Экономика

Дайте суда

Двухлетняя конкуренция различных групп влияния Партии регионов за право усадить в кресло председателя Верховного суда "своего" человека, наконец завер

Двухлетняя конкуренция различных групп влияния Партии регионов за право усадить в кресло председателя Верховного суда "своего" человека, наконец завершена. 17 мая этот пост занял ставленник ближайшего окружения Президента — Ярослав Романюк. Теперь Банковая раздумывает над восстановлением былых полномочий ВСУ, урезанных судебной реформой 2010 г. Соответствующий законопроект уже готовится юристами президентской команды. Поэтому вскоре Верховный суд, вероятнее всего, вернет себе отведенный ему Конституцией статус высшего звена в системе судов общей юрисдикции.

Прощай, Онопенко

Итоги выборов нового главы Верховного суда резко диссонируют с установившейся у "регионалов" практикой кадровых перестановок в ключевых органах судебной власти.

Ведь, во-первых, Ярослав Романюк не является выходцем из Донецкой области, как большинство нынешних высокопоставленных чиновников. Во-вторых, о нем положительно отзывается немалая часть представителей оппозиционных партий или близких к ним служителей Фемиды, чем не может похвастаться кто-либо из правящей верхушки "сине-белых".

Например, экс-глава ВСУ, а сегодня рядовой судья Василий Онопенко, которого считают соратником Юлии Тимошенко, утверждает, что именно он рекомендовал своего коллегу Романюка на повышение. И категорически опровергает любые слухи о том, что новый председатель Верховного суда является ставленником президентской команды.

Хотя кому мог давать рекомендации Василий Васильевич в отношении г-на Романюка, непонятно. Ведь в ходе начавшейся еще в 2010 г. судебной реформы г-н Онопенко, будучи руководителем ВСУ, стал для "сине-белых" мишенью номер один как ставленник оппозиции. Чтобы обезвредить несговорчивого соратника Тимошенко, против его дочери было возбуждено уголовное дело по подозрению в мошенничестве.

И прекратилось давление на экс-главу Верховного суда лишь после того, как он перестал сопротивлятся преобразованиям "региналов", затеянным в судебной ветви власти. А нынешние комплименты Онопенко в адрес Ярослава Романюка можно расценивать лишь как исполнение отведенной ему роли по информационной поддержке нового председателя ВСУ.

Впрочем, обвинить 52-летнего Ярослава Михайловича в явном сотрудничестве с "регионалами", судя по его трудовой биографии, действительно сложно. До назначения судьей ВСУ в 2005 г. он работал судьей в "оранжевой" Львовской области и в связях с "сине-белым" лагерем до сих пор замечен не был.

Но, по данным "ДС", еще до смены власти в 2010 г. у г-на Романюка наладились тесные рабочие отношения с Андреем Портновым, в то время членом фракции БЮТ в парламенте и членом Высшего совета юстиции. И позже якобы именно Портнов, после его назначения на пост замглавы Администрации Президента Виктора Януковича, посодействовал избранию Ярослава Романюка первым замом главы Верховного суда в 2011 г.

А поскольку сегодня Андрей Владимирович, как утверждают злые языки, в своей работе больше всего уделяет внимание мнению "семейных" представителей президентского окружения, то и повышение Ярослава Романюка можно считать очередным кадровым приобретением этой группы .

ВСУ нет дела

Именно избрание нового председателя Верховного суда поставило жирную точку в окончательном покорении "сине-белыми" судебной вертикали власти. С 2010 г. этот пост был предметом серьезного противостояния сначала власти с оппозицией, а позже команд таких влиятельных в судебной системе представителей президентского окружения, как Сергей Кивалов, Андрей Портнов и Александр Лавринович.

Собственно, неуступчивость верховных судей, а также внутренняя конкуренция за их ведомство среди "регионалов" послужили в 2010 г. поводом для принятия пропрезидентским большинством парламента Закона "О судоустройстве и статусе судей", существенно ограничившего полномочия ВСУ. Что максимально ослабило его, а затем позволило власти беспрепятственно присоединить Верховный суд к другим своим управленческим активам.

Теперь реализацию этого плана можно считать завершенной. Ведь за время двухлетних пертурбаций в их ведомстве члены ВСУ хорошо усвоили, к чьему мнению следует прислушиваться.

Но на фоне установившейся в Верховном суде идиллии возникает вполне резонный вопрос о наполнении этого судебного органа реальными полномочиями, которые были утеряны в ходе реформы.

Формально он по-прежнему остается высшим органом в системе отечественных судов общей юрисдикции. Однако верховные судьи оказались фактически отстранены от судебной практики. Ведь полномочия ВСУ в части кассационного обжалования приговоров судов низших инстанций сегодня распределены между Высшим специализированным судом по рассмотрению гражданских и уголовных дел (ВССУ), Высшим административным судом (ВАСУ) и Высшим хозяйственным судом (ВХСУ).

Претендовать на пересмотр дел судьи ВСУ могут лишь в трех случаях: при неодинаковом применении норм материального права, при нарушении процессуальных норм и в случае противоречия судебного вердикта позиции международных судов. Но и в этих случаях решение о том, стоит ли Верховному суду рассматривать дело, принимают в тех же высших специализированных судах.

Представители президентской "семьи" вновь видят ВСУ ключевым органом в системе третьей ветви власти. Тем более что для этого существуют все правовые основания. В частности, этим статусом Верховный суд наделяет статья 125 Конституции. К тому же руководство Парламентской ассамблеи Совета Европы и Венецианская комиссия, регулярно напоминают Банковой о необходимости согласовать проведенную судебную реформу с положениями Основного Закона.

Снова три в одном

Но главная причина, по которой Банковая снова желает пересмотреть полномочия ВСУ, кроется в другом. Сейчас высшие специализированные суды возглавляют представители разных групп влияния "регионалов".

ВССУ руководит человек Андрея Портнова Андрей Солодков, ВХСУ контролирует Виктор Татьков, близкий к Сергею Кивалову, а председатель ВАСУ Игорь Темкижев поддерживает дружественные связи с министром юстиции Александром Лавриновичем. В планах же "семьи" замкнуть на себе все судебные направления, монополизировав, таким образом, третью ветвь власти в целом. Сделать это сейчас можно просто — вернув Верховному суду его прежние полномочия.

Именно в этом ключе и следует воспринимать заявленное Ярославом Романюком после избрания главой ВСУ намерение добиваться возврата его ведомству утерянных в ходе реформы функций. Очевидно, что продемонстрированная им смелость не более чем хорошо разыгранный спектакль. А его целью является демонстрация того, что служители Фемиды, несмотря на все обвинения оппозиции, на самом деле независимы от мнения президентской администрации.