• USD 28.3
  • EUR 32.1
  • GBP 38.4
Спецпроекты

В Казахстане без перемен. Как ОДКБ в историческую реконструкцию сыграл

Кремлю не дадут обменять поддержку Токаева на укрепление российских позиций в Казахстане. Казахская независимость слишком насыщена западными деньгами, чтобы в нее позволили забивать московский гвоздь

Казахстан
Getty Images
Реклама на dsnews.ua

В настоящее время официальное число задержанных в Казахстане превысило десять тысяч человек, а число погибших вплотную подошло к отметке в двести. Обе цифры явно занижены, аресты и перестрелки продолжаются, казахская полиция, совместно с россиянами, зачищает нежелательных активистов, даже не участвовавших в протестах. Люди исчезают без следа – или обнаруживаются в моргах.  

По версии президента Токаева, на Казахстан напали иностранные наемники, числом 20 тысяч, но были отбиты. Предъявить их трупы не удастся — их похитили из моргов выжившие сообщники, и скрылись с добычей в зимней степи, издевательски хохоча. Что до Назарбаева, то полномочия председателя Совбеза он передал Токаеву исключительно добровольно, и сейчас предпочитает общаться с миром через своего пресс-секретаря. О местонахождении Елбасы ходит много слухов, но достоверно ничего не известно. Назарбаевская родня тоже вся попряталась.

Москва и руководство ОДКБ поддерживают версию о наемниках. Это позволяет легитимировать вмешательство: президент Казахстана, столкнувшись с внешней агрессией, запросил военную помощь в рамках договора о коллективной безопасности и получил ее.

Найден и украинский след: все 20 тысяч наемников подготовил в Одессе, на Малой Арнаутской улице, подполковник ВСУ Гарбузюк, и два гражданина Казахстана. Маски сорвал телеграмм-канал "Джокер ДНР", после чего информацию подхватили российские СМИ.

В числе птенцов Гарбузюка обнаружился джазовый пианист из Кыргызстана Викрам Рузахунов, гастролировавший в Алма-Ате. Он сообщил на камеру, что его, безработного из Киргизии, наняли за $200 для участия в беспорядках. Музыканта узнали на видео, и освободили по запросу киргизского посольства. Но Киргизия тоже входит в ОДКБ, и Рузахунов, уже из Бишкека, с наскоро заштукатуренными кровоподтеками на лице, сообщил, что его не били, а признание он сделал сам, чтобы быстрее попасть домой.

Миротворцы, оккупанты или каратели?

Как обычно, всю грязную работу выполняют россияне. Прочие участники ОДКБ направили своих военных в минимальном количестве, но это позволило говорить о коллективной миссии, размазав ответственность на всех. Российских же военных на первом этапе отправили 2,5 тысячи, а затем стали доставлять подкрепления. Общая численность контингента не называется, но судя по количеству бортов, привлеченных к операции, может достигать десяти тысяч. О масштабе происходящего говорит и то, что контингент ОДКБ возглавляет командующий ВДВ РФ генерал-полковник Андрей Сердюков.

Реклама на dsnews.ua

Столь широкий замах Москвы наводит на мысль о том, что ее войска не уйдут из Казахстана в ближайшее время. Токаев, правда, уже заявил, что основная миссия ОДКБ завершена и иностранные войска выведут в течение 12 дней. Но Токаев все время лжет, число российских военных в Казахстане неизвестно, а 12 дней – большой срок, за который многое может поменяться. К примеру, миротворцы могут обрести иное качество, став казахской ЧВК.

Московские пропагандисты хором повторяют рефрен "мы не оккупанты". Надо признать, что контингент ОДКБ действительно не оккупационный, он не пытается изменить власть в Казахстане. Но и внешняя агрессия – фикция. В действительности, ОДКБ, нарушив свой устав, прикрыла карательную полицейскую операцию, которую провела Россия, вмешавшись в гражданский конфликт на стороне власти. Иными словами, перед нами новое издание не Чехословакии 1968 года, а Венгрии 1848-го. Это тем более символично, что российское руководство паталогически зациклено на попытках исторической реконструкции (каковая от реставрации отличается, прежде всего тем, что не воссоздает минувшее, а создает его образ согласно представлениям реконструктора о желательном/вероятном). Первый опыт прошел успешно, и на экспортный рынок будет выведен новый российский продукт. Услуги такого рода могут быть весьма востребованы по всему миру.

Но российские каратели как новое предложение на экспорт, опробованное в Казахстане — лишь один из итогов длинной цепочки событий.

Налет просвещенной автократии

Напомню, что детонатором конфликта стало решение властей отменить регулирование цен на сжиженный газ и его подорожание с 50 до 120 тенге за литр (с $0,13 до $0,27). По украинским, европейским и российским меркам $0,27 за литр – смешная цена, но для казахов она стала ударом, поскольку, в массе своей они очень бедны.

Крайнее социальное неблагополучие, с нарастающим разрывом между богатыми и бедными, дало о себе знать еще десять лет назад, 16 декабря 2011, когда в Жанаозене были расстреляны рабочие-нефтяники требовавшие повышения зарплаты. По официальной версии полиция открыла огонь "для самозащиты", но видео с места событий разоблачило эту ложь. Забастовщиков, начавших расходиться, расстреливали в спину для устрашения, чтобы впредь неповадно было бастовать.

Неправовая феодальная деспотия прикрыта в Казахстане фасадом "просвещенной автократии". За ним скрывается родоплеменное общество с множеством межклановых противоречий. "Единая казахская нация" не сложилась ни в СССР, ни в постсоветский период. В лучшем случае, она была игрушкой незначительной прослойки интеллигенции, которая, параллельно с этим, тоже участвовала в межплеменных разборках. Казахи объединялись только против внешней, по отношению к ним силы, например, России, что иллюстрирует вся история российско-казахских отношений, переполненная восстаниями. Только с 1928 по 1932 год в Казахстане случилось 372 антимосковских восстания, после чего Кремль организовал казахам Голодомор, не уступавший по масштабам украинскому.

Когда же казахи предоставлены самим себе, они неизменно погрязают в межклановых разборках, которые могут окончиться только возвышением одного клана и ограблением остальных. Именно так клан Назарбаева и превратил страну в свою бизнес-площадку, загнав ее население в безнадежную нищету.

Назарбаевские власти игрались и в "единую казахскую нацию", препятствуя российским попыткам размывания Казахстана: они расширяли сферу применения казахского языка, переводили его с кириллицы на латиницу, и сажали активистов, призывавших к сближению с Москвой и к организации русской автономии в северных районах. Временами это бесило Кремль, но казахское руководство не доводило ситуацию до взрыва, неизменно делая шаг назад в критический момент.

Если бы речь шла только о Назарбаеве и его режиме, Москва давно расколола бы Казахстан, кое-как склеенный из двух кусков, русского и казахского, которые с трудом терпят друг друга, сдерживая взаимную ненависть – и притянула бы к себе его русскую часть. Но назарбаевский клан сумел оперативно глобализировать ситуацию в свою пользу, распродав все ценное, что было в стране, в первую очередь — нефтегазовые месторождения, и удовлетворившись ролью миноритарных акционеров. Казахские компании во всех случаях не имеют даже блокирующего пакета. Это, к слову, означает, что возможности государственного регулирования цен на энергоносители у казахских властей весьма ограничены. 

Таким образом, попытавшись раскачивать Казахстан, Москва спровоцировала бы конфликт с корпоративным Западом, не столько даже политический, сколько экономический, с финишем в Лондонском международном арбитражном суде. Напротив, защищая казахскую власть, которая, в свою очередь, гарантирует неприкосновенность транснациональной собственности, Москва выполняет полицейскую функцию в интересах корпоративного Запада. А штатное место отморозка-карателя, которого ТНК всегда могут призвать на помощь, и которому нечего терять в плане репутации, в перспективе может стать для Москвы инструментом преодоления международной изоляции на государственном уровне. Таким образом, казахстанская операция — несомненный успех Кремля, а перспектива интеграции России в западную систему в роли жандарма на службе ТНК стала главной причиной глухого недовольства Китая. С другой стороны, Москве не позволят ни федерализовать Казахстан, ни продавливать в нем "второй государственный язык" о чем сейчас размечтались в России патриоты-реконструкторы. Кремлевским карателям достанется от новой власти только Большое Казахское Спасибо.

Взглянув же на ситуацию снизу, мы обнаружим, что Казахстан – молодая страна, в которой не менее трети населения моложе 32-35 лет. Качество казахского образования, сверху донизу, крайне низкое, безработица – высокая, социальные лифты блокирует родоплеменное устройство общества. В сумме это порождает пояса самостроев вокруг всех значимых городов, которые заселяет сельская молодежь, выдавленная безработицей из родных мест, но лишенная перспектив и на новом месте, а это очень горючий материал. Приемлемые заработки в Казахстане есть только в нефте- и газодобыче. Их "приемлемость" тоже весьма относительна — протесты в Жанаозене начались не от хорошей жизни, но в других отраслях все обстоит еще хуже.

В сумме это называется "современным евразийством", а Назарбаев — его отец, который, в силу преклонного возраста и длительного пребывания у власти, задумался о преемнике.

Особых проблем операция не сулила: весь близкий круг клана и все его деньги давно были выведены в Лондон. Но и бросать корову, которая еще доилась, было бы обидно, да и незачем. И в 2019 году, 79-летний на тот момент Назарбаев организовал "внеочередные выборы" (надо ли говорить, что любые "выборы" в Казахстане – фейк) и двинул на свое место проверенного аппаратчика Токаева, которому на тот момент было 63 года. За собой Назарбаев сохранил посты председателя правящей партии "Нур Отан" ("Свет Отечества"), председателя Совета Безопасности, место в Конституционном Совете и официальный титул Первого Президента Республики Казахстан — Елбасы, который он носил с 2010 года. Но главным было то, что на всех постах оставались его, Назарбаева, люди. Токаев был куклой — во всяком случае, на первых порах.

Смена власти

Поначалу повышение цен на газ вызвало мирные протесты. 3 января Токаев вернул цены до прежнего уровня, но протесты продолжились, поскольку дело было не в одном только газе. Когда же на площади стали выдвигать политические требования о проведении настоящих выборов, на сцене появились боевики, с грабежами, погромами и поджогами. Здесь можно вспомнить о том, что для компрометации мирных протестов в Жанаозене были использованы ровно те же методы.

Под предлогом успокоения протестов, Токаев распустил правительство, сформированное из людей Назарбаева, и заявил, что Совбез теперь возглавляет он. Назарбаев исчез, куда – до сих пор неизвестно, а Токаев, объявив о "террористическом нападении извне", обратился за помощью в ОДКБ.

Сейчас в Казахстане пытаются зачистить людей Назарбаева: главу КНБ уже посадили по обвинению в госизмене, а Токаев выступил с заявлением о том, что при Назарбаеве в стране образовалась "группа очень прибыльных компаний и прослойка людей, богатых даже по международным меркам", которым пора бы и помочь народу. Понятно, что иностранную собственность и активы никто не тронет, но и процесс раздевания назарбаевской родни не будет легким. Казахская верхушка давно и прочно обосновалась в Лондоне, и плотно сотрудничает с зарубежными инвесторами. Из Казахстана на ее счета выведены и продолжают выводиться сотни миллионов долларов. Те, кто оставался в Казахстане, обеспечивая работу денежных потоков в интересах клана, включая, до последнего времени, и Токаева, были сравнительно маловлиятельными пассажирами второго класса, без обширных международных связей. Так что вопросы об отчуждении средств, выведенных Назарбаевым и его родней, Токаеву и новой команде придется решать либо полюбовно, либо все в том же Лондонском международном арбитражном суде.

Что касается рядовых граждан, то новая власть, действуя в точности, как и старая, в очередной раз подвергла их репрессиям, выжигая даже мысль о возможном бунте. Самых активных арестовали или убили, а остальных запугали и загнали в привычную покорность и нищету. Задавив на корню публичные выражения недовольства, Токаев заложил фундамент своей власти, которая ничем не будет отличаться от назарбаевской. И дело тут не в Токаеве лично, а в том, что никакое иное устройство власти в современном Казахстане невозможно.

Таким образом, в Казахстане все без перемен. Ротация правящих кланов не в счет.

    Реклама на dsnews.ua