Экономика

Свои среди своих

Три года президентства Виктора Януковича прошли под знаком "семьи" не только для центральных органов власти. Своим примером гарант вдохновил госслужащ

Три года президентства Виктора Януковича прошли под знаком "семьи" не только для центральных органов власти. Своим примером гарант вдохновил госслужащих на местах действовать аналогично. Ведомства по всей Украине — родня в прямом и переносном смысле.

Глава Ужгородской райгосадминистрации Руслан Чернак зимой этого года неожиданно подал в отставку. Уход регионала с высокого по местным меркам поста для многих однопартийцев стал сюрпризом.

Ведь за полтора года работы в ведомстве ни одного темного пятна на репутации главы администрации так и не появилось. Что подвигло чиновника принять такое решение, стало понятным сразу после нового назначения: освободившийся пост достался… двадцативосьмилетнему племян­нику губернатора Закарпатской области Виктору Ледиде.

Карьерные свершения ознаменовали трудовой путь новоиспеченного руководителя с самого его начала. "Ледида-младший числился советником заместителя губернатора, затем работал первым заместителем Чернака, а после стал главой РГА. Можете представить его квалификацию?!" — сокрушается один из бывших сотрудников Ужгородской РГА.

Впрочем, подозрительная трудовая биография Виктора Ледиды не помешала президенту подписать указ о назначении: большой симпатии к молодым и "предприимчивым" гарант никогда не скрывал.

Подобные случаи — бессменный тренд последних трех лет. Госслужащие на местах укомплектовывают свои и приближенные ведомства по образу и подобию главной "семьи" страны. В закрытую касту чиновников не пробиться: чужим людям, как и чужим ушам, здесь больше не место.

Косметическая реформа

Два года назад, приняв Закон "Об основах предотвращения и противодействии коррупции", парламент впервые запретил близким людям чиновников работать во взаимном подчинении. В совокупности со всеми последующими правками из документа следовало, что членам одной семьи от внуков до прадедов нельзя руководить деятельностью друг друга.

Причем с весны этого года запрет распространился и на сожителей, кем бы они друг другу ни приходились.

Жестко? Но только при поверхностном взгляде. В действительности авторы закона главным образом надеялись на добросовестность чиновников. Поэтому запи­сали, что о возникновении конфликта интересов госслужащие должны… самостоятельно сообщить руководству.

Максимальное наказание, предусмотренное за игнорирование этого требования, никак не способствует его соблюдению. В крайнем случае одного из членов семьи пос­тигнет увольнение. И то не всегда. Не потерять должность нарушителям помогают оставленные в законодательстве лазейки.

"Я сталкивался с ситуацией, когда муж работал и. о. главы аппарата одного из органов местного самоуправления, а жена руководила одним из отделов этого ведомства, — рассказывает Николай Хавронюк, эксперт по криминальному праву и проблемам коррупции Центра политико-правовых реформ. — Тогда суд попытался привлечь чиновника к административной ответственности. Однако люди там тоже были не дураками: отдел, в котором работала жена, временно вывели из подчинения мужа. И суд второй инстанции отменил первоначальное решение".

Как в ведомстве с вертикальной структурой управления один отдел может сам себе хозяйничать — история умалчивает.

Упомянутый случай попытки привлечь к ответственности за махинации на госслужбе — редкость. Все потому, что проверкой родственных связей основательно никто не занимается. Минимальная маскировка в виде использования разных фамилий — и о нарушении вряд ли кто-то догадается.

"Родство не всегда просто определить, — считает юрист Роман Титикало. — В моей судебной практике был пример, когда женщина пыталась доказать, что ее бабушка — действительно ее бабушка. И этот факт ей пришлось устанавливать в суде с привлечением свидетелей!"

Впрочем, если трудоустроить родню без скандала не получается, хитроумные руководители ведомств попросту обмениваются родственниками между собой. В этом случае перед контролирующими органами они остаются абсолютно чистыми.

(Кликните, чтобы увеличить)

Пристроят всех

На руку чиновникам играет еще и то, что количество должностей на госслужбе до сих пор ничем не ограничено. Хотя еще в 2010 году глава Администрации Президента

Сергей Левочкин заявлял о намерениях власти сократить количество чиновников на 20%, официальная статистика свидетельствует о том, что реализация этих планов отложена на неопределенный срок.

