Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Страну в заложники. Что общего у россиян и канадских индейцев

Понедельник, 17 Февраля 2020, 16:30
Железнодорожная тактика канадских индейцев — часть войны племенных вождей против государства Канада. Без осознания властями этого факта проблему не решить
Фото: Getty Images

Фото: Getty Images

Уже две недели в Канаде идут протесты индейцев в поддержку племени wet'suwet'en (очень приблизительно - ветсуветен) из Британской Колумбии, через территорию которого должны проложить газопровод длиной 670 км.

Против чего и кто протестует

Конечно, такая стройка - невеликое удовольствие для местных жителей, поскольку компания Coastal Gaslink, реализующая проект, изрядно намусорит. Не со зла, конечно, напротив, убирая за собой и минимизируя ущерб, но все равно намусорит. Хотя, с другой стороны, все не так уж и плохо. Ущерб от газопровода будет невелик, поскольку прокладывают его на самом севере Британской Колумбии, где людей, включая и wet'suwet'en, мало, причем по берегу, не пересекая пути миграции животных. Прокладывают на юг, до порта Китимат, где находится газовый терминал.

Газопровод необходим для продажи природного газа в Азию, а это нужно для комфортного существования всех жителей Канады, включая и wet'suwet'en. И руководство 20 местных общин wet'suwet'en, демократично избранное самими wet'suwet'en по канадским законам, ознакомившись с проектом, дало добро на его прокладку. Конечно, не просто так, а в обмен на материальные компенсации.

Казалось бы, где тут повод для протестов? Но он нашелся! Вмешались наследственные племенные вожди, то есть потомки тех, кто правил индейскими племенами до того, как wet'suwet'en стали гражданами Канады, получив от этого материальные преимущества, но также и обязанности.

Так вот, эти ребята из позапрошлого века заявили собственные претензии на 22 тыс. кв. км традиционной территории wet'suwet'en, включая и земли, которые будут пересечены трубопроводом, и потребовали себе долю благ, которые Coastal Gaslink готова заплатить за право эту территорию использовать. 

При чем тут железная дорога?

Дальше было уже дело техники: наследственные вожди, собрав толпу родни и пообещав поделиться отобранными у Coastal Gaslink плюшками, вышли на пикет, перекрыв дорогу, по которой к точке старта строительства доставлялось все необходимое. Строители вызвали полицию, десятка полтора протестантов задержали за нарушение общественного порядка, а остальных заставили собрать палатки и уйти. Но спичка в костер была брошена: шантажистов из wet'suwet'en поддержали традиционные вожди других племен исключительно из корпоративной солидарности: сегодня я поддерживаю тебя, а завтра ты меня.

Что до технологии индейских протестов, то она отработана еще во времена набегов на первых поселенцев. В соответствии с азами партизанской тактики удары наносят в первую очередь по незащищенным коммуникациям. Ими в Канаде являются железные дороги: с одной стороны, они пропускают через себя большой поток грузов и пассажиров, с другой - предельно уязвимы. Их перекрытие даже в одном месте и на короткое время ломает график, увеличивает риск аварий и вынуждает отменять часть поездов, а то и вовсе останавливать движение на этом участке.  И традиционные индейцы, не желающие жить по канадским законам, но желающие пользоваться благами канадского государства (те, кто согласен соблюдать закон, опираются на выборные по канадским законам органы и при необходимости идут в суд),  в очередной раз перекрыли железную дорогу в наиболее уязвимом месте. Далеко не в первый раз и, надо думать, не в последний.

Таким образом, железные дороги как таковые вообще не имеют к конфликту отношения, они просто уязвимы - это раз. Удар по этой уязвимости наносят социальные паразиты - это два.

