Экономика

Сдать карты

Когда в прошлом году крупнейшее украинское министерство — внутренних дел — перенесло зарплатные проекты во Всеукраинский банк развития, пр

Банки практически завершили передел клиентуры среди крупнейших бюджетных организаций. В результате сфера банковского обслуживания госсектора оказалась близка к монополизации. Последние три года с переманиванием бюджетников виртуозно справляются лишь несколько бизнес-групп из ближайшего окружения президента — "семьи", Рината Ахметова и Дмитрия Фирташа. Банки, контролируемые региональными элитами, неплохо освоившие аналогичные технологии при предыдущей власти, теперь даже не рискуют ввязываться в состязание.

Когда в прошлом году крупнейшее украинское министерство — внутренних дел — перенесло зарплатные проекты во Всеукраинский банк развития, принадлежащий Александру Януковичу, руководство финучреждения прокомментировало это событие как совершенно заурядное.

Как будто решение бюрократической машины не стоило менеджменту почти никаких усилий, за исключением ресурсов на подготовку небольшого письма. В нем финансисты якобы просто предложили взять на обслуживание зарплатные проекты милицейского ведомства. И — чудо! — чиновники согласились!

Их не испугали предстоящие административные хлопоты и даже возможное недовольство личного состава. Пока в остальной доброй сотне банков кусали локти, не догадавшись воспользоваться такой доступной и весьма выгодной возможностью, ряд подразделений МВД перешли на обслуживание в банк старшего сына президента. Первопроходцем стала Государственная служба охраны МВД.

Самую ироничную улыбку эта история, вероятно, вызвала на лице Василия Горбаля, бывшего совладельца "Укргазбанка", начавшего обслуживать зарплатные проекты министерства внутренних дел еще в 2000-х гг. Ему технология налаживания контактов с ведомством не показалась столь незамысловатой.

"Я это лично все выхаживал. Не секрет, что со всеми начальниками УВД, работавшими в то время, я дружил. И дружу до сих пор. И я всем рассказывал, что была такая идея — перевести зарплатный проект на карточки". Смена госструктурами обслуживающих их банков — сфера исключительно интимная.

Процесс строится на личных контактах банкиров с руководством бюджетных учреждений и их подразделений, финансовой мотивации чиновников и телефонном праве.

Последние три года этот рынок переживал бурные перестановки, итогом которых стало лидерство банков, принадлежащих крупнейшим бизнес-группам в окружении президента, по количеству перехваченных бюджетных клиентов.

Идеальный клиент

В Украине 3,5 млн работников бюджетной сферы, фонд оплаты их труда превышает 49 млрд грн. Это позволяет банкам только на комиссионных за зачисление средств на зарплатные карты бюджетников (0,5-1% зарплатного фонда) заработать от 245 млн грн. в год. Помимо этого финучреждения взимают плату за годовое обслуживание "пластика" (50-70 грн. с карты).

Наконец, немаловажный бонус — возможность оперировать остатками средств на счетах. Вот почему последние три года сферу обслуживания бюджетной клиентуры лихорадит. Зарплатный фонд одной только "Укрзализныци" превышает 10 млрд грн. А в последнее время банков-партнеров по зарплатным проектам сменили и милицейские подразделения, и судебные инстанции в ряде областей, и налоговики, и "Нафтогаз Украины", не говоря о длинном перечне более мелких бюджетных структур.

Директор департамента долговой и международной финансовой политики Минфина Галина Пахачук приводит в пример НАК "Нафтогаз Украины": за обслуживание этого предприятия давно сражаются и государственные, и коммерческие финучреждения. Причина — в числе сотрудников и внушительных финансовых потоках.

"Денежный поток этого гиганта, квазисуверена, обеспечивает ему доступ к широкому выбору. Такие компании не исчезают в одночасье, поэтому это всегда хороший клиент", — говорит она.

"Банки, уполномоченные обслуживать госпредприятия, определяет Министер­ство финансов. Список обновляется каждый год", — рассказывает Ирина Мурашко, начальник отдела зарплатных проектов банка "Пивденный".

Перечень уполномоченных банков составляется на основе решения конкурсной комиссии Минфина, в которую входят, в частности, представи­тели Государственного казначейства.

После президентских выборов, на которых победу одержал Виктор Янукович, этот список претерпел некоторые изменения. С 2010 года из него были исключены банк "Базис" опального харьковского экс-губернатора Арсена Авакова, Радикал Банк, на тот момент контролировавшийся бизнесменом Андреем Пасечником, и государственный Родовид Банк.

Зато в списке Минфина появился ВБР Александра Януковича, еще в 2010 г. находившийся в конце рейтинга украинских банков по активам. А также Надра Банк и "Клиринговый Дом", связанные с олигархом Дмитрием Фирташем. Из региональных — харьковский "Восточно-Украинский банк "Грант", который принадлежит семье Симовьян. А вот из крупных международных банков в перечне за последние три года не появился ни один.

(Кликните, чтобы увеличить)

У меня зазвонил телефон…

Административный ресурс, при предыдущей власти работавший в пользу банков, дружественных руководству регионов, теперь обслуживает несколько крупнейших бизнес-групп. Любопытная тенденция последних трех лет: в банк Александра Януковича на обслуживание переходят министерства, возглавляемые представителями "семьи" (МВД, ГНС, теперь входящая в состав Миндоходов), а финучреждениям Дмитрия Фирташа и Рината Ахметова особенно везет в областях, где губернаторов считают их ставленниками.

Формально банки получают право обслуживать то или иное бюджетное учреждение на тендере. Реально же один из самых популярных способов распределения госпредприятий между банками — решение вопроса методом "телефонного звонка". Чаще всего указания поступают менеджменту госучреждения именно от городского или областного руководства и их заместителей.

"Определяющим фактором принятия решения может стать устная рекомендация по телефону", — признает Александр Охрименко, президент Украинского аналитического центра.

С 2011 г. на обслуживание в банк "Надра" Дмитрия Фирташа начали массово переходить учреждения в Херсонской, Ровенской и Черновицкой областях.

В частности Черновицкий областной кардиологический диспансер и Ракитнянская районная больница (Ривненская область). А вот в Днепропетровской области жаловались на добровольно принудительный перевод в Первый украинский международный банк, входящий в группу СКМ Рината Ахметова. Смена банка, обслуживающего зарплатные счета, постигла местные театры и больницы.

Противостоять натиску финучреждений из "президентского пула" смогли лишь в нескольких регионах. Одним из самых неуступчивых оказался Харьков. Наиболее влиятельная в настоящее время харьковская бизнес-группа решила не уступать бюджетную клиентуру трем богатейшим украинцам и сама окунулась в передел рынка.

Бюджетные организации Харькова еще с 2010 года постепенно переходят на обслуживание в банк "Золотые ворота", совладельцем которого является отец губернатора Харьковской области Михаила Добкина — Марк Добкин (также причастным к контролю над банком считают харьковского мэра Геннадия Кернеса). Одними из первых в "Золотые ворота" был переведен приборостроительный завод им. Шевченко, а также Харьковский танковый завод им. Малышева. Ранее многие зарплатные проекты бюджетников Харькова обслуживали банк "Базис" предыдущего областного руководителя Арсена Авакова.

Вам презент!

Банки, не имеющие доступа к админресурсу, предпочитают работать напрямую с руководством бюджетной сферы, пытаясь заинтересовать руководителя индивидуальными бонусами. Но такой подход, в силу усиления позиций властной вертикали в стране, дает все меньше эффекта.

Конкуренция за обслуживание бюджетных учреждений точно отражает конкуренцию между крупнейшими бизнес-группами за контроль над креслами в исполнительной власти. В обоих случаях лидирует "семья", а два наиболее влиятельных олигарха в президентском окружении — Фирташ и Ахметов — ведут негласное состязание друг с другом. Итог трехлетней борьбы их банковских учреждений за госклиентов продемонстрировал, у кого сильнее админресурс.

Главное отличие нынешней ситуации от повестки дня при "оранжевой" власти в том, в чью пользу использовалось административное давление. В середине 2000-х смена политической элиты также привела к переделу бюджетной клиентуры банков. Однако в те времена доступ к средствам бюджетников чаще получали небольшие региональные финучреждения. О повальном переходе бюджетников под крыло аффилированных банков в ближайшем окружении президента или премьера могли лишь мечтать.

Читайте также: Александр Сугоняко: Если принимается решение, что такая-то госструктура будет обслуживаться в таком-то банке, то ясно, что она будет там обслуживаться. Да, временами это диктат и насилие

Василий Горбаль: Я лично выхаживал зарплатные проекты МВД