По данным Госстата, в 2012 году количество госслужащих и должностных лиц местного самоуправления возросло более чем на 5 тыс. человек по отношению к результатам 2011 года и составило почти 373 тыс. человек.

Вопреки вседозволенности в отношении количества мест в органах государственной власти, борьба за возможность пристроить на хорошую должность своего родственника временами все-таки вспыхивает. Причем даже на очень высоких уровнях.

Год назад Государственная служба по вопросам регуляторной политики и предпринимательской деятельности назначала представителей в регионах. "Провели конкурс, отобрали опытных и лучших с профессиональной точки зрения и с точки зрения жизненных позиций", — отмечал тогда глава службы Михаил Бродский.

Перечень кандидатур ведомство разослало на утверждение губернаторам, но на местах нашлись несогласные. Так, глава Тернопольской облгосадминист­рации Валентин Хоптян на должность главы представительства службы в Тернопольской, Львовской и Хмельницкой областей предложил назначить своего двадцати­семилетнего сына Вадима. Недовольству Бродского не было предела.

"Буду писать премьеру и пре­зиденту!" — возмущался чиновник на своей странице в Facebook. Впоследствии глава службы все же смог выбить должность для своей креатуры.

Однако кто бы мог подумать, что "опытным и лучшим с профессио­нальной точки зрения", по мнению Брод­ского, окажется некий двадцатидвух­летний (!) Михаил Парий. Состоит ли молодой человек в родственных связях с Бродским — загадка. Глава Госслужбы по вопросам предпринимательской деятель­ности все вопросы "ВД" относительно своего назначенца проигнорировал.

Равнение на Запад

По подсчетам журнала "Корреспондент", спустя полгода после прихода к власти нынешнего президента порядка 40 человек из его окружения были прямой родней, занимающей различные должности в госорганах, судах, а также являлись депутатами Верховной Рады и местных советов.

Однако только родственными узами гарант свое окружение ограничивать не стал. На недавней встрече президента с журналистами последние попытались озадачить Януковича вопросом: откуда во власти так много его земляков. Но Виктор Федорович не растерялся, возразив, что так было всегда.

Впрочем, народный депутат от партии "Батькивщина" Геннадий Москаль события недавней истории вспоминает несколько по-другому. "У Ющенко тоже везде работали "люби друзи", но они ведь не были выходцами из одного регио­на", — возмущается политик.

Коррупционные скандалы, связанные с трудоустройством родственников, не чужды и странам ЕС. Правда, в отличие от представителей украинской власти, европейцы этим не только не хвастаются, но и стремятся организовать махинаторам достойные последствия.

Весной 2013 года немец Георг Шмид, возглавлявший фракцию Христианско-социального союза в земельном парламенте Баварии, с позором ушел в отставку. Выяснилось, что жена политика работала его секретарем, получая зарплату €5,5 тыс. — в два раза больше, чем зарабатывает рядовая немка на аналогичной должности!

"Антикумовской" закон, запрещающий членам семьи работать в подчинении в одном ведомстве, действует в Баварии с 2000 года. И тут, как и в аналогичном украинском законодательстве, тоже есть лазейка: трудовые отношения между родственниками можно не разрывать, если они были заключены до вступления закона в силу.

Этой нормой воспользовался однопартиец Шмида — Георг Винтер, глава парламентского комитета по вопросам бюджета. До 2000 года он устроил своих двоих сыновей специалистами по обслуживанию компьютеров. Все бы ничего, да только в тот момент чадам политика было всего 13 и 14 лет.

Введение даже самых жестких мер по отношению к родст­вен­никам чиновников способст­вует лишь развитию изобретательности у них. Коррупционные скандалы свидетельствуют о том, что "антикумовские" законы играют роль исключительно декоративных элементов на фоне остального законодательства.

И пока в Украине постепенно сходит на нет конкуренция элит, служители органов власти превращаются в закрытую касту, доступ к которой скоро окончательно закроется.

Читайте также: Татьяна Слюз: Родственники руководителей Генпрокуратуры, МВД и СБУ не должны работать ни в одной из этих структур по всей Украине

Богдан Якимюк: Схемы, используемые для трудоустройства родственников в госорганы, стали более изощренными