломатические. А именно: не были введены обещанные "адские санкции" в виде отключения России от системы SWIFT, ограничений на обслуживание российского госдолга или санкционирования всех участников проекта "Северный поток-2".

Реклама на dsnews.ua

Таким образом администрация Байдена пытается удержать Россию от нового вторжения в Украину и дальнейшего сползания в зону влияния Китая, главного соперника Соединенных Штатов.

Но также Байден в ответ на требование Путина гарантировать невступление Украины в НАТО, недавно им озвученное, начертил перед российским лидером и свои "красные линии", пересечение которых Россией аукнется ей введением пресловутого пакета "адских санкций" и отправкой Штатами войск на восточные рубежи Альянса.

Плюс Соединенные Штаты показательно проигнорировали недовольство Москвы передачей Украине вооружений и боеприпасов.

Опять-таки, на следующий день после переговоров Байдена и Путина представитель Пентагона Джон Кирби анонсировал отправку очередной партии помощи из пакета на $60 млн, куда входят стрелковое оружие и боеприпасы. Спустя два дня стало известно, что в Украину прибыли 30 ПТРК Javelin и и 180 ракет к ним, и до конца года ожидается еще партия систем — в том числе ПВО/ПРО и радиотехнической разведки.

Это предельно четкий сигнал как Кремлю, так и Киеву. В Украине, к сожалению, некоторые его либо не поняли, либо предпочли не замечать.

Новая позиционная война

Итак, Владимир Путин, как и хотел, получил прямой диалог с Байденом и готовность Вашингтона к ограниченным уступкам. Но уступки эти скорее семантические, ведь дамоклов меч жестких санкций не вернулся в ножны.

И эффективных способов, выгодных Кремлю, т.е. не требующих капитуляции, у Путина, кроме как продолжать попытки продать дестабилизацию и эскалацию, нет.

Поэтому сразу после переговоров, пока американское оружие ехало в Украину, режим Путина вновь взялся повышать ставки, снова апеллируя к "славному" прошлому.

Так, замминистра иностранных дел России Сергей Рябков попытался припугнуть Соединенные Штаты новым Карибским кризисом. И, следует заметить, что этот нарратив не нов – Москва выуживает его из кармана всякий раз, когда ей не удается заставить оппонентов играть по своим правилам. Так было в 2019 и 2020 гг., например.

Лично Путин также добавил красок этой аналогии привычной для него ностальгией по Советскому Союзу или "исторической Россией", с которой он отождествляет СССР.

Путин в одном пропагандистском фильме на днях заявил, что распад "исторической России под названием Советский Союз" — это трагедия едва ли не для всех жителей страны.

И вообще, мол, он видел карты "тех лет", подтверждающих намерение Европы разделить "Россию" на несколько отдельных государств. Таким образом, он вновь подводит россиян и граждан других стран, лояльных к Москве, к мысли о том, что распад "великого и славного" СССР – это сугубо дело рук коллективного Запада, как и все последующие революции в постсоветских странах, которые Кремль считает срежиссированными переворотами, а не попытками порвать с бывшей метрополией.

Это классическое отрицание действительности вкупе с историческим реваншизмом. Это основа основ агрессивной политики Кремля, в том числе в отношении Украины. В украинском вопросе Москва после переговоров продолжила ставить на шантаж, потому как, повторимся, не располагает иными возможностями для торга.

Москве сейчас нужен политический и дипломатический блицкриг, чтобы переломить ситуацию в свою пользу, т.е. чтобы усилить свои переговорные позиции и "выбить" более ощутимые уступки из США и ключевых переговорщиков по Украине – Германии и Франции. Без этих уступок Москва будет и дальше блокировать работу в нормандском формате.

Тем временем украинский МИД, как рассказал в интервью "Зеркалу недели" посол Украины в Германии Андрей Мельник, работает над проведением встречи Владимира Зеленского с французским коллегой Эммануэлем Макроном и канцлером ФРГ Олафом Шольцем на полях саммита ЕС в Брюсселе в ближайшее время. МИД преподносит это в качестве встречи в нормандском формате без Путина.

С точки зрения пиара и политической целесообразности такая трактовка в полной мере оправдана. Таким образом МИД пытается оживить дискуссию вокруг изменения нормандского формата в сторону его большей эффективности. В первую очередь речь идет о включении в него других акторов, а именно США или Великобритании.

Париж и Берлин, а тем более Москва не согласятся на трансформацию этой переговорной площадки. Однако лоббирование этой идеи на фоне откровенно агрессивного поведения России может принести плоды – заставить Францию и Германию быть жестче в общении с Кремлем.

Да и Соединенные Штаты, пусть не дают пока своего согласия, но и не отказываются, говоря о заинтересованности в более активном участии в переговорном процессе в целом.

Старые добрые грабли

Вся эта масштабная игра, по крайней мере большая часть ее элементов, в Украине однозначно трактуется либо как очередная "зрада", либо как подготовка к ней, поскольку Байден отложил введение жестких санкций и, по данным NBC News, также якобы приостановил выделение Киеву дополнительной военной помощи на сумму в $200 млн.

При этом факт того, что на следующий день после переговоров президента США с Путиным Пентагон объявил об отправке оружия в Украину, многие просто проигнорировали.

Однако в данной ситуации вся суть в интерпретации действий администрации президента США, который более гибок во внешней политике, нежели тот же Дональд Трамп. Где возможно, Байден допускает уступки, где нет – т.е. в случае нарушения договоренностей или невозможности договориться вовсе – наносит удар.

И если информация NBC верна, то решение Байдена отложить предоставление дополнительной помощи – это, в принципе, подкрепленный аргументами в виде трех десятков "джавелинов" ультиматум России: "Не обостряйте ситуацию — и мы не будем вооружать Украину".

Следовательно, и сторонам – США и РФ — есть что обсуждать, а это уже предпосылки для новой встречи. Впрочем, как и то, что российский президент желает вести переговоры лишь с Байденом ввиду, следует признать, нерешительности и слабости европейских переговорщиков.

Сейчас ключевой вопрос в том, может ли Киев рассчитывать на Соединенные Штаты или нет. И вопрос этот сугубо прагматичный.

С одной стороны, в администрации Байдена есть фракция так называемых умиротворителей, к которой, к примеру, относятся советник по вопросам нацбезопасности Джейк Салливан и его внештатный советник Самюэл Чарап, работавший в Госдепе при Бараке Обаме.

Чарап не так давно в колонке для Politico выступил за изменение подхода к России, рекомендовав использовать не только кнут, но и пряник в форме реальной перспективы отмены санкций, если Москва возьмется за ум. Кроме того, он советует надавить на Киев, дабы тот пошел на уступки в рамках Минских договоренностей.

С другой стороны, если Белый дом примет предложенный Чарапом сценарий и пойдет навстречу Кремлю, то, во-первых, еще больше ухудшит отношения с Конгрессом; во-вторых, поставит под сомнение способность США отстаивать не только союзнические, но и собственные интересы.

Вашингтону попросту невыгодно идти на попятный и сворачивать поддержку Украины, поскольку в этом случае он потеряет и важного партнера на границе с Россией, и доверие союзников по НАТО в Восточной Европе. Что, в свою очередь, крайне негативно отразится на самом Альянсе и на планах администрации "сшить" трансатлантическое партнерство для эффективного противостояния с главным соперником – Китаем.

Еще одна проблема состоит в том, как именно в Киеве пытаются сохранить и нарастить поддержку американской стороны.

Ведь в Украине на любые решения повременить с жесткой реакцией в отношении РФ, несмотря на то, что на иной чаше весов можно видеть разработку новых санкционных пакетов, планов отправить войска, предоставление помощи, преимущественно склонны реагировать с фатализмом.

В таких случаях регулярно срабатывают концепт "Вы нам должны" и "Не бросайте нас". И этот лейтмотив, "Не бросайте нас" подпитывает постоянно зрадофилию.

Только вот концепция эта себя давно исчерпала и говорит лишь о слабости, нерешительности и неуверенности в себе. Поэтому пора обратиться к нарративу "Мы готовы к дальнейшей борьбе, но без адекватной помощи она обойдется дороже — и нам, и вам". Не лишним будет также сформировать позитивную повестку дня и долгосрочную стратегию, поскольку традиционно в Украине все упирается лишь в поддержку извне. 

    Реклама на dsnews.ua