Экономика

Египет не перенес демократии

Всего два года назад египтяне праздновали падение авторитарного режима экс-президента Хосни Мубарака. Прошедшие после этого в 2012 г. первые всеобщие

Всего два года назад египтяне праздновали падение авторитарного режима экс-президента Хосни Мубарака. Прошедшие после этого в 2012 г. первые всеобщие выборы нового главы государства, казалось, окончательно укрепили демократический курс развития страны. Но организованный военными в начале июля государственный переворот четко показал, кто на самом деле управляет Египтом. Прошедший путч свидетельствует о полном провале политики радикальных исламистов Египта, что можно расценивать как очередную политическую победу Запада в этом регионе.

Исламизация не прошла

Одного года правления Мухаммеда Мурси для многих его соотечественников оказалось достаточно, чтобы понять: команда президента не собирается выполнять требования, ради которых египтяне добивались в 2011 г. отставки его предшественника Хосни Мубарака.

Правящая Партия свободы и справедливости оказалась не в состоянии стабилизировать экономику, а ключевые государственные преобразования, проведенные администрацией Мурси, были направлены на узурпацию власти.

Это и спровоцировало начало новых массовых протестов, чем воспользовались военные, решившиеся на устранение законно избранного руководства страны.

Будучи представителем радикальной исламистской ассоциации "Братья мусульмане", президент Египта Мухаммед Мурси взял курс на радикальную исламизацию государства. Новая египетская конституция, принятая на референдуме в декабре 2012 г., закрепила положение, по которому все законы, которые будут приниматься в дальнейшем, должны соответствовать шариату (своду морально-этических и религиозных норм ислама).

Из ее новой версии исчезло упоминание о гарантиях защиты прав женщин и оговорен жесткий контроль над содержанием учебных программ в местных вузах и школах. Такие преобразования могли бы вполне подойти беднейшей и необразованной части населения, зато оказались абсолютно неприемлемы для представителей среднего класса, все больше склоняющихся к западным ценностям.

Слишком радикальной для местного населения оказалась и кадровая политика. Все ключевые посты в Египте заняли исламисты, лояльные к "Братьям мусульманам", независимо от квалификации во вверенной им сфере.

Например, незадолго до своей отставки президент назначил руководителем провинции Луксор одного из лидеров "Исламской группы", ответственной за организацию теракта в этом регионе в 1997 г. (тогда погибло несколько десятков туристов), — Аделя аль-Хайята. Что вызвало волну протестов местных жителей, переросшую в общенациональное движение за деисламизацию государственной кадровой политики.

Вполне возможно, что рядовые граждане отнеслись бы к политическим экспериментам экс-президента терпимее, если бы в ходе "арабской весны" Мурси показал себя в качестве активного революционного лидера. Но он стал известен уже после того, как пал режим Хосни Мубарака, а своим успехом на президентских выборах 2012 г. был обязан исключительно поддержке "Братьев мусульман".

Полгода до дефолта

Эта организация, имеющая свою сеть во всех арабских странах, не участвовала в событиях "арабской весны". Тем не менее ее руководство оперативно сориентировалось в новых, постреволюционных реалиях Египта, создав под парламентские выборы 2011 г. Партию свободы и справедливости.

Располагая хорошо развитой организационной структурой и финансовой поддержкой (в частности от Саудовской Аравии и Катара), эта организация с помощью религиозных лозунгов склонила на свою сторону бедное население сельских районов.

Но отношение к ней со стороны среднего класса, проживающего преимущественно в городах, силами которого и была организована революция 2011 г., оставалось негативным. А стремительное падение экономических показателей сделало его и вовсе враждебным.

Один из крупнейших инвестиционных банков мира, Merrill Lynch, уже сделал неутешительный прогноз: в нынешних условиях египетская экономика сможет продержаться на плаву не более шести месяцев. До конца года Каиру необходимо найти около $33 млрд на обслуживание внешнего долга, в том числе и перед МВФ (госдолг Египта уже достиг 84% ВВП).

При этом золотовалютные запасы сократились за два последних года почти втрое — с $36 млрд до $13,5 млрд. В плачевном состоянии находится и бюджет страны, главным источником дохода которого является туризм. Участившиеся акции протеста в разы уменьшили количество отдыхающих, а общие доходы казны сократились с $46 млрд в 2010 г. до $13 млрд в 2012-м.

