• USD 27.2
  • EUR 32.4
  • GBP 37.9
Спецпроекты

С имперским приветом. Зачем Байден уступает Эрдогану Центральную Азию

С выходом войск США из Афганистана в этом регионе, скорее всего, значительно усилится присутствие Турции

Турция усилит присутствие своих военных в Афганистане
Турция усилит присутствие своих военных в Афганистане / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Вооруженный приграничный конфликт между Таджикистаном и Кыргызстаном, произошедший в конце апреля, привлек внимание не только мировых держав, но и соседей.

Причем соседей, скажем так, не облеченных в форму государства и имеющих в мире откровенно негативную репутацию. Речь об исламистском движении "Талибан" ("Исламском эмирате", как называют себя талибы).

5 июня один из спикеров группировки, к слову, признанной террористической в обеих странах, Забехулло Муджохид неожиданно решил призвать Душанбе и Бишкек внять голосу разума и отказаться от кровопролития в пользу "мирного диалога".

И, заметим, это не первый случай, когда "Талибан" решает дать свою оценку событиям, происходящим в регионе. К тому же оценка эта скорее противоречит интересам России, давно окучивающей группировку, нежели им соответствует.

Например, все тот же Муджоходид ранее дал понять, чью позицию "Талибан" разделяет в конфликте между поддерживаемым Турцией Азербайджаном и Арменией, которую в свою очередь поддерживает Москва — талиб назвал Нагорный Карабах территорией Азербайджана, оккупированной Арменией.

Впрочем, такого рода заявления не означают, что с выведением американского контингента из Афганистана и, следовательно, снижением присутствия США в регионе и этой стране, Россия или Китай не усилят "натиск" с целью расширения собственных зон влияния в Афганистане.

Игры "Талибана" в большую политику — это заявка на трансформацию в регионального игрока.

Реклама на dsnews.ua

Группировка пользуется случаем и распахивает приоткрывшееся благодаря решению Вашингтона окно максимально широко. Тем самым она, претендуя на лидерство в Афганистане, уже предлагает торг всем заинтересованным третьим сторонам.

Мы будем рядом

Да, сейчас Соединенные Штаты в тесной координации с союзниками по НАТО завершают процесс выведения своих войск из Афганистана, продолжая начинания предшественников. Кстати, этим вопросом жонглировал не только Дональд Трамп, но и, к примеру, Барак Обама, и сам Джордж Буш-младший, отрядивший туда контингент.

Это, однако, не свидетельствует о намерении США полностью забыть об этой стране и о регионе в целом. В действительности Вашингтон активно ведет переговоры с Пакистаном, который в администрации Джо Байдена видят плацдармом для мониторинга за ситуацией в соседнем Афганистане.

Советник Белого дома по вопросам нацбезопасности Джейк Салливан на вчерашнем брифинге не вдавался в подробности переговорного процесса с Исламабадом. И не дал прямого ответа на вопрос журналиста, рассматривают ли Соединенные Штаты Пакистан как возможное место для базы американских беспилотников, против чего, к слову, в конце мая выступили талибы.

Но. Салливан подтвердил: переговоры ведутся. И затрагивают они вопросы обороны, разведки и дипломатических отношений в контексте получения Штатами возможностей для того, чтобы "Афганистан никогда более не был базой, откуда "Аль-Каида", ИГ или любая другая террористическая группа смогли бы атаковать Соединенные Штаты". 

Так что "Талибан", как бы он ни рвался в региональные игроки, не должен рассчитывать на то, что США оставят его без присмотра.

Равно как и других влиятельных игроков в Центральной Азии, к которым относятся Россия и Китай — два главных триггера в военной доктрине нынешней администрации.

Байден, как известно, сейчас модифицирует американскую внешнюю политику, возвращая в нее идеологическую составляющую с целью консолидировать союзников США.

Если некогда геополитическое противостояние определялось концепцией "Демократия против коммунизма", то Байден предложил новый вариант — "Демократия против автократии".

К последним относят в Штатах и Китай, и Россию, и Иран, и Северную Корею. При необходимости список будет расширен.

И эту свою концепцию Байден хочет привезти на саммит США-ЕС, который состоится 15 июня в Брюсселе; и во время которого Белый дом рассчитывает запустить процесс трансатлантического сшивания с делегированием права Евросоюзу формировать собственную оборону.

Изоляционизм по-байденовски

Европейский союз — далеко не единственный, с которым администрация Джозефа Байдена хотела бы поделиться ответственностью за сохранность мирового порядка.

Фактически 46-й президент США, который, на первый взгляд, является прямой противоположностью 45-го, во многом продолжает политику администрации Трампа, как тот — своих предшественников.

С одной стороны, Байден остро критиковал Трампа за то, как тот общается с союзниками Америки, как рушит трансатлантическое партнерство, а с другой стороны он тоже реализует свой вариант политики изоляционизма. Пусть и с некоторыми изменениями и дополнениями.

Аналогично прежней, нынешняя администрация передает на аутсорсинг своим союзникам осуществление полномочий если не мирового полицейского, то регионального.

Одним из таких союзников был и остается президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Причем несмотря на противоречия и споры из-за покупки российских вооружений (ЗРК С-400), экспансионизма в Восточном Средиземноморье. Прагматизм, не более.

Востребован Эрдоган и в контексте переформатирования ситуации в Центральной Азии, где присутствие американцев будет ощущаться несколько меньше.

Сельджукским курсом

Турецкий лидер, к слову, и сам не прочь "подменить" США в ЦА. К этому региону он уже давно проявляет не слабый интерес.

Например, в конфликте между Кыргызстаном и Таджикистаном Эрдоган встал на сторону первого.

Так, 3 мая он предупредил Душанбе: " военная агрессия не должна повториться в отношении дружественного Кыргызстана".

Более важно то, что передал он это предупреждение через представителей МИД РФ, с которым тогда провел встречу. Конечным же реципиентом является не Эмомали Рахмон (единственный из мировых лидеров, посетивших парад по случаю 9 мая в Москве), а непосредственно президент РФ Владимир Путин.

В сферу интересов Анкары входит не только Кыргызстан, но и выше упомянутые Пакистан и Афганистан.

Весной 2019 г., в Стамбуле проходил трехсторонний саммит Афганистан-Пакистан-Турция, в ходе которого, понятное дело, обсуждались вопросы укрепления сотрудничества между странами.

И сейчас Эрдоган не забывает о них. Что немаловажно, как и в случае с "заходом", а точнее "возвращением" турок в Африку и на Ближний Восток, у Анкары имеется свой исторический бэкграунд. Если продвижение на Запад происходит под эгидой неосманизма, то для Востока у Анкары припасен уже неосельджукизм.

В ходе своего мартовского телефонного разговора с президентом Афганистана Ашрафом Гани турецкий лидер сказал: "Мы имеем общие исторические и культурные ценности". И добавил, чтобы все расставить на свои места: "Афганистан всегда занимал особое место в сердце турецкого народа. Эта любовь началась с Империи сельджуков и получила дальнейшее развитие после провозглашения республики".

Примечательно, что в свое время под контролем сельджуков находились территории не только современного Афганистана, но также Сирии, Палестины, Ирака, Ирана, Азербайджана, Туркменистана, Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана.

Как видим, губа у турецкого лидера далеко не дура.

И уже, фактически, начавшиеся в регионе политические процессы, позволяют Анкаре распространить "мягкую силу" на Центральную Азию.

И Соединенные Штаты, по всей видимости, не возражают.

Тот же Джейк Салливан сообщил, что президенты "на полях" саммита НАТО обсудят вопросы, касающиеся Сирии, Ирана, Нагорного Карабаха, но также "роль, которую Турция будет играть в переговорах и дипломатии в Афганистане".

Эрдоган уже успел доказать в Сирии, Ливии, на Кавказе, что он лично для Путина — крепкий орешек и способен продвигать собственные интересы, вынуждая Кремль с этим соглашаться. Посмотрим теперь, получится ли у Анкары конкурировать в ЦА и с Китаем. 

    Реклама на dsnews.ua