Экономика

Елена Макеева: Есть сомнения, что государство сможет обеспечить безопасность тому, кто рискнет поломать схемы на таможне

О назначении нового куратора таможни, скором появлении уполномоченных экономических операторов и последствиях сдачи украинских таможен в управление иностранным советникам «ДС» беседовала с заместителем министра финансов Еленой Макеевой

Фото: Сергей Владыкин/"ДС"

ДС В конце января в ГФС работала техническая миссия МВФ. К каким выводам пришли эксперты, какие даны рекомендации?


Е.М. Работа этой миссии касалась вопросов реформы таможенного направления. Пока мы только ожидаем результатов. Но предварительные рекомендации сводятся к тому, что необходимо проводить дальнейшую интеграцию таможни с ГФС.

ДС То есть позиция Фонда противоречит концепции законопроекта №3763 «О национальной таможенной службе», зарегистрированного членами профильного парламентского комитета? В этом документе речь идет о том, чтобы сделать таможню независимым органом...


Е.М. Да, и мы согласны с Фондом в этом вопросе. Тезис о том, что таможня начнет работать лучше, если отделить ее от ГФС, ошибочен. Мы постоянно говорим о необходимости проведения дерегуляции, уменьшения налогового давления на бизнес, упрощения административных процедур и т. д. Но два отдельных органа — это вдвое больше проверок. Это дополнительные бюджетные затраты на их содержание, увеличение количества сотрудников ведомств и т. д. Все это противоречит философии стратегии развития "Украина-2020".  Еще один момент: депутатский законопроект предусматривает милитаризацию таможенной службы — таможенникам предлагают дать право применять физическую силу, спецсредства, огнестрельное оружие. Мы сейчас боремся за то, чтобы отобрать эти полномочия у налоговой милиции, но их тут же хотят передать таможенникам. Это неправильно. И главное, в законопроекте №3763 я не вижу акцента на построение таможни как сервисной службы.


Интеграция таможни и налоговой даст возможность проводить оценку деятельности предприятий и оценку их рисков вместе — как для таможни, так и для налоговой. Мы не можем, оценивая предприятие, брать для таможни одни риски, а для налогов другие. Эти процессы очень связаны.

ДС Но ведь сейчас такая система работает?


Е.М. Работает, но плохо. Приведу пример: недавно министр финансов Наталия Яресько поручила проверить законность использования упрощенной процедуры таможенного оформления товаров в разных регионах Украины. Возникли подозрения, что упрощенный режим в ряде случаев применяется и для компаний, которые занимаются контрабандой, не платят налоги. Система оценки рисков на таможне сейчас работает следующим образом: контрагент предоставляет электронную декларацию, ее оценивают на предмет наличия рисков и делают вывод — подлежит ли товар таможенному контролю. Если риск сработал, таможня проводит осмотр груза, если нет — товар отправляется в пункт назначения (это и есть упрощенная процедура). Мы увидели, что система рисков, которая существует на таможне, не является полной. Она не включает ни данных об уставном капитале предприятия, ни сведений о его финансовом состоянии, количестве сотрудников, репутации и т. д. Выяснилось, что среди фирм, которые использовали упрощенный режим оформления грузов, было немало таких, которые имели признаки фиктивности: там работал всего один человек (директор одновременно являлся бухгалтером и учредителем), уставный капитал составлял лишь 100 грн. Разумеется, они не платили никаких налогов. Поэтому нам пришлось дорабатывать профили риска для таможни, дополняя их налоговой информацией. То есть де-факто мы уже начали  интегрировать эти два направления.          

 ДС Как показывает опыт, если у парламента свой взгляд на проблему, а у правительства свой, ситуация может зайти в тупик, если не найти компромисс. Есть ли вариант реформы, который устроил бы обе стороны?


