• USD 38.4
  • EUR 41.6
  • GBP 48.7
Спецпроекты

Всенародно одобренная аннексия. Станут ли претензии Венесуэлы к Гайане поводом для новой войны

В истории с венесуэльским референдумом, "узаконившим" претензии на 70% территории соседнего государства, отчетливо виден стиль кремлевских политехнологов

Реклама на dsnews.ua

Впрочем, всё предельно ясно и без ссылки на стиль. Гайана, по факту, находится на балансе США и под их защитой. Без твердых гарантий со стороны Москвы Мадуро, только-только начавший выбираться из-под американских нефтяных санкций, никогда не рискнул бы начать такую опасную игру. Пока ставки подняты лишь чуть-чуть, на уровень дипломатической и медийной перепалки. Но ведь, сказавши "а", можно начать проговаривать и следующие буквы. А можно, напротив, взять многозначительную паузу, предоставив оппонентам и сторонним наблюдателям создавать самосбывающиеся прогнозы.

Что было в воскресенье

В Венесуэле прошел референдум, на котором …. формально – её граждане, а по факту давно уже никакие не граждане, а подданные диктатора Мадуро, манипулируемые им, как марионетки, решали судьбу 70% территории соседнего государства Гайана/ послушно поддакивали диктатору, строящему планы её аннексии. Территориальные претензии – общий стиль всех диктатур: изгадив собственную страну до полной непригодности для жизни, они всегда норовят расшириться на чистую территорию, чтобы загадить и её. В этом плане Мадуро и Путин, а также население России и Венесуэлы, похожи друг на друга, как чумазые близнецы.

Как это всегда бывает при диктатурах (они же "народные демократии") референдум прошел с большим успехом: 95% обитателей венесуэльского скотного двора типа-граждан Венесуэлы высказались "за" по всем пяти вопросам. Вопросы же сводились к тому, что спорная территория, т.н. регион Эссекибо, была у Венесуэлы украдена и принадлежит ей по праву, а значит, должна быть возвращена в границы Венесуэлы "любыми законными средствами". А 125 тысяч жителей Эссекибо (всего в Гайане 800 тысяч населения) нужно осчастливить венесуэльским гражданством, растворив их в 28 миллионах венесуэльцев.

У этих самых венесуэльцев, слава Мадуро, есть уже для счастья абсолютно всё. Не хватает только последнего штриха: возможности сверить карту, на которой Эссекибо помещен в границы Венесуэлы, с ситуацией на местности. С картами всё нормально, в Венесуэле их уже напечатали. Теперь, опираясь на итоги референдума, Мадуро будет подгонять под эти карты реальность. 

Какими средствами и в какие сроки он станет это делать, неизвестно, и вообще, референдум был консультативный. Тем не менее, венесуэльский народ изъявил свою волю, и на это теперь всегда можно сослаться. То, что жителей Эссекибо при этом не спросили – не проблема. Во-первых, сколько их там, тех жителей, всего ничего. А во-вторых, после того, как Эссекибо перейдет к Венесуэле не только на картах, изданных в Каракасе, но и на местности, там тоже проведут референдум, не менее свободный, чем провели в Венесуэле, в воскресенье. Но и не более, конечно. Ибо не фиг.

Что собой представляют Гайана и Эссекибо

Реклама на dsnews.ua

Кооперативная Республика Гайана — государство на северо-востоке Южной Америки. С севера омывается Атлантическим океаном, на западе граничит с Венесуэлой, на юге — с Бразилией, на востоке — с Суринамом. Это единственная континентальная страна Южной Америки, входящая в Британское Содружество наций, единственная на континенте англоязычная страна, и единственная континентальная страна Южной Америки, где ни разу не было государственного переворота. До 1966 года она была британской колонией, начиная с 1926 года постепенно получавшей самоуправление. В 1966 году получила независимость. С февраля 1970 года стала Кооперативной Республикой Гайана в связи с объявленным правящей на тот момент партией Народный национальный конгресс курсом на построение "кооперативного социализма", что было затем закреплено в конституции 1980 года. Шаг оказался верным и позволил Гайане, в условиях весьма левых настроений, царящих среди оставшегося населения (белые, после объявления независимости, в массе своей уехали в Великобританию, США и Канаду) не впасть в крайности, сохранив демократическое устройство.

Спорная территория Эссекибо
Спорная территория Эссекибо

Эссекибо — территория площадью 160 тыс. квадратных километров, составляющая 70% общей площади Гайаны. Слабо населенная и слабо разработанная, она богата разведанными запасами нефти, золота и меди. Венесуэла претендует на Эссекибо с момента получения независимости от Испании в 1811 году. Спор был завершен международными арбитражами в 1899 году, с участием Великобритании, России и США. Причём, последние представляли интересы Венесуэлы, рассорившейся с Великобританией.

После провозглашения независимости Гайаны в 1966-м Великобритания и Венесуэла договорились о создании комиссии, состоящей из представителей Гайаны и Венесуэлы, для повторного рассмотрения спора, но комиссия фактически не работала из-за полного несовпадения мнений. Здесь надо понимать, что помимо полезных ископаемых речь идет и о 70% территории Гайаны. Лишенная Эссекибо, она фактически перестанет существовать и утратит всякие перспективы на будущее.

В Каракасе всё это время вздыхали о "200-летней несправедливости" но не шли на резкие шаги. Всё изменилось после 2015 года, когда геологи американской ExxonMobil обнаружили на шельфе Эссекибо очень много нефти. Достаточно много, чтобы Гайана могла в перспективе стать четвертым в мире добытчиком нефти на шельфе, опередив Катар, США и Норвегию. После этой новости в Каракасе беспокойно заворочались и громко заворчали, что, мол, достаточно взглянуть на карту, чтобы увидеть естественную границу по реке Эссекибо, установленную в 1777 году, когда Венесуэла была колонией Испанской империи. При этом венесуэльцы ссылались на то, что арбитраж 1899 года был отменен в 1966. Последнее утверждение спорно, поскольку до вынесения решения совместной венесуэло-гайанской комиссией результаты арбитража, по очевидной юридической логике, остаются в силе, а решения нет и не предвидится.

Видя, что обстановка вокруг Эссекибо становится нездоровой, Гайана в 2018 году обратилась в Международный суд в Гааге. Суд признал свою юрисдикцию в этом споре и принял дело к рассмотрению. В свою очередь, Венесуэла не признала юрисдикцию суда, но её неофициальные представители присутствуют на всех заседаниях, участвуют в прениях и предоставляют документы в поддержку своей позиции. Иными словами, Каракас признАет решение суда только в том случае, если оно будет его устраивать. 

Напряженность усилилась в сентябре этого года, когда Гайана провела аукцион, на котором нефтяные компании подали заявки на лицензии для проведения разведки и пробного бурения в водах Эссекибо.

В пятницу, перед референдумом, Международный суд обязал Венесуэлу "воздерживаться от каких-либо действий", которые могли бы изменить контроль Гайаны над Эссекибо, хотя и не запретил воскресный референдум прямо, как того добивались представители Гайаны. Суд не сделал этого по очевидной причине — у него не было полномочий для такого запрета. Но в Венесуэле это решение истолковали как победу, заявив, что суд отклонил просьбу Гайаны о запрете референдума.

Зачем Мадуро понадобился референдум именно сейчас

Все предыдущие венесуэльские лидеры вытаскивали на свет проблему Эссекибо в любой сложной для них внутриполитической ситуации. Правда, до референдума, фактически легитимирующего внутри Венесуэлы будущую аннексию, дело пока не доходило. С другой стороны, положение Мадуро сейчас крайне сложное. Экономика в пропасти, а с ней и его популярность, а в следующем году предстоят президентские выборы. Связав себя лично с вопросом Эссекибо, Мадуро сильно связывает руки оппозиции. Отныне любая критика в его адрес может интерпретироваться как предательство национальных интересов. Эссекибо — единственная серьезная проблема в Венесуэле, которая способна объединить людей, несмотря на все политические разногласия.

И Мадуро сделал всё возможное, чтобы привязать свой образ к возврату Эссикибо: он проводил уроки истории по телевидению и раздавал правильные карты, на которых Эссикибо была включена в состав Венесуэлы. Была также выпущена и большая серия предвыборных видеороликов, хотя избирательная кампания ещё не начата и дата выборов не назначена. На них венесуэльские дети играют в лесах и водопадах Эссекибо. Запустили и максимально раскрутили и песню "Эссекибо — наше". "Это в ваших руках, соотечественники", — говорит Мадуро в этих видео. "Голосуйте пять раз за!".

Что предпримет Мадуро

Несомненно, выборы – важнейший фактор, побудивший Мадуро сыграть на повышение ставок. Но есть нюанс: играя на обострение именно сейчас, он подвергает себя риску повторного введения санкций США на экспорт нефти из Венесуэлы, смягчение которых началось только в октябре. Таким образом, помимо предвыборных соображений, Мадуро получил и дополнительный импульс со стороны, побудивший его идти на авантюру. И тут не надо ходить далеко, чтобы понять, откуда прилетело: Мадуро толкают из Кремля. Именно в Москве заинтересованы сегодня по максимуму увеличить число тлеющих региональных конфликтов. Кроме того, возобновление санкций против Венесуэлы ослабило бы санкции в отношении российской нефти.

Тем не менее, с вероятностью близкой к 100%, в ближайшее время Мадуро не предпримет никаких решительных действий, ограничившись одной только риторикой. Он будет давить на Гайану и, отчасти, на суд, угрозой аннексии, побуждая Джорджтаун запрашивать военную помощь, и военное присутствие. В Гайане уже заговорили о крайней желательности появления на территории страны иностранных военных баз – что, в случае согласия США (а больше там некому их разместить), даст повод Каракасу обратиться с такой же просьбой к своим союзникам. Не столько даже к России, сколько к Китаю, который, таким образом, будет втянут в конфликт. Эта комбинация настолько выгодна Путину, что его авторство не нуждается ни в каких дополнительных доказательствах.

Сама Гайана противостоять агрессии Венесуэлы не сможет. Бразилия подтянула свои войска к границе с ней, но у Бразилии в этом конфликте свои интересы. Она может сыграть на любой из сторон, и просто за себя.

Кроме того, ситуация в мире меняется, причём, она меняется в сторону обострения, и применения военной силы уже не как исключительного, а вполне рутинного инструмента. Сегодня издержки агрессии и аннексии будут для Мадуро неприемлемо велики, но что будет завтра? Наконец, возможна не аннексия, а вялотекущий пограничный конфликт, в который окажутся втянуты США. Причем, этот конфликт можно развязать и руками гайанских прокси, по вполне донбасскому сценарию. Найти сотню продажных отморозков можно в любой стране, и Гайана не исключение, а больше сотни их и не требуется. Среди прочего, под такой конфликт можно ввести в Венесуэле режим ЧП и вообще соскочить с выборов, если их результаты будут вырисовываться совсем уж не в пользу Мадуро.

    Реклама на dsnews.ua