Экономика

На чьей стороне Европа в газовой войне

Усиливая энергетическое направление в Еврокомиссии, ЕС стремится решить свои собственные вопросы и в последнюю очередь — проблемы Украины

На прошлой неделе глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер объявил о новом распределении портфелей в ведомстве. Вопросы энергетики и климатических изменений вместо немца Гюнтера Эттингера теперь будет курировать Мигель Ариас Каньете из Испании. Кроме того, в комиссии создается новый пост - заместителя главы по энергетическому союзу. Он достанется Аленке Братушек из Словении, которая будет координировать работу нескольких еврокомиссаров, в том числе по энергетике и климатическим изменениям.

В нашей стране уход Эттингера с должности энергетического куратора склонны воспринимать как ослабление проукраинского лобби в Брюсселе. Все, кто интересуется нашей энергетикой, воспринимали комиссара почти на уровне министра ТЭК, если не выше. Но так ли уж проукраински был настроен европейский чиновник? Недавние заявления, в которых он обвиняет Путина во лжи относительно

Назначение испанца Мигеля Каньете многие аналитики называют откровенно слабым кадровым решением. В первую очередь из-за отсутствия у чиновника опыта в энергетических вопросах в целом и в украинско-российском газовом конфликте в частности

неучастия российских войск в конфликте в Донбассе, создали впечатление, что он - один из немногих ястребов, готовых схватиться с Москвой, не рассуждая о цене, которую придется заплатить за это Европе. Но стоит вспомнить о многолетней неразберихе вокруг "Южного потока", и позиция Эттингера выглядит уже не так однозначно. Комиссар неоднократно заявлял, что реализация этого проекта будет возможна только в случае, если он не противоречит нормам Третьего энергетического пакета. Но учитывая, что данные нормы - величина непостоянная, особенно в отношении трубопроводного транспорта, считать их гарантией замораживания проекта нельзя ни в коем случае. Эттингер, безусловно, понимал, что строительство "Южного потока" резко усилит позиции "Газпрома" в Юго-Восточной и Центральной Европе и при этом снизит возможность оказывать на Россию давление в газовой сфере. Но от окончательного ответа на вопрос о будущем этого критического для Украины проекта он всегда дипломатично уходил.

Большинство громких высказываний еврокомиссара сводились к тому, что Киеву нужно искать компромисс с Москвой по газовым вопросам и погашать долги перед "Газпромом". То есть чиновник честно выполнял свою работу, просто транслируя решения, принятые руководством стран-лидеров ЕС - не более.

Назначение испанца Мигеля Каньете многие аналитики называют откровенно слабым кадровым решением. В первую очередь из-за отсутствия у чиновника опыта в энергетических вопросах в целом и в украинско-российском газовом конфликте в частности. Но в этом нет ничего удивительного, поскольку еврокомиссар - фигура прежде всего политическая. Кандидатуры подбираются исходя из того, какой политической силе, представленной в Европарламенте, удалось взять под контроль то или иное направление внутренней и внешней политики. Также нужно учесть, что, ожидая помощи от Европы, Украина сегодня слишком сильно зациклена на своих собственных проблемах, тогда как у ЕС зачастую есть совсем иные при-
оритеты. Это хорошо видно на примере назначения Каньете, который впервые в истории существования Еврокомиссии стал комиссаром не только по вопросам энергетики, но и получил в свое ведение проблемы изменения климата (до последнего времени ими в ЕК занимался отдельный комиссар). От Каньете в ЕС ждут дальнейшего углубления политики декарбонизации (ухода от углеводородных энергоносителей) в энергетическом секторе. Тогда как для нас тема наращивания доли возобновляемой энергетики ушла далеко на второй план.

Что касается Аленки Братушек, то круг ее полномочий будет слишком широк. Помимо проблемы снижения зависимости от российского газа стран Евросоюза, она также будет координировать деятельность комиссаров по транспорту, внутреннему рынку, промышленности, охране окружающей среды, региональной политики, сельского хозяйства и науки. Поэтому сконцентрироваться на проблемах Украины ей будет также довольно сложно. Это значит, что в ближайшее время наша страна не будет иметь сильной поддержки европейских союзников в борьбе с "Газ­про­мом". Впрочем, как это было и до новых назначений.