Последствия, традиции и современные реалии 

В итоге пассажирские перевозки по железной дороге в Канаде сегодня остановлены на неопределенное время. Грузовые почти парализованы. Установив лагерь вблизи железной дороги в городе Белвилл провинции Онтарио, индейцы парализовали единственную железнодорожную ветку, соединяющую запад и восток страны. Экономические убытки будут исчисляться миллиардами. Шантажисты, играющие на теме "страданий коренных народов", ясно дают понять, что дешевле будет им заплатить, ведь отменять строительство газопровода, проект которого выдержал все необходимые проверки и получил все разрешения, никто не будет, да это и невозможно, поскольку он нужен.

Конечно, дешевле было бы поступить с традиционными вождями и их сторонниками так, как традиционно поступали с нападавшими на железные дороги лет 150 назад. Либо, поскольку такие методы для наших дней все-таки неприемлемы, арестовать всех блокировщиков и заставить отрабатывать нанесенный ущерб, выплачивая штрафы и вкалывая на общественных работах. Но с этим все сложно. За частной историей с прокладкой трубопровода скрывается общая проблема: как социализировать индейцев, сделав их приемлемыми членами канадского общества, если они этого не хотят. Нынешнее положение индейцев более или менее устраивает, да, иной раз оно причиняет им страдания, но они предпочитают страдать, а не меняться.  

Впрочем, проблема социальной адаптации индейцев - тоже частность. За ней скрывается еще более общий вопрос о кризисе современного либерализма. Разберемся же с элементами этой матрешки.

Как это выглядит 

Начнем с железнодорожной проблемы. Канадская полиция имеет право арестовывать тех, кто перекрывает железную дорогу, но пользуется этим правом вяло, даже имея на руках решение суда о немедленном разблокировании железнодорожного сообщения.

Все дело в том, что железная дорога - вещь довольно протяженная, и играть с полицейскими в казаки-разбойники или в шерифы-индейцы, если угодно, притом что при поимке индейцам грозит только штраф, в крайнем случае недолгое заключение, одно удовольствие. Для индейцев, естественно.

Выглядит это так: вот идет состав, и тут, на расстоянии, достаточном для его остановки, на рельсы выходят пяток индейцев, зачастую женщин с грудными детьми. Поезд останавливается. Бинго. График уже сорван. Цель достигнута. Машинист связывается с полицией, индейцы держат его какое-то время в осаде, а при приближении полиции разбегаются. 

Жесткий вариант: поезд уже сопровождают полицейские. Но он все равно остановится, и расписание будет сорвано. Полицейские попытаются арестовать индейцев, а те уйдут в бега либо сядут на рельсы, а на их защиту выйдет толпа единоплеменников, полицейских же будет сравнительно немного. Выставить же на локомотиве охрану с винтовками и стрелять, не останавливая поезд, априори считая любую попытку его остановить налетом, невозможно. 

Получаются странные ножницы: с одной стороны, индейцы хотят жить традиционно, с другой - они не готовы к традиционной войне с племенем железнодорожников. Нет такого племени? Ну, так недолго и объявить о его создании. Среди железнодорожных служащих немало этнических индейцев - из тех, кто предпочел вести жизнь белых, а не прозябать в резервации.

Допустим, что полицейским удалось преодолеть эти препятствия и арестовать нескольких протестующих. Это означает, что у них на руках окажется пара-тройка асоциальных личностей обоего пола, а то и кормящих матерей. И борцы за общественный порядок ринутся их спасать. Если кто-то в процессе пострадает - дикий скандал на всю страну. Если нет, то на следующий день они предстанут перед судьей. Пока поезд трогается, полицейские, проклиная все на свете, жалеют, что не дали задержанным сбежать. А через пару-тройку километров на полотно выходит следующий пикет.

В суде тоже все будет интересно. Традиционный судья (ведь подсудимые - за традиции?), если бы в то время дело дошло до суда, что сомнительно, поскольку все было проще решить на месте, не заморачиваясь, приговорил бы их к повешению на страх другим налетчикам на поезда. Но сегодня судья приговорит дебоширов к штрафу либо к общественным работам. Штраф в конце концов выплатят на пожертвования от "неравнодушных граждан", а вероятнее всего, из дотационных денег, выделяемых из бюджета Канады на поддержку традиционного образа жизни коренного населения. Общественные работы отбудут формально. Полицию и суд заклеймят как бездушных негодяев, по-расистски сурово обошедшихся с обездоленными людьми, которые нуждаются в помощи, лечении и любви.

Здесь уже в дело вступят те, кто сделал борьбу за права социального дна профессией и источником дохода. Например, те, кто пишет о том, как белые обидели коренное население, лишив его традиционного образа жизни. Еще эти люди пишут, что тюрьма неэффективна, даже на малый срок. А миллионы легковерных внимают этому и движимые чувством справедливости готовы в любой момент вписываться за "права коренных народов".

Реалистичный взгляд

Но традиционная жизнь индейцев до прихода белых была войной между племенами (охотничьих угодий не хватало) и борьбой с дикой природой. Доживший до 40 лет мужчина был умелым воином, охотником и просто везунчиком. Родившая четыре-пять детей женщина (и вырастившая одного-двух), не умершая от родов и дожившая лет до 35, была умелой и удачливой хозяйкой. Ни о каком расслабоне на соцпособии не было и речи. Нужны наконечники стрел и нож? Возьми кремни и сделай. То же со всем остальным. Массу интересного можно рассказать о традиционной жизни индейцев и о том, что с приходом белых при всех проблемах, которые те принесли с собой, индейцы - те из них, кто уцелел, - стали жить лучше. Это признают и честные авторы, лично видевшие ту индейскую жизнь и описавшие ее. В том числе и авторы-индейцы.

Да, несправедливые сгоны с земли, отсутствие гражданских прав, геноцид, отстрелы и коммерческое скальпирование в промышленных масштабах, зараженные оспой одеяла - все это было. Впрочем, индейцы не оставались в долгу, о чем сейчас говорить не принято.  Но в целом качество их жизни после появления белых поселенцев постоянно росло. Со временем белые даже пришли к выводу, что индейцы - тоже люди, а затем и без "тоже". Стало понятно и то, что прожить традиционно они уже не смогут: благодаря возросшему с приходом белых уровню жизни индейцев стало больше, чем мест для традиционного проживания.

Лишние рты можно было, конечно, по обычаям белых перестрелять и выморить голодом в резервациях, а можно было попытаться приобщить к жизни белых, забрав в интернаты, обучив английскому языку и какой-нибудь профессии. Гуманные канадцы выбрали второе, за что сегодня их обвиняют в страшных злодеяниях, ведь дети не могли обучаться на родном языке, да и обращались с ними иной раз скверно. Условия жизни в интернатах были, к слову, действительно жуткими, так что говорить о выживших воспитанниках можно с полным правом. Но ничего лучшего та эпоха предложить им не могла. Альтернативой была смерть от голода в рамках традиционного образа жизни.

Помогло ли это? Еще как! Общая численность индейцев, ведущих традиционный образ жизни, сегодня около 730 тыс. человек на 34 млн населения Канады в целом. Это, с одной стороны, 2% населения, а с другой - хотя и ненамного, но больше, чем могло прокормиться в этих местах до прихода белых.

Что же осталось на дне перегонной социальной колбы? Во-первых, остались индейцы, которые предпочли заниматься традиционной деятельностью, торгуя с белыми продуктами своего труда, -  те самые ребята, которые выбирают свои местные органы по канадским законам и живут на традиционных индейских землях. В принципе они тоже социализированы, хотя удержаться в этой нише трудно: ниша маленькая, конкуренция жестокая. А во-вторых, есть те, кто, не выдержав этой конкуренции, вылетел на обочину уже в резервации. Понятно, что эти сообщества тесно связаны, живут рядом и в силу жизненных обстоятельств легко перетекают одно в другое.

Смерть от голода в резервациях уже никому не грозит - доброе социальное правительство такого не допустит. Полиция особо не беспокоит. Словом, резервации - идеальное место для организации базы торговли наркотиками: завезли оптом, расфасовали, продали в розницу, и деньги сразу появились, сверх соцпособия. Именно этим индейцы, демонстративно заявляющие о своей традиционности, зачастую и занимаются. А паровозом к этому цепляется прочий криминал.

Социализировать и приводить в человеческое состояние этот осадок крайне сложно. Тем более что изымать детей негуманно. 

Кстати, последнее масштабное блокирование железных дорог было следствием войны двух наркокланов. В 2012-2014 гг. тихой сапой, без громких газетных заголовков началась межплеменная наркоразборка. Кто оказался крайним? Власти! Проигравшие, сделав ставку на публичный скандал, организовали весной 2014 г. 10-часовую акцию по перекрытию железнодорожного движения, требуя от властей расследовать убийства и пропажи без вести нескольких десятков индейских женщин - мол, власти не хотят расследовать эти преступления, так как считают их наркоторговками.

Они на самом деле были наркоторговками, погибшими в войне кланов, выбивавших друг у друга сеть розничных продаж. А власти не то чтобы совсем уж не расследовали эти случаи, но внутри резервации, где все связаны круговой порукой, особо не развернешься. Взяться же за этот гадюшник всерьез и перетряхнуть его весь, целиком тоже было нельзя - поднимется крик, что злобные белые снова нативных индейцев обижают. Так что дела потихоньку списывали в архив, но в какой-то момент проигравший клан пригрозил победителям публичным скандалом, по результатам которого за расследование должны были таки взяться с большей интенсивностью. Это был жест отчаяния - да, нам придется прикрыть лавочку, но вы и так нас уже задавили, а мы в ответ задавим вас руками государства, вытащив скандал в публичное пространств и добившись масштабного расследования.

Теперь вопрос на засыпку: что произошло за 10 часов забастовки? Отчего все так быстро закончилось? Неужели власти за 10 часов расследовали несколько десятков нераскрытых убийств? Да нет, главари наркокланов просто договорились о приемлемых условиях перемирия.

Место найдется всем?

С железнодорожными проблемами в Канаде, таким образом, все понятно. С индейскими протестами тоже. Остается общий кризис либерализма. Кризис этот заложен в самой концепции открытого и либерального общества, уважающего права каждого из его членов, ценящего любую жизнь, причем в последнее время не только человеческую, но и жизнь животных - так, на днях канадский самолет совершил экстренную посадку для спасения жизни собаки, которой стало плохо в полете.

Но широта взглядов и стремление организовать жизнь так, чтобы в ней нашлось место всем, привели в последние десятилетия к утрате нетерпимости в отношении явно деструктивных элементов, утверждающихся за счет попрания прав других.  Эта терпимость к тому, что не должно быть терпимо ни одной минуты, в равной степени проявляется и в мягком отношении к кучке гопников, причиняющих неудобство всей стране, и к бандитам, засевшим в Кремле и взявшим в заложники весь мир, угрожая ему ядерным оружием. К слову, между "традиционными индейцами", шантажирующими Канаду, и "традиционными русскими", шантажирующими весь мир, по сути, удивительно много общего.

Преодолеть этот кризис можно только одним способом - проверяя все принципы равенства, демократии и прав меньшинств на привычный уклад жизни простым здравым смыслом. Вот навскидку: если человек - социальное существо, реализуемое на биологической основе, то можно, вероятно, признать равные права животного, развившего в себе интеллект, достаточный для социализации в человеческом обществе? Но тогда, в рамках той же логики, и биологический человек, воспитанный асоциально, отрицающий по самой своей сути и идеологии все человеческое в либеральном и демократическом понимании, человеком по большому счету не является и не может иметь человеческих прав?

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

 

Теги: #Канада