• USD 36.6
  • EUR 35.2
  • GBP 39.4
Спецпроекты

Ядерный Ким. Почему угроза превентивного ядерного удара – последний вздох уходящей эпохи

При сколь угодно строгих мерах контроля, доступ к ядерному оружию будет получать все большее число отсталых стран. Это неизбежно. Но что же дальше?

ядерное оружие у кндр
Реклама на dsnews.ua

Любая страна, отсталая социально, и, как следствие, технологически, выпадает из глобального сотрудничества и входит в конфронтацию с соседями. Это неизбежно, как и то, что, в силу отсталости, она начинает проигрывать. Тогда, не имея других вариантов, такая страна переходит к шантажу соседей, а самым эффективным его способом оказывается угроза ядерного удара: "превентивного", "в связи с угрозой государственности", "оборонительного" и т.п.

Но пропагандистские обертки, в которые завернута угроза, не имеют принципиального значения. Ядерное оружие в руках отсталых режимов всегда превращается в инструмент шантажа. И то, что КНДР, следом за Россией, вступила на этот путь, было абсолютно предсказуемо. 

Почему Ын стал союзником Москвы

Северная Корея поддержала российское вторжение в Украину уже в феврале, обвинив в войне "гегемонистскую политику" и "своеволие" США. Режим Кима стал одним из четырех, помимо российского, голосовавших против резолюции Генассамблеи ООН с осуждением российской агрессии.

В июне, в поздравительной телеграмме Путину по случаю Дня России, Ким Чен Ын поддержал "дело защиты достоинства и безопасности", в котором "российский народ, отважно преодолевая встречающиеся вызовы и трудности, достигает больших успехов", и выразил уверенность в том, что отношения КНДР и РФ будут "динамично развиваться". Тогда же КНДР официально признала независимость "ДНР" и "ЛНР", после чего Украина разорвала с ней дипломатические отношения.

Ыну не нужен далекий от него конфликт сам по себе — ему нужно усилить свои позиции в переговорах с Москвой, с тем, чтобы извлечь максимум выгод из ситуации. Например, продать Путину запасы артиллерийских снарядов советского образца с истекающим сроком годности, в которых Россия сегодня остро нуждается. И, точно, во вторник, шестого сентября, официальные источники из США сообщили, что Россия закупила у КНДР несколько миллионов артиллерийских снарядов и ракеты. Если это правда, то Москва, вероятно, просто скупила оптом все имевшиеся запасы, и сейчас начнет их вывозить. Правда, учитывая, что в армии КНДР настоящий "зоопарк" — одних только артсистем полсотни видов — искомого Москвой количества 152мм снарядов у Пхеньяна может просто не быть. И есть логистические проблемы: европейская ширина колеи в КНДР и неудобство транспортировки морем до Владивостока приведут к тому, что на доставку снарядов уйдут недели. Впрочем, это уже не проблемы Ына.

Реклама на dsnews.ua

В перспективе КНДР может стать посредником для получения Россией китайского оружия и боеприпасов — естественно, за комиссионные. Снабжение Москвы северокорейским пушечным мясом тоже, в принципе, возможно, вопрос только в цене. Мяса у Ына хватает, качество его, конечно, так себе, но едва ли оно хуже, чем в России. Бежать из КНДР "корейским добровольцам", вступившим, к примеру, в ЧВК Вагнера, будет некуда, а проблемы дезертирства оплаченных Москвой и отгруженных в Россию поставок Ына уже не касаются.

Но что запросить взамен? Конечно, Ыну, как всегда, очень нужны и деньги, и продовольствие. Не откажется он и от нефти, газа, или дополнительного куска природных ресурсов на российском Педальном Востоке. Но, с учетом остроты нужды, которую Москва сейчас испытывает в живой силе, это было бы слишком дешево. К тому же и Педальный Восток по факту уже в большой степени северокорейский. За такую важную услугу, как поставка солдат, Москву, в сложившейся ситуации, можно заставить поделиться ядерным оружием.

Но такой бартер не может пройти незамеченным, и наверняка вызовет крайнее недовольство США и их союзников на Дальнем Востоке. И Ыну нужно подстраховаться, а сделать это он может единственным способом: опустив планку ядерного шантажа как можно ниже. Причем, опустив заранее, чтобы посмотреть на реакции тех, кого он шантажирует. В первую очередь это Республика Корея, Япония и США. 

Шантаж становится ядерным

В конце июля, выступая по случаю 69-й годовщины перемирия в Корейской войне 1950-1953 годов, Ын озвучил прямые угрозы в адрес президента Республики Корея Юн Сок Эля, и косвенные — в адрес США, предупредив, что южнокорейские военные будут уничтожены, если предпримут попытку ударить по КНДР. "Я еще раз даю понять, что КНДР полностью готова к конфронтации с США… Наши вооруженные силы полностью готовы к реагированию на любой кризис, и наша национальная система сдерживания ядерной войны тоже полностью готова правильно, точно и быстро мобилизовать свои абсолютные силы для выполнения своей миссии", — заявил он. Но о возможности ядерного удара со стороны КНДР речь тогда еще не шла.

Выдержав паузу, и отследив реакции, Ын сделал следующий шаг: принял закон, который разрешает КНДР наносить превентивный ядерный удар. Такими образом, Северная Корея официально провозгласила себя ядерным государством. А список угроз, перечисленных в законе, таков, что позволяет подвести под него практически любую конфликтную ситуацию.

Что со всем этим делать?

В принципе, Ын не придумал ничего нового: он просто переписал российскую концепцию применения ЯО. Что тоже понятно: шантаж всегда примитивен, и особо изобретать тут нечего. И, если на ядерный шантаж не будет найдено убедительного ответа, то у Москвы и Пхеньяна очень скоро появятся подражатели. Такие же страны-изгои, как Россия и КНДР, будут играть на публику ядерной гранатой. А обезьяны поумнее, и поресурснее будут использовать этих, уже совершенно отмороженных обезьян, в качестве своих прокси. В частности, КНДР, а, в ближайшей перспективе, и Россия, будут инструментами авторитарного Китая.

Положение усугубляется тем, что объектом шантажа окажутся демократические страны, очень чувствительные к военной угрозе. Демократии всегда выигрывают у автократий экономические и технологические противостояния, но они более чувствительны к военным потерям, что открывает для автократий возможности для военного реванша — или даже реванша с помощью одной только угрозы войны. Когда такой шантаж становится ядерным, ситуация приобретает критический характер.

Есть ли выход? Да, есть. Демократическим странам нужно выстроить перед собой систему прокси, малоуязвимых для ядерных угроз, но способных наносить ядерные удары по зарвавшимся автократам. Причем наносить, принципиально не вступая в переговоры и не декларируя заранее возможность такого удара в ответ на те или иные действия. Просто аналитически оценивать уровень ядерной угрозы, и, в случае превышении критической отметки, точечно бить по ядерным силам автократии без каких-либо предупреждений. Если же точечно действовать невозможно, то зачищать всю автократию, целиком, не заморачиваясь судьбой населения, и, применяя любое необходимое оружие, включая и ядерное.

Какими могут быть такие прокси, и что необходимо для их применения?

Первое: в развитых странах должны быть сняты все моральные и юридические возражения против полной зачистки территории ядерной автократии, в том случае, если эффективные точечные удары невозможны. Это потребует ввода в систему международного права и в общественное сознание развитых стран принципа коллективной ответственности всех обладателей гражданства/ подданства подвергаемой зачистке страны.

Юридическая сторона дела решается на уровне экспертов, исполняющих политическое решение. С моральной же точки зрения такой подход полностью оправдан, поскольку любая власть, включая даже самую свирепую внешне диктатуру, существует только на основе молчаливого согласия большинства населения, готового воспринимать ее как легитимную. Если такой общественный договор рушится – власть мгновенно сносят.