Е.М. Мы обратились к профильному парламентскому комитету и уже провели первую встречу. Планируем работать вместе по нескольким направлениям, в том числе над созданием института уполномоченных экономических операторов (УЭО) и проблемой интеграции таможни с ГФС. Один из вопросов, который волнует законодателей, — подчинение таможни Минфину, а не ГФС. Возможно, причина конфликта в отсутствии взаимопонимания между депутатами и руководителем фискальной службы. Я бы сказала, что вопрос вышел на политический уровень. 

Но нельзя концентрироваться только на вопросе личности, которая будет управлять таможней, и при этом игнорировать проблему сервисной функции этого ведомства. Бизнесу все равно, будет таможня под ГФС или под Минфином. Все, что нужно компаниям, — минимум проверок, максимальное упрощение процедур.

Поэтому, на мой взгляд, оптимальный вариант — провести слияние этих двух органов, повысить эффективность их работы, а затем уже, если этот вопрос и дальше будет стоять на повестке дня,  обсуждать вопрос передачи ГФС под контроль Минфина, чтобы эта служба снова стала частью министерства.

ДС Место заместителя главы ГФС по таможенному направлению пустует с сентября прошлого года. Когда можно ожидать новое назначение?


Е.М. Люди не хотят идти на эту должность. После увольнения Константина Ликарчука она стала слишком заполитизированной. Второе препятствие — очень низкий уровень заработной платы и очень большая ответственность. Кандидаты на эту должность в буквальном смысле опасаются за свое здоровье и жизнь. Все понимают, что уровень контрабанды очень высокий, что здесь замешаны огромные финансовые потоки. Есть сомнения, что государство сможет обеспечить безопасность тому, кто рискнет поломать эти схемы. Проблему безопасности я назвала бы ключевой.

Мы бы хотели, чтобы на эту должность пришел человек с безупречной репутацией, возможно, иностранец с успешным опытом работы на таможне. У нас уже есть определенный шорт-лист кандидатов, но мы все еще в поиске, поскольку выбор очень небольшой.

ДС Минфин обнародовал концепцию по привлечению иностранных советников к реформированию таможен в четырех приграничных с ЕС областях — Волынской, Закарпатской, Львовской и Черновицкой. Как это будет происходить на практике?


Е.М. В адрес данного проекта звучало немало критики. Многие думают, что мы пригласим иностранцев, дадим им полномочия, и они будут управлять таможней вместо украинцев, получая зарплаты, как в Европе. Ничего подобного не будет. Речь идет о создании совместных мобильных бригад, которые будут следить за соблюдением законодательства, прежде всего сотрудниками таможни. На таможнях, куда будут привлечены консультанты, также установят больше камер внешнего наблюдения. То есть создадут все условия для максимально возможной прозрачности работы таможни, что позволит минимизировать риски коррупции. Еще одна функция советников — консультирование и обучение. Я убеждена, что на таможне работает много профессионалов, которые действительно хотят построить сервисную службу. Наша задача — выявить таких людей, проводить для них  тренинги, консультации и т. д. И когда иностранцы уйдут, именно они будут продолжать работу.

ДС А вы не допускаете, что в этом случае потоки контрабанды просто перенаправятся на те таможни, где не будет дополнительного контроля?

Е.М. Такой риск действительно есть. Таможенный кодекс позволяет выбрать для оформления груза любую таможню. Но если мы внедрим лучшие практики хотя бы на части таможенных пунктов, я уверена, затем мы сможем расширить этот опыт на все без исключения таможенные пункты. 


ДС Какова стоимость этого проекта и кто его будет финансировать?


Е.М. В госбюджете не предусмотрены деньги на привлечение компании-советника, поэтому мы будем искать доноров и финансовых партнеров. Информация о стоимости услуг консультантов, а, соответственно, и стоимости самого проекта, станет известна только во время тендера. Ни  Минфин, ни ГФС не могут сейчас провести такой тендер, поскольку у нас не предусмотрены расходы на эти цели. Скорее всего, его будет проводить та международная организация, которая согласится выделять деньги. И именно она будет выбирать компанию-победителя. Конечно, условия тендера, требования к таким компаниям и критерии их отбора будут согласованы с правительством Украины. Один из них — успешный опыт реализации подобных проектов в других странах. Всего такие услуги могут предоставлять шесть компаний, из которых и будут выбирать.

 ДС Но в прессе постоянно всплывает только одно имя —британской Crown Agents. Кто остальные?

Е.М. Просто у Crown Agents уже есть успешные проекты в Украине с другими министерствами. Я не помню названий всех компаний, но, например, Bureau Veritas или Adam Smith Int у всех на слуху, и они также могут войти в этот перечень. Интерес к проекту с их стороны есть. Мы надеемся, что он будет запущен в ближайшие три-шесть месяцев. Я не исключаю, что мы начнем с двух таможен, а не четырех. Будет зависеть от того, какой объем финансирования удастся привлечь. Согласно нашему плану консультанты на таможне будут работать минимум три месяца, оптимально — полгода.

Фото: rbc.ua

ДС Минфин недавно презентовал еще одну идею —внедрение института уполномоченного экономического оператора (УЭО). Что это такое?

Е.М. Эта система очень похожа на механизм контроля качества ISO 9001. Проект предусматривает возможность получения двух видов сертификатов уполномоченного оператора. Первый — сертификат на упрощение процедур таможенного контроля (в его получении будут заинтересованы компании, которые самостоятельно занимаются внешнеэкономической деятельностью). При наличии у компании такого документа груз может даже не заезжать на таможню, он будет просто пересекать границу и отправляться в пункт назначения.

Второй тип сертификата — относительно надежности и безопасности. Он предназначен, в основном, для компаний, которые занимаются логистикой. Обладатели такого сертификата будут направлять на таможню простую предварительную декларацию. И еще не доехав до границы, они будут получать информацию: были ли выявлены определенные риски, нужна ли проверка груза. Это поможет значительно ускорить и удешевить перевозку товаров. При желании компании смогут получить и оба сертификата.

ДС Каким критериям должны будут соответствовать претенденты на получение статуса УЭО?

Е.М. Таких критериев всего пять. Компании должны придерживаться требований законодательства и иметь хорошую историю — в течение последних трех лет не привлекаться к уголовной ответственности и не нарушать таможенные правила. Еще одно условие — наличие у претендента удовлетворительной системы ведения коммерческой транспортной документации. Речь идет об отлаженной системе внутреннего контроля над документацией, соблюдением норм законодательства и т. д. Будет оцениваться платежеспособность компании. Она не должна находиться в состоянии банкротства, санации, и должна добросовестно выполнять все свои налоговые обязательства на протяжении последних трех лет. Также у уполномоченного оператора не должно быть отрицательных чистых активов в финотчетности. Среди прочих требований —обеспечение практических стандартов компетенции или профессиональной квалификации, соблюдение стандартов надежности и безопасности (технические требования к хранению товаров и пр.). Всего в странах ЕС насчитывается 13,6 тыс. компаний, у которых есть статус УЭО. Думаю, в Украине их может набраться до полутора сотен.   

ДС Будут ли экономических операторов контролировать в дальнейшем?    

Е.М. Сертификат будет выдаваться бесплатно и являться бессрочным. Но при этом таможенные органы получат право проводить внешний мониторинг на соответствие компании вышеуказанным критериям, если у них возникнут какие-то сомнения. Но речь идет именно о мониторинге, а не о проверках. Чтобы запросить у УЭО какие-то данные и отчетность, нужны будут веские основания.

ДС Есть ли гарантия, что статус УОЭ будут получать только достойные?

Е.М. Общественность сама сможет контролировать этот процесс. Реестр уполномоченных операторов будет публичным — его можно будет увидеть на сайте ГФС. Уверена, если там появятся компании, которые не соответствуют критериям, их очень быстро выявят. К тому же, мониторингом будем заниматься не только мы, но и наши европейские партнеры, у которых есть торговые отношения с Украиной. Если возникнет недоверие к системе выдачи сертификатов, под удар будет поставлен весь проект.