Экономика

Сейчас правительство будет гораздо осторожнее подходить к вопросам национализации, чем в 2009 году

Дмитрий Ануфриев, партнер компании «Делойт», о том, как переживет банковская система очередную волну кризиса

Симптомы нынешнего банковского кризиса напоминают ситуацию пятилетней давности. Стремительная девальвация гривни, отток вкладов из банков и последовавшая за ними серия банкротств финучреждений грозят нарушить стабильность банковской системы. О том, чем грозит очередная волна финансового кризиса банкам и их клиентам, «ДС» рассказал партнер компании «Делойт» Дмитрий Ануфриев.  

 Дмитрий, отечественная банковская система действительно возвращается в кризис 2009 года?
Причины этих двух кризисов совершенно различны. В 2008 году коллапс был спровоцирован глобальным кризисом в мировой экономике. Сейчас основная причина проблем в Украине, в том числе и на банковском рынке, внутренняя, политическая. Но вот реакция на кризис со стороны экономики, финучреждений и населения такая же, как пять лет назад. Это резкая девальвация гривни, конвертация вкладов в иностранную валюту, введение временных администраций в банки.

Насколько серьезными могут оказаться потери банковской системы?
Убытки могут быть значительными. Девальвация гривни ударит по финучреждениям с двух сторон. Во-первых, им предстоит переоценка валютной позиции. По данным НБУ, на 1 января 2014 года обязательства украинских банков в иностранной валюте превышали валютные активы на 29 млрд грн. Это означает, что  девальвация гривни на каждые 10% после 1 января приводит к потерям в банковской системе в размере 2,9 млрд грн. Во-вторых, объем валютных займов в кредитном портфеле финучреждений все еще значителен. На 1 января 2014 года, по сведениям НБУ, их сумма составляла 276 млрд грн. Повышение курса доллара неминуемо спровоцирует рост проблемной задолженности по заемщикам, не имеющим достаточной валютной выручки. Особенно рисковыми являются кредиты физлиц, поскольку доходы большинства граждан не привязаны к курсам валют. Портфель валютных займов юрлиц (на 1 января 2014 года - 234  млрд грн.) также  подвержен риску, хотя и в меньшей степени.  Но за последние годы удельный вес валютных кредитов в портфеле банковской системы заметно снизился - с 60 до 36%. А валютная задолженность физлиц с начала 2009 года уменьшилась примерно в три раза. Соответственно, сейчас масштаб проблем будет меньше, чем пять лет назад. Финучреждениям также стоит готовиться к ухудшению платежной дисциплины гривневых заемщиков. У них могут возникнуть сложности с обслуживанием долгов в силу ухудшения общеэкономической ситуации в стране. Все это вынудит банки снова формировать резервы под проблемные кредиты, что приведет к очередным убыткам.

Хватает ли финучреждениям запаса прочности, чтобы справляться с такой ситуацией?       
Его может хватить ненадолго. По данным Нацбанка, показатель достаточности регулятивного капитала банков Н2 (норматив платежеспособности финучреждения) с 1 января по 1 марта 2014 года упал с 18,3 до 15,8% при минимально допустимом значении 10%. С учетом того, что в ближайшие несколько месяцев ситуация в экономике и банковской системе будет оставаться очень тяжелой, этот запас может исчерпаться быстро. В ближайшее время НБУ планирует провести стресс-тесты 37 наиболее крупных финучреждений. Это даст возможность оценить потребности системы в дополнительном капитале при различных сценариях развития событий. Способность банков сопротивляться кризису также ослаблена из-за ухода с украинского рынка большинства «дочек» западных финучреждений. В 2008 году доля иностранного капитала в нашей банковской системе составляла порядка 40%. По состоянию на февраль 2014 года данный показатель снизился до 33,9%. В конце 2008 года первые 30 банков были представлены в основном известными международными финансовыми группами, для которых дополнительная капитализация украинских «дочек» не представляла сложности, в силу незначительности требуемых инвестиций. В последние пять лет западные банки продолжали нести убытки. К 2014 году многие из них уже покинули наш рынок, а многие заявили о планах уйти. У них нет мотивации вносить «новые хорошие» деньги после «старых плохих». Соответственно, финансировать свои украинские подразделения они станут, но только в минимально необходимых объемах.

Смогут ли украинские акционеры эффективно поддерживать свои финучреждения во время кризиса?
Украинских собственников банков можно условно разделить на несколько категорий. В первую входят мощные финансово-промышленные группы национального масштаба, которые все еще чувствуют себя уверенно. У них достаточно ресурсов, чтобы поддерживать свои финучреждения. Такие банки, как «Приват», имеющие системное значение, в любом случае могут рассчитывать на помощь государства и НБУ. Ведь их стабильность - это залог устойчивости всей банковской системы. Вторая категория акционеров - небольшие и средние бизнес-группы - также находятся в зоне невысокого риска, хотя кризис будет для них серьезным вызовом. Наихудшая ситуация с третьей группой банков. В нее входят финучреждения, чья структура собственности непрозрачна, в том числе те, владельцы которых ассоциированы с представителями прошлой власти и их окружением. Их государство точно спасать не станет, да и инвесторов для них будет найти более чем проблематично.

Значит ли это, что у банков, не получивших поддержку государства, будет только один выход - объявлять о банкротстве?
Совсем нет. Мы видим, что и Брокбизнесбанк, и банк «Форум» получили предложения от инвесторов. Например, исходя из публичной информации, интерес к Брокбизнесбанку проявили и Альфа-Банк, и собственник банка «Дельта» Николай Лагун. Это не единственные инвесторы, которые могут заинтересоваться покупкой проблемных активов по выгодной цене. Но в целом и интерес, и возможности потенциальных покупателей снизились (в сравнении с 2009-2013 годами).
«ДС» Сколько банков может оказаться в категории проблемных в ближайшее время?

Есть ли смысл государству заниматься их национализацией?
На этот вопрос сможет дать ответ только НБУ после проведения стресс-тестов и оценки дефицита капитала финучреждений. В 2009 году правительство национализировало три банка, инвестировав в них в общей сложности порядка 30 млрд грн. Из них успешным проектом стал только Укргазбанк, а Родовид Банк и банк «Киев» до сих пор находятся в сложной ситуации. Думаю, сейчас правительство будет гораздо осторожнее подходить к вопросам национализации, чем в 2009 году. Не исключаю, что на этот раз может быть использована новая система спасения финучреждений, которая была недавно применена во время кризиса на Кипре. В ее рамках депозиты крупных вкладчиков были частично конвертированы в акции. Такой механизм мог бы стать одним из вариантов решения вопроса. Но применять его нужно очень осторожно. Население может резко отреагировать на конвертацию вкладов, то есть, по сути, живых денег в акции проблемных банков. Поэтому, в случае применения этой схемы, нужно тщательно продумать порог, начиная с которого депозиты будут подлежать «стрижке», чтобы рядовые вкладчики и средний класс не пострадали.