• USD 40.5
  • EUR 43.4
  • GBP 51.4
Спецпроекты

Сдержать Китай и Россию. Почему США предоставили Кении статус союзника вне НАТО

Белый дом сделал ход конем в Африке, чтобы помешать российско-китайской экспансии на континенте

Уильям Руто и Джо Байден
Президенты Руто и Байден
Реклама на dsnews.ua

Президент Кении Уильям Руто посетил с трехдневным визитом в Соединенные Штаты. Это первый визит африканского лидера в эту страну за 15 лет, что уже свидетельствует о его значимости. И это подтверждает тот факт, что президент США Джо Байден по итогам встречи с Руто сообщил Конгрессу о намерении предоставить Кении статус главного союзника вне НАТО.

В общей сложности такой статус имеют 19 государств – 11 в Азии, по три в Африке и Южной Америке, и 2 в Океании: Австралия, Аргентина, Бахрейн, Бразилия, Египет, Израиль, Иордания, Катар, Кувейт, Колумбия, Марокко, Новая Зеландия, Таиланд, Тайвань, Тунис, Филиппины, Южная Корея, Япония. Кения стала двадцатой страной MNNA и первой среди африканских стран к югу от Сахары.

Статус MNNA предоставляет определенные преимущества: упрощение процесса закупки оружия и боеприпасов (в частности, с обедненным ураном), приоритет в поставке военного излишка, возможность закупки оборудования за американские средства, доступ к тендерам по контрактам Пентагона и т.д.

Кроме того, делегация Кении из Вашингтона привезла ряд договоренностей по наращиванию инвестиций за счет увеличенных с участием США кредитных средств во Всемирном банке, Международном валютном фонде и других профильных организациях. В перспективе речь идет в общей сложности о $250 млрд, которые будут разблокированы по результатам определенных реформ. Между тем, Американская корпорация по финансированию международного развития (DFC) под приезд Руто увеличила портфель инвестиций в Кении до более $1 млрд, что также увеличит интерес американских компаний к кенийскому рынку, на котором они уже имеют существенное присутствие.

Цель увеличения кредитных возможностей МВФ, Всемирного банка и других финучреждений состоит в усилении сотрудничества между США и Кенией в ключевых экономических секторах страны: текстиль (в частности одежда, экспорт которой только в США может принести Кении около $250 млн), зеленая энергетика и т.д.

Но, несмотря на детализированное декларирование намерений об экономическом сотрудничестве, вишенкой на торте остается наделение Кении статуса союзника США вне НАТО.

Почему Штаты выбрали Кению?

Реклама на dsnews.ua

Кения является одной из немногочисленных стран Африки, которым после обретения независимости удалось избежать масштабных гражданских войн и переворотов. В сочетании с постоянством демократических институтов и эффективных шагов власти на пути к лучшему бизнес-климату Кения обеспечила себе имидж привлекательного для инвестиций государства. Это действительно одна из самых успешных стран Африки и лидер по экономическим показателям в Северо-Восточной Африке. Так, в рейтинге Всемирного банка Doing Business за 2020 г. она заняла 56-е место (у Украины – 64-е).

Если Эфиопия – один из политических центров контента в контексте взаимодействия с международными организациями – сейчас несколько дестабилизирована из-за войны, то Кения – экономический центр и ворота в Африку, через которые уже прошли такие гиганты как Coca-Cola, Microsoft, Google, IBM, Intel, Cisco и т.д.

Экономика Кении достаточно диверсифицирована. То есть Найроби не зарабатывает на одной или нескольких позициях. Главный источник доходов – это агарный сектор, на который приходится 22,5% ВВП (фрукты, орехи, цветы, чай, кофе), по некоторым направлениям которого страна успешно конкурирует с теми же Индией и Шри-Ланкой (чай); далее следует текстиль (одежда, обувь); очень развиты банковский сектор (в том числе благодаря присутствию больших интернациональных банков), туризм, технологический сектор; и Кения даже имеет свой бренд автомобилей Mobius.

Все эти факторы и обусловили среднегодовой рост ВВП на уровне 5% и планомерное снижение количества безработных и бедных граждан.

Соответственно, Кения в глазах Вашингтона является надежным экономическим партнером и партнером в сфере безопасности (совместные операции против террористов "Аш-Шабаб", миротворческие миссии) с которым действительно стоит развивать сотрудничество. Собственно Штаты, согласно фактбуку ЦРУ, являются ключевым экспортным партнером Кении (10%), далее следуют Уганда (9%), Пакистан (7%), Нидерланды (7%), Руанда (6%). Главные статьи экспорта: чай, цветы, одежда, кофе, титановая руда.

Впрочем, ключевым импортным партнером является Китай – 26%, за ним – ОАЭ (14%), Индия (11%), Малайзия (4%), Саудовская Аравия (4%). Главные статьи импорта: нефтепродукты, пальмовое масло, одежда, пшеница, пластмассы.

Китайско-российский фактор

Кения также является страной, которая одна из немногих на континенте решительно и без риторических кульбитов осудила российскую агрессию. В том числе из-за зерновой блокады.

Впрочем, активная африканская внешняя политика Кремля, как и готовность Кении к определенному уровню взаимодействия с Россией (то же зерно), представляют угрозу стабильности страны и региона в целом из-за интенсивной колониальной политики РФ. Хотя все же Москва не способна соперничать с Китаем в плане влияния на Кению благодаря классической "мягкой силе" КНР.

Кения – единственное государство в Восточной Африке, присоединившееся к китайской инициативе "Пояс и путь", в рамках которого Пекин вливает колоссальные средства в инфраструктуру Кении и является ее крупнейшим кредитором, и воспринимает Найроби как экономический хаб для дальнейшей экспансии на контенте. Стоит отметить, что буквально за неделю до визита Руто в Вашингтон в Найроби состоялось Торгово-экономическое ЭКСПО Китай-Африка 2024 года. Это площадка, где представители КНР налаживали связи не только с местным бизнесом, но и бизнесом других африканских стран.

И это еще один аргумент для США в пользу углубления контактов с Найроби, особенно в секторе безопасности и обороны.

Во-первых, из-за развитой портовой инфраструктуры Кении, жемчужиной которой является порт в Момбасе, привлекающей Россию и Китай своим географическим расположением, ведь это возможность закрепиться на восточном побережье Африки рядом с основными торговыми маршрутами.

Во-вторых, в отличие от Кении ее соседи не могут похвастаться ни развитой экономикой, ни стабильностью в секторе безопасности. Речь идет и о Сомали, и о Южном Судане, и об Эфиопии, и о Бурунди. Собственно, ко всем этим странам Россия совсем не безразлична, и все ближе подбирается к Кении, дестабилизируя Сахель наработанными гибридными методами, благодаря которым Кремлю уже удалось, например, "вытолкнуть" Францию из бывших колоний.

Конечно же, Соединенные Штаты не могут позволить себе повторения судьбы Мали или Нигера, и отдать успешного союзника на съедение россиянам, а тем более китайцам.

Поэтому администрация Байдена сделала ход конем, на который Москве точно не будет чем ответить, а Китаю — довольно сложно, — предоставила Кении статус главного союзника вне НАТО.

И здесь стоит сделать одну важную ремарку, предвидя потенциальную "зраду" в восприятии нашего общества из-за того, что Украина такого статуса формально не имеет. Ключевое – формально. На самом деле, уровень партнерства между нашими странами уже равен такому, который имеют страны из списка MNNA. Пусть и с определенными проблемными периодами типа восьмимесячного неоказания помощи, блокирования членства в НАТО или запрета на удары по территории РФ американским оружием.

    Реклама на dsnews.ua