Второе: требуется точная оценка уровня угрозы, исключающая субъективный подход. В свою очередь, это требует анализа многих факторов, недоступных для синтетического восприятия ни отдельным человеком, ни даже группой экспертов-людей. Это означает, что такая оценка может быть поручена только ИИ достаточно высокого уровня — а, значит, доступна только развитым странам.

Третье: политическое решение на нанесение удара должно быть выведено из ведения политиков, зависимых от избирательного цикла. Они никогда не смогут принять такое решение своевременно. В худшем случае они не смогут принять его вообще, в лучшем — примут со значительным опозданием, которое окажется фатальным. История вечно запаздывающего ответа Запада на возрастание рашистской угрозы демонстрирует это как нельзя более ярко.

Одним только ИИ дело тут не обойдется. Никто не доверит принятие решений такого уровня важности искусственному интеллекту, даже в том случае, если ИИ будет справляться с задачей заведомо лучше. Окончательное решение неизбежно будет принимать человек, и, чтобы принять его правильно, такой человек должен обладать целым спектром качеств. Включая способность действовать безэмоционально, и полной независимостью от среднего избирателя. Кроме того, сам он и его ближайшее окружение должны быть, по возможности, малоуязвимы для ответного удара, который последует в том случае, если зачистка будет недостаточно оперативной и полной.

Вывод вполне очевиден: никакая территориальная структура не сможет исполнить роль такого прокси. Им может стать только корпорация, ТНК, руководство которой выведено из сферы влияния избирательных процедур демократических стран. Такая ТНК, нелокализованная или слабо локализованная территориально, должна иметь в своем распоряжении эффективное оружие, как ядерное, так и неядерное, мобильного, в глобальном масштабе, базирования. По факту, такое базирование возможно только в космосе и Мировом Океане.

Химера? Вовсе нет.

Во-первых, у группы развитых стран просто нет сегодня иного выхода. Альтернатива организации жесткого отпора автократическому ядерному шантажу есть только одна – капитуляция перед ним. Во-вторых, в случае ответного удара, который тоже нужно принимать в расчет, снизить ущерб от него с достаточной эффективностью можно только рассосредоточив потенциальные цели на возможно большей территории. Лучше всего – по всей Земле, и в околоземном пространстве. С учетом ограниченности числа зарядов, которыми может обладать слаборазвитый тоталитарный режим, эта мера способна обессмыслить ядерные авантюры диктаторов, как таковые. А возможность самим попасть под нежданный ядерный удар, только потому, что ИИ сочтет риск ядерного удара с их стороны неприемлемо большим, станет фактором, побуждающим разного рода ынов, путиных и хаменеи к добровольному ядерному разоружению, после чего их добьют уже экономическими методами. Правда, чтобы этот фактор сработал, необходим хотя бы один реальный пример зачистки бывшей автократии.

В-третьих, влияние ТНК в мире повсеместно растет, а влияние территориальных государств снижается. Государства уже сегодня делегируют ТНК целый ряд своих функций, и масштабы такого делегирования растут, и будут расти.

Разумеется, такой проект может быть реализован только на базе принципиально новых международных структур, "посткапиталистической ООН" и "посткапиталистического НАТО" в которую войдут члены клуба высоких технологий, притом, как ТНК, так и территориальные государства. Но не войдут социальные и технологические аутсайдеры - ни страны, ни корпорации. Наличие высоких технологий собственной разработки стало бы надежным пропуском в такой клуб, исключающим появление в нем недостойных. Способность генерировать такие технологии надежно коррелирует с правовым и демократическим, в изначальном смысле этого слова а не охлократическим, выдаваемым за демократию, устройством таких сообществ.

Вопрос таких изменений – дело ближайшего, в предела 5-10, максимум 15 лет будущего. В противном случае наш мир ждет бесконечный ядерный кошмар. 

    Реклама на dsnews.ua