Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Шаманы нефтегаза. Как нигерийские старцы давятся нефтедолларами

Четверг, 28 Февраля 2019, 10:00
Цель каждого из 73 кандидатов на пост президента Нигерии – получить контроль над NNPC, пожалуй, самой закрытой и коррумпированной нефтегазовой корпорацией в мире. Но контроль останется в руках уже проверенных людей

Фото: urovnemer.com

"Моя главная задача как президента страны - покончить с коррупцией в нефтяной отрасли", - заявлял накануне выборов действующий президент Нигерии 76-летний Мухаммаду Бухари. Он слово в слово повторил обещание четырехлетней давности, когда впервые избирался на пост главы самого густонаселенного и одного из беднейших государств Африки. Тогда, в 2015 г., в качестве доказательства своего благого намерения Бухари разоблачил схему разворовывания $16 млрд только за 2014 г. чиновниками Нигерийской национальной нефтяной корпорации (NNPC). В преддверии выборов в феврале этого года глава государства вновь выступает с громким разоблачением: на сей раз фигурирует цифра в $25 млрд, которую якобы присвоил управляющий директор NNPC Майканти Бару.

Но с наказаниями Медленный Баба или, как еще называют президента Бухари в народе - Мистер Нефть, спешить не любит. Прошло три года от начала первого президентского срока Бухари прежде чем он назначил нового министра энергетики, который должен был разобрался с хищениями 2014 г. Пока новый министр нашел нарушений в бухгалтерии NNCP всего на $15 млн. Управляющий NNPC также, вероятнее всего, избежит наказания: пока его лишь пожурили за пренебрежение к субординации, когда он от своего имени раздавал контракты на добычу местным компаниям.

Кормушка власти

"Искоренить коррупцию в нефтяной индустрии невозможно, но можно начать делиться деньгами с большим количеством людей", - это слова главного конкурента Бухари на президентских выборах 72-летнего местного олигарха Атику Абубакара. В своей предвыборной агитации он не делал акцент на борьбе с коррупцией, называя ее неотъемлемой частью традиций нигерийского общества. Абубакар предлагает приватизировать большую часть структурных подразделений NNPC. Такой шаг позволит расширить круг дельцов, задействованных в нефтяном бизнеса. Но в нигерийской прессе приватизационные устремления Абубакара часто называют неприкрытым желанием укрепить и расширить влияние семейного бизнес-клана: у олигарха четыре жены, 28 детей и сотня близких родственников.

У президента Бухари иное видение будущего NNPC. Бывший военный генерал является сторонником централизации власти и крепкого федерального правительства. Поэтому ни о какой приватизации речи быть не может. Президента и его окружение настолько устраивает сложившаяся система теневого распределения доходов NNPC, что они готовы держать нефтегазовую корпорацию в "анабиозе" так долго, как это возможно.
Для правящей элиты в этом есть смысл. Вот один из показательных примеров. Каждые 15 лет Нигерия в лице NNPC должна пересматривать условия лицензионных и концессионных соглашений с иностранными компаниями, ведущими добычу на территории страны. Первый срок закончился еще 2008 г., и с тех пор условия не пересматривались. Документ устанавливал верхнюю точку цены - $20/барр., - с которой правительство получало свой процент в госбюджет от иностранных добытчиков. Но такой цены уже лет двадцать как не существует, и, по подсчетам назначенного в 2015 г. министра энергетики, страна из-за устаревших правил недосчиталась $21 млрд государственных доходов. Нежелание нигерийского правительства пересматривать условия этого соглашения и модернизировать нефтегазовое законодательство в целом создает серую правовую зону, удобную для ручного управления. При желании можно принять подзаконный акт любого содержания и требовать с иностранных компаний денежных компенсаций, как это случилось, например, в январе этого года.

Источник: ОПЭК

NNPC, основываясь на своих внутренних распоряжениях, разослала письмо всем иностранным компаниям с требованием заплатить в общей сложности $20 млрд, которые те якобы недоплатили в качестве налогов. Письмо получили Royal Dutch Shell, Chevron, Exxon Mobil, Total, Equinor. От каждой требуют от 2,5 до $5 млрд. Западные компании (за исключением норвежской Equinor) предпочитают не распространятся насчет данного письма.

