• USD 28.1
  • EUR 33.8
  • GBP 38.9
Спецпроекты

Враг Путина. История шведки-контр-адмирала

Командующая с начала 2020 г. ВМС Швеции Эва Скуг Хаслум сегодня активно укрепляет оборону своей страны, стремясь защитить ее от российской угрозы

Эва Скуг Хаслум / newsweek.com
Эва Скуг Хаслум / newsweek.com
Реклама на dsnews.ua

Журналистка Politico Europe Сара Уитон в своей статье рассказала историю Скуг Хаслум, привела ее мнение об угрозе со стороны РФ, о шведской "тотальной обороне" и о женщинах в вооруженных силах.

 

Швеция сегодня кардинально меняется. И все благодаря женщине — контр-адмиралу Эве Скуг Хаслум.

Для Брюсселя модный ныне термин "стратегическая автономия" относительно нов, однако некогда ее воплощением была "Шведская крепость": страна вне НАТО, где живут люди, готовые давать отпор сверхдержаве, руководствуясь программой "тотальная оборона". Правда, сегодня Стокгольм все активнее поддерживает углубление военного сотрудничества с Западом перед лицом растущих угроз со стороны Москвы и Пекина.

И при Скуг Хаслум, пусть она и является командующей ВМС с января 2020 г., происходит масштабнейшее со времен холодной войны укрепление морской обороны. Она поддерживает тесные связи с США и Британией.

52-летняя Скуг Хаслум, первая женщина, возглавившая ВМС, также проводит кампанию за создание новой программы "тотальной обороны", которая предусматривает бОльшую сопротивляемость граждан дезинформации, информационно-психологическим операциям и личными проблемами, которые могли бы привести к социальной катастрофе.

"Безусловно, глобализация сделала нас зависимыми от других, — сказала она во время , видеозвонка из Стокгольма. — Мы не можем быть независимыми настолько, насколько, возможно, были когда-то".

Реклама на dsnews.ua

Балтийское море — это синяя линия фронта в "серой войне", создающей угрозы для судоходства, функционирования подводных кабелей и политической стабильности. По словам Скуг Хаслума, российские военные учения проводятся все чаще и становятся все более профессиональными.

А в регионе все больше влиятельных игроков: 80% товаров доставляются по морю, а битва за транспортные маршруты через тающую Арктику становится жестче. Это значит, что Пекин тоже заходит в балтийский регион и свои действия будет координировать с Россией, а не со Швецией и ее друзьями.

Как отметила Скуг Хаслум, у Швеции нет доступа на арктическое побережье, и 30 лет в шведских ВМС считали, что "это не отвечает нашим интересам". Однако "мир стал меньше". И сохранение доступности крупнейшего порта Севера — Гетерборга — для торговых судов говорит о том, что стабильность в Северном море и Северном Ледовитом океане все же очень важна.

"Проблема, особенно в этой части Европы, в том, что нет крупной державы", которая могла бы противостоять России, — пояснила Элизабет Броу, научный сотрудник Американского института предпринимательства, специализирующийся на сдерживании новых форм агрессии. Пусть политически акцент ставится на численности американских войск в Германии и Польше, морским оплотом безопасности все же является Швеция. "Мы недооцениваем логистику морских сообщений", — говорит Броу.

По мнению Скуг Хаслум, удары с наиболее разрушительными последствиями наименее заметны: атаки на IТ-системы, дестабилизирующая пропаганда и другие элементы влияния на общественное мнение, которые подрывают доверие к традиционным институтам и СМИ в течение "очень-очень-очень-очень долгого времени".

И контр-адмирал, вводя в эксплуатацию все новые корабли вдоль береговой линии длиной 3,2 тыс. км, стремится добиться "постоянного присутствия" флота, чтобы засечь даже малейшие признаки угрозы.

"В будущем ключевым фактором будет наша способность выявлять враждебные действия более скрытого характера и реагировать на них", — сказала она.

"Тотальная оборона" против "стратегической автономии"

Новая оборонительная стратегия во многом — это возвращение в прошлое. Министерство обороны страны последние несколько десятилетий "переедало". Во время холодной войны Швеция была одной из самых милитаризованных стран Европы, располагая одними из лучших в мире береговых оборонительных сооружений.

Пребывая между Западом и Востоком, Швеция официально не является членом НАТО. Однако ее усилия по сдерживанию агрессии "базировались на мнении, что противник находится на востоке и что укрепление обороны Швеции должно быть обусловлено Варшавским договором", — написала исследователь Барбара Кунц в статье для Французского института международных отношений под названием "Решение Швеции для НАТО".

Начало 1980-х гг. запомнилось обилием подводных "стычек". В 1981 г. советская субмарина даже всплыла недалеко от военно-морской базы Карлскруна.

После развала СССР позиция Стокгольма изменилось. Швеция присоединилась к ЕС в 1995 г. (но она все еще не член НАТО и не использует евро). Когда предполагаемая угроза вторжения исчезла, расходы на оборону в середине 1990-х и 2000-х гг. резко сократились, а в 2010 г. страна отказалась от обязательной военной службы. Критики тогда говорили, что это было не просто сокращение численности, а "конец" вооруженных сил.

Тревожным сигналом стала аннексия Владимиром Путиным Крыма в 2014 г.

"Мы, возможно, были немного наивны", — отметила Скуг Хаслум.

А уже через полгода подлодка, вероятно российская, была замечена у шведских берегов. Поиски субмарины широко освещались телевидением и были высмеяны в Москве. Скуг Хаслум тогда командовала военно-морским подразделением, которое руководило поисками.

В 2014 г. расходы на оборону снова начали расти. А прошлой осенью правительство согласилось увеличить военные ассигнования на 40% до 2025 г. — вскоре после того, как пожаловалось Москве на то, что ее два корабля без разрешения вторглись на территорию Швеции.

"Сложилась такая ситуация, что российская сторона готова использовать военные средства для достижения политических целей", — говорил в октябре министр обороны Петер Хультквист, анонсируя увеличение бюджета. В 2017 г. вернули ​​воинскую повинность.

По словам Скуг Хаслума, было бы ошибкой считать наращивание военной мощи Швеции просто возвращением к подходам времен холодной войны. И хотя исторический нейтралитет страны — это по-прежнему особенность национального духа шведов, он все же более не актуален.

"Мы должны сотрудничать с другими [странами]", — сказала она.

Швеция может стать "матерью" концепции "стратегической автономии", опираясь на поддержку со стороны США и других западных игроков, но при этом быть полностью готовой действовать самостоятельно, если помощи не будет.

И в то время, когда президент Франции Эмманюэль Макрон жаловался на "смерть мозга" НАТО и использовал президентство Дональда Трампа для продвижения идеи европейской самодостаточности, номинально нейтральный Стокгольм и его партнеры подписали в 2018 г. в Хельсинки собственные двусторонние соглашения с Вашингтоном, благодаря которым США продолжат активно присутствовать в Балтийском регионе.

Скуг Халсум во время интервью раскритиковала протекционизм и призвала ЕС быть "сильнее вместе", а также упомянула и продолжающееся сотрудничество с военно-морскими силами Великобритании.

То, что Швеция до сих пор не член НАТО — это тема постоянных дискуссий. Но, говорит Скуг Халсум, хотя формальное вступление в западный оборонный альянс было бы мощным политическим заявлением, на самом деле на практическом уровне оно не стало бы "большим шагом". Шведский флот и без того отлично оснащен натовскими системами.

Знак качества

Несмотря на статус первопроходца, как она сама говорит, Скуг Хаслум не сталкивалась с преградами гендерного характера, пока строила карьеру.

"Когда весь мир просто взорвался хштегом MeToo, я, признаюсь, подошла к мужу и сказала: "Я не могу сказать #MeToo", — вспомнила она, хотя и признала, что ее положительный опыт — редкость.

Скуг Хаслум почувствовала вкус жизни моряка, когда подростком вступила в ополчение. До этого она мечтала о ВВС: Тореков, небольшая рыбацкая деревушка на юге, где она выросла, находилась рядом с авиабазой. Для мужчин военная служба была обязательной, однако женщины, начиная с 1980 г., могли добровольцами поступить на службу в ВМС. Скуг Хаслум подписала контракт семь лет спустя, в возрасте 19 лет (три ее брата "сочли меня очень странной").

За годы службы она командовала флотилией на Балтике и эсминцем Sundsvall во время миссии ООН у берегов Ливана в 2007 г.

Клуб женщин-руководителей военными ведомствами невелик. Туда входят генерал-майор Тонье Скиннарланд, командующая ВВС Норвегии — страны, находящейся в авангарде вербовки женщин в вооруженные силы. Однако их число растет. Особенно в районе Северной Атлантики: Роберта О’Брайен стала первой женщиной-командиром ВМС Ирландии в прошлом году, а Королевский флот Великобритании часто называют одним из лучших рабочих мест для женщин. Женщины приходят и в службы с серьезными физическими требованиями: например, в январе они начали служить в бельгийском спецназе.

И все же, т.к. это не очень привычно для армии, женщины, по словам Скуг Хаслум, неизбежно оказываются в центре внимания. "Все, что вы делаете, и все, что вы говорите, — все это контролируется". По ее словам, больше женщин в армии сделают жизнь проще, поскольку внимание будет рассеиваться.

По ее словам, разные новобранцы, будь то разного пола или разного происхождения, — это более качественный персонал. Результат: "Когда мы сражаемся, мы менее предсказуемы".

    Реклама на dsnews.ua