Государство

Игорь Гоцул: Мы не даем возможности прийти в украинский спорт частной инициативе

Новый президент Федерации легкой атлетики считает, что спасение украинского спорта — не в увеличении государственных расходов, а в изменении схе

Новый президент Федерации легкой атлетики считает, что спасение украинского спорта — не в увеличении государственных расходов, а в изменении схемы его финансирования и системы управления.

Украинский спорт прозябает. Причина только в отсутствии денег?

— На мой взгляд, решение проблемы — не в увеличении бюджета, а в изменении системы взаимоотношений в спорте. Мы сохранили с советских времен систему спортивных школ, обложив их массой ограничений: по зарплате тренерам, возрасту воспитанников... Эти школы не имеют права оказывать никаких платных услуг. Мы просто взращиваем патерналистские настроения, вместо того чтобы стимулировать их привлекать дополнительные средства. Мы не позволяем прийти в эту систему частной инициативе. Нужен переход на систему спортивных клубов с четким государственным или социальным заказом для них.

Что вы имеете в виду под изменением структуры?

— Необходимо делегировать полномочия от государства общественным организациям — спортивным федерациям, так же, как это происходит во всем мире. Под эти полномочия они получают бюджетные деньги, достаточно большие. Они способны эффективнее распорядиться ними, потому что в большей степени заинтересованы в конечном результате.

На данный момент этот вопрос находится на рассмотрении в Кабмине. Я надеюсь, что в ближайшее время мы сможем его решить.

Что это изменит, если речь идет о тех же суммах?

— Спортивные мероприятия очень сложно финансируются — мы часто вынуждены договариваться об их организации в долг. При этом у федерации есть собственные средства, которыми она могла бы оперировать. Но пока не принято решение о финансировании соревнований, у нас нет механизма возврата вложенных средств. Мы потратим свои деньги, потом требуемая сумма будет выделена из бюджета, но к нам она так и не попадет. Кроме того, мы более мобильны в принятии решений. Можем легко изменить любую смету в случае непредвиденных обстоятельств. Например, когда спортсмен не может поехать на сборы, а место и билеты для него забронированы. Министерство ничего уже не может отменить, и приходится брать на сборы другого спортсмена, который, возможно, и не должен на них присутствовать. То есть эти деньги все равно потратят, раз они выделены. А федерация могла бы их сэкономить.

Мы готовим предложения по изменению распределения государственных денег, в зависимости от достижений спортсменов. Результат, который показал спортсмен на национальном чемпионате, можно оценивать определенным количеством баллов, на международном — большим количеством баллов. Так мы выводим коэффициент успешности каждого спортсмена и связываем дальнейшее распределение средств с учетом этих коэффициентов. Это один из примеров нашего нынешнего подхода к управлению спортом: мы пытаемся идти по пути помощи сильным, а не плодить в федерации потребительские настроения.

Вы говорите только о распределении государственных денег. Как вы собираетесь зарабатывать их сами?

— У меня есть возможность попросить средства у бизнеса, и, конечно, в случае острой необходимости я готов ее использовать. Однако считаю такой подход не очень для себя приемлемым. Я пытаюсь создать самодостаточную систему, не требующую какого-то вмешательства извне. Мы хотим создать у себя департамент по работе со спонсорами, работаем над маркетинговой стратегией, планируем обучать спортсменов правильно презентовать себя в публичной сфере — работать над личным брендом.

То есть мы не рассматриваем спонсорство как благотворительность: каждая сторона должна понимать, что она получает от этих отношений. Это означает, что мы должны гарантировать спонсору зрелищность наших соревнований, большое количество зрителей на трибунах, большое количество СМИ, которые эти соревнования освещают, продолжительные телевизионные трансляции. Интерес со стороны спонсоров есть. Вопрос в том, насколько наше предложение будет адекватно тому, чего ожидают от нас.