Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Выгодное предложение. Как заставить Коломойского заплатить за "Приват"

Понедельник, 26 Июня 2017, 10:00
Через неделю государство, НБУ и бывшие собственники Приватбанка должны определиться с судьбой долгов банка

Фото: УНИАН

В конце июня должна завершиться эпопея с аудиторской проверкой банка, которая проводится по заказу назначенного государством нового менеджмента аудиторской фирмой Ernst&Young. Время "Ч" наступит 1 июля сего года.

До 01 июля 2017-го, согласно решения НБУ, должен быть опубликован финансовый отчет Приватбанка, заверенный аудиторской компанией. На основании данных финансового отчета, Минфин совместно с Нацбанком определят сумму, необходимую для докапитализации банка. Бывшие акционеры Привата, в свою очередь должны реструктуризировать кредитную задолженность своих компаний и внести необходимые залоги.

Масло в огонь подлила и публикация на иностранном "антикоррупционном" сайте информации о том, что на группу из 28 харьковских компаний банк выдал кредиты на общую сумму более $1 млрд, причем часть из них якобы была вообще беззалоговой.

Тем временем наши административные суды взялись за выявление беспристрастной истины. Сперва по иску группы физических лиц, объявленных связанными с банком (по сообщению ряда СМИ, семья Суркисов), а также Акцент-банка, было оспорено списание с их счетов более 1 млрд грн. Указанные средства были конвертированы в капитал банка по известной процедуре bail-in (конвертация средств связанных лиц в капитал банка). Судебное решение вызвало настолько чистые эмоции на Институтской, что оно было немедленно удалено из общего доступа в электронном реестре.

Не так давно глава НБУ Валерия Гонтарева заявила буквально следующее: "Банк (Приватбанк. - "ДС") нам хочет погасить это рефинансирование (в пользу НБУ на сумму 13,8 млрд грн. - "ДС"), но тогда они избавят Коломойского от всех гарантий, и мы потеряем эти залоги. Поэтому мы не хотим, чтобы Приватбанк нам погашал".

После такого чистосердечного признания, в котором высший руководитель регулятора ничтоже сумняшеся признался, что Нацбанк оказывает давление на подопечный банк с целью невыполнения им законных условий договора, только очень альтруистично настроенный поручитель не воспользовался бы эмоциональным ляпом оппонента для того, чтобы полностью снять с себя все обязательства по договору поручительства.

Сложности схемотехники

Похоже, вскоре процедура национализации Приватбанка и схема определения связанных с банком лиц (у которых обнулили все ресурсы на счетах) будет нещадно препарирована в судах. Причем не только украинских, но и международных. И тогда возникнет вопрос не только о процедуре национализации банка, но и о качестве банковского надзора.  

В силу того что ситуация с Приватбанком стала следствием как действий акционеров, так и Национального банка, выход из сложившейся ситуации необходимо искать совместными усилиями, а не перекладывать весь груз ответственности на кого-то одного.

Вот только действующая модель национализации банка совершенно не подходит для этого. С одной стороны, государство приобрело за одну гривню полезный финансовый актив и отныне несет ответственность за него — в первую очередь перед вкладчиками. С другой - переложить финансовое бремя в размере 150 млрд грн на государственный бюджет, то есть на всех налогоплательщиков - это уже слишком даже в наших реалиях...У бывших акционеров тоже есть своя правда: "Банк забрали, пользуйтесь на здоровье, к нам какие претензии? Кредиты? Нет, не слышали...".

Хотя если не получается путь мира, можно попробовать и путь "войны". Только кто от этого выиграет? Явно не государство. В ответ на судебные иски в отношении кредитной задолженности и личных гарантий государство в лице Минфина и НБУ может получить встречные иски, оспаривающие процедуру национализации, причем уже в международных судах.

Что делать

Нельзя сказать, что мы переживаем некое уникальное событие, связанное с национализацией крупнейшего банка страны. Подобные проблемы решались и на Кипре (Bank of Cyprus), в Великобритании (RBS, Lloyds) и во многих других странах. Наша "уникальность" пока заключена в механизме решения проблемы. И если раньше это было известное "взять все и поделить", то сейчас - "взять все и компенсировать за счет бюджета".

Существуют ли способы решения проблемы Приватбанка без бюджетного кровопускания?

Во-первых, необходимо решить проблему связанных лиц. Им нужно предложить нечто большее, чем простое обнуление счетов. Например, реструктуризацию их остатков по следующему принципу: 35% обмениваются на долговые ценные бумаги со сроком обращение три-пять лет; 35% размещаются на безотзывной депозит в банке сроком на два года; 30% возвращаются собственникам. Напомню, речь идет о примерно $500 млн, которые в виде еврооблигаций принадлежат пулу частных инвесторов.

Во-вторых, необходимо решить ключевой вопрос взаимодействия бывших акционеров и государства. Здесь можно воспользоваться опытом Великобритании, где в 2008 г. были национализированы крупнейшие банки страны RBS и Lloyds. Поначалу министр финансов Алистер Дарлинг также уверял, что подобная процедура влетит британцам в копеечку: программа спасения национальных банков оценивалась в $500 млрд, или 18% ВВП Великобритании. В дальнейшем правительством страны был создан специальный фонд - United Kingdom Financial Investments (UKFI). Данная организация с персоналом в несколько десятков человек получила в управление пакеты акций национализированных банков и в течение нескольких лет смогла привлечь миллиарды фунтов частных инвестиций. Таким образом удалось решить две задачи: спасти финансовую систему страны от краха и сэкономить колоссальные бюджетные выплаты.

В Украине схема национализации системных банков на примере Приватбанка могла бы выглядеть следующим образом:

Данная схема показывает предполагаемый алгоритм взаимодействия участников. Для проведения процедуры национализации системного банка, такого как Приватбанк, необходимо создать специальный фонд, в ведение которого передается пакет акций банка (100%). Цель фонда - недопущение банкротства банка и в конечном счете его продажа частным инвесторам. Задача фонда - обеспечить контроль за эффективностью работы и прибыльностью банка, ведь его акционерами "внезапно" стали 40 млн жителей страны... По сути такой фонд представляет из себя некий буфер между частной структурой - банком и правительством - его новым владельцем. Буфер, контролирующий центр принятия решений как в самом банке, так и в Минфине.

Как уже указывалось, максимально возможный размер финансовой дыры Приватбанка может составить до 150 млрд грн

Это если все вкладчики придут за деньгами, а активы не принесут ни копейки. Подобная ситуация даже теоретически невозможна: по данным проверки, 80% кредитов банка отнесены к неработающим, но 20% продолжают генерировать финансовый поток. Следовательно, размер финансовой подушки безопасности можно определить в размере примерно 120 млрд грн, формируемой в течение двух лет (2017-2018). За этот период банк должен окончательно расчистить свои активы от проблемных кредитов и выйти на стабильно прибыльный уровень текущей деятельности. До 20 млрд грн банк может заработать самостоятельно.

В таком случае общий размер финансовых ресурсов фонда должен быть сформирован в пределах 100 млрд грн и направляться на финансирование банка в соответствие с утвержденным графиком. Сезонные колебания ликвидности, в пределах которых средств фонда может не хватать на покрытие оттоков ресурсов из банка, должны погашаться за счет рефинансирования НБУ, для чего необходимо открытие постоянно действующей кредитной линии в пределах 10-15 млрд грн.

Откуда фонд может взять 100 млрд? За счет трехсторонних вливаний. На перовом этапе банк должен передать фонду кредитный портфель на 70 млрд грн, состоящий из наиболее проблемных активов. Бывшие акционеры и государство должны взять на себя обязательство по выкупу указанного портфеля в течение двух лет в равных долях, то есть по 35 млрд грн каждая из сторон. По сути речь идет о выделении 17,5 млрд грн в год Минфином и бывшими акционерами. Полученные ими в результате выкупа кредиты могут в дальнейшем быть проданы с дисконтом, либо переданы на процедуру взыскания. В любом случае эти суммы необходимо рассматривать как потенциальные потери государства. 

Для бывших акционеров это возможность провести "взаимозачет" со связанными структурами

Недостающие 30 млрд грн можно привлечь на рынке у частных инвесторов. Для этого фонд мог бы эмитировать конвертируемые облигации, дающие собственникам право купить через два года акции банка у государства за условную одну гривню с начислением фиксированного процента доходности, например раз в квартал. Либо получить погашение номинальной суммы облигаций через три-пять лет. Управление таким фондом неплохо было бы передать известной мировой аудиторской группе.

Кредитные риски

В этой схеме хорошо все, за исключением маленького нюанса: осталось убедить бывших акционеров выложить 35 млрд грн в течение двух лет, а государство - отказаться потратить 120 млрд грн в этом же временном периоде. Последнее, кстати сказать, сделать будет намного труднее, так как на эти деньги уже выстроилась очередь, как в мавзолей....
С другой стороны, эта схема более реальная по сравнению с обещаниями чиновников заставить бывших собственников подписаться на 150 миллиардов. Кроме того, она значительно эффективнее, ведь предусматривает передачу банка в частные руки по истечении двух лет и государственные затраты в размере 35 млрд грн, часть из которых, возможно, удастся вернуть с помощью продажи кредитного портфеля (1-2 млрд грн). Сравните со 120 млрд заявленной на данный момент докапитализацией и почувствуйте разницу. И это не говоря уже об исках в суды со стороны бывших акционеров и тех выплатах, которые данные иски могут принести "под елочку"...

Для чиновника эта схема плоха тем, что лишает его контроля за финансовым процессом, а сам канал финансирования существенно сужает и разбавляет частными вливаниями

Обиженный чиновник, конечно, будет рассказывать о том, как государство успешно вольет в банк 120 млрд грн народных денег, прокредитует за счет этих ресурсов малый и средний бизнес, ипотеку, а затем продаст столь успешный государственный банк за "несколько миллиардов долларов" и вернет все потраченное. По срокам все обещания будут уходить за 2020-й... Но опыт докапитализации госбанков-старожилов показывает, что как у "нового русского" цены на нефть подпрыгнут, а церковь он так и не построит, так и с государственными банками: докапитализацию они получат, а вот дивиденды государство - вряд ли. К сожалению, у нас пока нет примеров успешного построения государственного бизнеса, тем более в такой тонкой, почти эфирной сфере, как финансы.
А посему не стоит выдумывать свой особый финансовый велосипед с квадратными колесами. Лучше ездить на круглых - так удобнее и быстрее...И, как показывает опыт западных стран, - значительно дешевле для налогоплательщиков.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика