Экономика

Зачем "Газпром" придумал новую "республику" в Европе

Умышленно подняв цены, российская монополия провалила аукцион по продаже квот на прокачку газа в ЕС

Фото: fakty.ua

В начале сентября российская компания "Газпромэкспорт" отчиталась о первых открытых торгах по продаже природного газа компаниям государств-членов ЕС. Продать удалось 1 млрд куб. м газа - лишь треть из 3,2 млрд кубов, выставленных на продажу. Оказалось, что предложенные слишком высокие цены не устроили покупателей, а выписанное монополией правило запрещает их менять в ходе двух торговых сессий.

Проведение аукционов было призвано притушить спор между Москвой и Брюсселем о демонополизации газового рынка, зажатого в тиски нерыночной российской газовой политикой. Согласно действующим правилам компании-покупатели могут выкупать свой собственный газ с целью экспорта только далеко за пределами РФ - на выходах из ГТС Украины, Белоруссии и на входах в ГТС Германии. Что и было причиной многочисленных обвинений со стороны Еврокомиссии. Для создания видимости того, что Москва якобы не против демонополизации, "Газпром" еще в начале этого десятилетия затеял широко разрекламированный проект проведения открытых биржевых торгов на право экспорта. Но, понятно, что сделать это надо было так, что торги не затронули монопольных правил отгрузки газа с российской территории. И это пока удалось.

Во-первых, на торги был выставлен смехотворный объем - 3,4 млрд. куб. Во-вторых, цена была установлена на уровне плюс/минус $250 за 1 тыс. куб. м, тогда как форвардные контракты на европейских торговых площадках на зиму заключались по цене на уровне $230 за 1 тыс. куб. м. Но на этом попытки "Газпрома" "пошутить" над европейцами не закончились. В официальном заявлении по итогам торгов было указана комические условия продажи газа - FOB "пункты учета газа Северо-западной Европы". Но в ЕС нет такой страны. Есть только Германия, как единственная конечная точка газопровода "Северный Поток".

Если компания-покупатель приобретает объем газа на северных входах в единую ГТС Германии, то она автоматически получает право обменять купленный ресурс на южных входах в германскую ГТС. Эти входы питаются импортом транзитного газа с Чехии, Украины и Австрии. После такого обмена или уступки прав требования товара, европейские покупатели могут направлять эти ресурсы для "реверсного" экспорта газа в Украину. А так - нет Германии в условиях продажи, нет и возможности обмена ресурса

На первый взгляд это выглядит обидным намеком на экстерриториальность указанного газопровода. Проще говоря, намеком российской монополии на непризнание юрисдикции Германии над конечными пунктами "Северного Потока". Но при более детальном разборе итога торгов, появление аукционных условий отгрузки газа в несуществующую в ЕС страну объясняется довольно логично - в российской монополии просто побоялись публично упомянуть Германию в условиях аукционной продажи газа. Ведь если компания-покупатель приобретает объем газа на северных входах в единую ГТС Германии, то она автоматически получает право обменять купленный ресурс на южных входах в германскую ГТС. Эти входы питаются импортом транзитного газа с Чехии, Украины и Австрии. После такого обмена или уступки прав требования товара, европейские покупатели могут направлять эти ресурсы для "реверсного" экспорта газа в Украину. А так - нет Германии в условиях продажи, нет и возможности обмена ресурса.

Что примечательно, по официальным данным, на аукционе было заключено более 40 сделок с 15 покупателями. Но кто именно купил газпромовский газ - в компании не сообщают. Хотя основные претенденты были названы еще до начала торгов. В частности, в составе участников аукциона были зарегистрированы компании, которые относятся к сфере влияния партнера Владимира Путина Геннадий Тимченко. Он, так сказать, претендовал на экспорт сразу в двух персонах - от имени компании Novatek Gas & Power и официально проданной компании Gunvor. На ряду с Тимченко в аукционе также приняли участие крупные корпорации E.ON, Engie (бывшая GDF Suez), Eni, Total, RWE, BP, а также ведущие мировые нефтяные торговые брокеры Glencore, Vitol и Goldman Sachs. Имена остальных участников открытых торгов менеджеры "Газпрома" открывать отказались, ссылаясь на коммерческую тайну.

Фото: profi-forex.orgНеожиданный выход на торги брокерской компании Goldman Sachs оброс предположениями, что этот посредник пытался купить квоту на прокачку газа из РФ в ЕС в интересах группы крупных российских и украинских промышленных клиентов европейских банков, в частности, банка BNP Paribas. С этой клиентской группой российские медиа связывают некоторые компании Олега Дерипаски, Романа Абрамовича и Александра Жукова, к которым в Украине якобы примыкают Александр Ярославский и Игорь Коломойский. Как бы там ни было, все перечисленные инвесторы не проявляют целенаправленной активности на международном рынке торговли природным газом, и поэтому на минувшем аукционе они выглядели экспериментальными статистами. Такой же массовкой на проваленном аукционе смотрелись и два других участника торгов, корпорации Glencore и Vitol, участие которых в попытке "Газпрома" поиграть в демонополизацию было демонстрацией статуса.

Интересы самого "Газпрома" на аукционе были раздвоены, поскольку их выражали сразу два главных европейских партнера монополии - корпорации ENI и RWE. Eni, дочерняя компания которой SNAM Proggetty недавно "нагрела" "Газпром" на $800 млн за простой техники для строительства "Турецкого Потока", вряд ли была желанным покупателем для "Газпрома". Эта итальянская компания, несмотря на заверения в глубоком сотрудничестве, является активным участником целого ряда открыто враждебных российской монополии проектов, таких как строительство второй очереди газопровода GreenStream из Ливии, новых проектов TAP в Турции, и EMP в Греции и Израиле.

Фото: ualife.netПолучается, что оптимальным для "Газпрома" партнером по первой в истории РФ аукционной продаже прав экспорта газа на выходе выглядит корпорация RWE. Ведь с начала 2000-х годов и по сей день, операции RWE отражают наиболее тонкие интересы российской монополии в Румынии, Словакии, Чехии - эта компания, оперируя газом, конкурирует на рынках этих стран с более крупными игроками вроде E.ON, Engie или Totall.

С 2012 года, через родственную RWE T&S, группа попыталась стать лидером рынка реверса газа в Украину из ЕС. Для сторонних наблюдателей такое удачное закрепление RWE T&S в Украине могло выглядеть просто - например, как попытка проверенного партнера "за отдельную плату" оградить "Газпром" от враждебного присутствия неконтролируемых конкурентов на важнейшем, украинском участке рынка газа ЕС. Спустя пару лет, когда падение мировых цен на энергоносители и смена власти в Украине трагически изменили расклад сил европейского рынка не в пользу "Газпрома", германская группа компаний RWE могла бы ему стать доверенным лицом этой монополии в проекте аренды части мощностей украинской ГТС, который был инициирован правительством Арсения Яценюка еще в 2014 году. Работа над этим проектом через партнеров в Германии позволила бы "Газпрому" избежать риска обвинений в очередной попытке сдачи украинской ГТС российскому капиталу.

Но для того, чтобы стать безальтернативным претендентом на проект аренды, RWE мало присутствовать на рынке реверсных поставок газа в Украину. Ведь в отличии от периода 2012-2013 годов, германская корпорация на этом рынке работает уже совсем не одна, теперь на него вышло сразу несколько компаний ЕС и США. И у корпорации кроме позиций в реверсе должен быть дополнительный ресурс, например, в виде прав на экспорт через Украину части российского газа в ЕС. И как раз победа в аукционе могла бы дать такое право этой второй по весу газовой корпорации Германии.