Бюджетные проблемы успели прочувствовать на себе рядовые граждане. В стране начали резко дорожать продукты и бензин, расти безработица. Дальнейшее правление команды Мухаммеда Мурси грозило государству полным крахом экономики. Не выполнив требований МВФ по проведению реформ, Мурси оставил египетскую казну без финансовой подпитки главного кредитора.

Moody’s и S&P уменьшили рейтинг Египта до предпоследнего уровня (CCC+), а ОЭСР установила для Каира шестой из семи возможных категорий риска ("значительный"), что фактически перекрыло возможность выхода на внешние рынки заимствований. В этой ситуации смена власти могла стать едва ли не единственной возможностью предотвратить дефолт страны.

Вечные арбитры

Военное руководство страны в лице министра обороны Абдул Фаттаха Ас-Сиси, отправившего президента в отставку, позиционирует себя в роли спасителя, который сможет в сжатые сроки реанимировать экономику. Одним из первых его кадровых решений стало назначение вице-президентом Египта бывшего главы МАГАТЭ и одного из лидеров оппозиции Мухаммеда эль-Барадеи.

Специалист по международному праву и лауреат Нобелевской премии мира, он имеет не только широкую поддержку среди местной молодежи, но и может наладить переговорный процесс с международными финансовыми институтами о восстановлении кредитования Египта и реструктуризации его долгов.

Впрочем, отправляя президента в отставку, египетские генералы прежде всего преследовали личный интерес. Избрав курс на исламизацию, команда экс-главы государства Мурси с первых же дней своего правления взялась за ослабление влияния военных, которые в стране вот уже несколько десятков лет играли доминирующую роль в управлении государством.

Мухаммед Мурси провел масштабные кадровые чистки в руководстве армии, в ходе которых был отправлен в отставку министр обороны Мохамед Тантави, а его место занял ранее лояльный к президенту Абдул Фаттах Ас-Сиси. Также бывший глава государства распустил Высший военный совет, выполнявший функции главного контролирующего органа страны.

Но, судя по всему, команда Мурси не учла, что почти треть общего армейского бюджета страны составляют средства, которые ежегодно перечисляют Египту США. На сегодня это около $1,5 млрд. Египетские военные бесконтрольно и в закрытом для общества режиме распоряжаются этими деньгами.

Очевидно, что при таком раскладе армейская верхушка всегда будет послушна Вашингтону. Поэтому неудивительно, что все военные чины местной армии после свержения Мурси не стали претендовать на должности в переходном правительстве, как того потребовал Белый дом.

Госдепартамент оперативно признал легитимность переходного правительства, хотя американская конституция запрещает оказывать содействие государствам, где были отстранены от власти законно избранные руководители. Но в случае с Египтом можно закрыть глаза не только на мнение миллионов избирателей, доверившихся Мухаммеду Мурси на прошлогодних президентских выборах, но и на собственный Основной Закон.

Ведь туристическая Мекка Ближнего Востока является главным геополитическим партнером США в регионе, в активе которого есть и нефть, и контроль над Суэцким каналом, и готовность содействовать Вашингтону в борьбе с исламскими террористами. А с приходом к власти в Египте "Братьев мусульман" во главе с Мурси США рисковали все это потерять.

Подтверждением тому стало существенное потепление за последний год отношений Каира с Ираном, с которым Вашингтон сегодня находится в состоянии холодной войны. Но теперь эта угроза ликвидирована. Осталось лишь посодействовать египтянам в организации новых выборов, которые должны пройти еще в текущем году, и обеспечить победу прозападного кандидата.

Впрочем, эта задача будет не из легких. "Братья мусульмане" уже пообещали вернуть себе власть в течение месяца. Причем они могут привлечь в страну деньги, но уже из других источников. Катар, Ливия и ОАЭ сообщили о своей готовности помочь Каиру избавиться от жесткой привязки к кредитам МВФ. Все это ставит Египет на грань гражданской войны, что сделает одну из крупнейших стран арабского мира новым очагом нестабильности.