Нигерийская NNPC - это квазиминистерство (основанная в 1977 г. путем слияния министерства угля и стали с государственными энергоактивами), занимающееся в основном взиманием ренты с иностранных компаний. Оно также ведет добычу и переработку энергоресурсов, но эта деятельность, скорее всего, для галочки. Например, один из главных активов компании - четыре нефтеперабатывающих завода - в последние несколько лет стабильно закрыты на ремонт и не занимаются переработкой.

Черные дыры

Нигерия хоть и входит в десятку крупнейших экспортеров сырой нефти, но в то же время является одной из крупнейших стран-импортеров готовых нефтепродуктов. Этот парадокс поддерживается искусственно за счет того, что государство выплачивает компаниям-импортерам денежные субсидии, компенсирующие закупку импортного бензина, дизеля и т. д. Коррупционных схем в этом механизме очень много, но в основном они сводятся к тому: чем ближе твоя компания к государственной верхушке, тем больше раз она может импортировать один и тот же продукт. Например, танкер с бензином заходит в территориальные воды Нигерии, оформляется как импорт, компания получает денежную компенсацию. Затем танкер выходит в нейтральные воды, опять возвращается, проходит повторную процедуру оформления - и так по кругу. По подсчетам специализированного издания Oilprice, на импортные субсидии тратилось $2,7 млн государственных средств в день.

Неудивительно, что все участники списка топ-10 самых богатых людей Нигерии имеют активы в нефтегазовом бизнесе. Кстати, именно нигериец Алико Данготе является самым богатым чернокожим человеком в мире. Forbes оценил его состояние на начало 2019 г. в $21,1 млрд. Для контраста: в 2018 г. Нигерия с населением около 200 млн человек обогнала Индию по количеству людей, живущих меньше, чем на $1,2 в день. За предельной чертой бедности оказались 83 млн нигерийцев. А в целом на душу населения в Нигерии приходится не более $2000, с поправкой на паритет покупательной способности - до $6000.

На сегодняшний день достоверно неизвестно, сколько именно денег попадает в карманы топ-чиновников и связанных с ними компаний от коррупционных схем в нефтегазовом секторе. В 2012 г. один из бывших членов руководства Всемирного банка Оби Эзеквезили, озвучил сумму в $400 млрд, которые ушли налево с 1960 г., когда Нигерия получила независимость. В 2017 г. общественный активист и юрист Феми Фалана рассказал о $20 млрд, разворованных только через NNPC с 1999 г., когда Нигерия перешла к демократической форме правления.

Молодая демократия и племенное право

Нигерия - сложная страна с точки зрения этнического и религиозного разнообразия. На территории проживает более 40 крупных этнических групп, разговаривающих на 250 диалектах. Более того, страна имеет четкое разделение на мусульманский юг и христианский север. С момента независимости как единое целое ее удерживали военные диктатуры, укрепляющие федеральную власть и игнорировавшие проблемы в регионах. Отсюда и нежелание решать связанные воедино социальные и экологические проблемы страны. Нефтяное пиратство - одно из самых распространенных преступлений в Нигерии. Люди до сих пор объединяются в группы, чтобы пробивать дыры в нефтепроводах и перепродавать ворованную нефть специальным скупщикам. Дыры в трубах заделываются очень медленно, а вытекающая годами из них нефть превратила дельту реки Нигер, - где расположены главные нефтерождения - в один из самых загрязненных регионов планеты.
Прошедшие 23 февраля демократические выборы президента (если их можно назвать демократическими), судя по огромному количеству зафиксированных нарушений, в том числе и вооруженных нападений на избирательные участки, повлекшие за собой более 30 смертей, - вряд ли что-либо изменят в Нигерии в ближайшем будущем. Сторонник централизации власти, действующий президент Мухаммад Бухари еще до оглашения официальных данных центрально-избирательной комиссии объявил себя победителем. Но большинство нигерийцев доверяют своему президенту и его обещаниям покончить с коррупцией. Пускай это будет происходить медленно, как и все, что делает Бухари, но твердая рука, в которую, несмотря ни на что, верят нигерийцы, по их мнению, все же лучше, чем непонятные идеи либерализации и приватизации, о которых говорят конкуренты главы государства.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика