Государство

Антракт, негодяи! Одесский варяг меняет грим

Михеил Саакашвили исчерпал для себя ресурсы Одесской области

Фото: Укринформ

Губернатор Одесской области Михеил Саакашвили, в понедельник, 7 ноября, после многократных угроз все бросить и уйти и попыток резко встать из губернаторского кресла, подал, наконец, в отставку. О своем решении бывший грузинский президент подробно и в лицах рассказал на спешно созванном брифинге. Саакашвили в пух и прах разнес киевскую власть, заявив, что именно она, злодейка, не дала ему превратить Одессу в процветающий европейский город, и объявил политическую войну всем сразу, мол, "без разницы, кто будет грабить украинцев - Порошенко или Янукович". С большой долей вероятности в следующем отделении этого спектакля мы увидим его выступление уже с ансамблем - во главе политической партии "Хвиля".

Чудесный грузин (тм)

Несмотря на ряд успехов: на прекрасные макроэкономические показатели, обеспечившие Грузии поток иностранной помощи и инвестиций, на формально проигранную, но в действительности сплотившую грузинскую нацию войну 2008 г., на кардинальное улучшение криминогенной и коррупционной обстановки в стране, на создание благоприятных условий для развития малого и среднего бизнеса и на ряд других достижений, популярность Саакашвили и его партии быстро покатилась вниз. Будучи, эффективным популистом-манипулятором и харизматичным лидером, Саакашвили не смог организовать структурной трансформации грузинского общества. Без нее же любые реформы оборачиваются не более чем фейерверком, а когда петарды заканчиваются, зрители обнаруживают себя в прежней реальности. К тому же и без денег, потраченных на зрелище. И, пожалуй, именно неспособность этого отката избежать стала фундаментальной причиной электоральных катастроф его партии - в том числе на недавних парламентских выборах.

Иными словами, проведя серию либеральных реформ на законодательном уровне и устояв перед российской агрессией, Саакашвили проиграл битву за умы. Толпа, вознеся его на вершину, видела в Саакашвили лидера, который сумеет наладить ее жизнь. Но толпа, как обычно, ошибалась: наладить свою жизнь люди могут только сами. Для этого им нужно прежде всего перестать быть толпой, восторженно глядящей на лидера, и стать гражданами, видящими и слышащими друг на друга. Роль лидера в этой ситуации сводится к созданию среды, благоприятствующей такому горизонтальному объединению. И роль эта крайне неблагодарная, ибо лидер при этом уже не возвышается над всеми, как полубог.
Но воспитание и весь жизненный путь Саакашвили исключали такую линию поведения. И он, начав как популист, кричавший с трибуны о защите гражданских свобод, проявил себя тем, кем был действительности: лжецом и деспотом. Уже в августе 2004-го Международная федерация по правам человека (FIDH) писала о многочисленных нарушениях прав человека, совершенных новыми властями. В дальнейшем ситуация с правами человека в Грузии продолжала ухудшаться, и степень ее ухудшения не уравновешивалась экономическими успехами. На следующих выборах поддержка Саакашвили сократилась почти вдвое, а в 2013 г. он фактически бежал из страны до окончания полномочий и издавал последние указы, уже находясь за границей.

Для бегства у Михеила Николозовича были все основания. По итогам парламентских выборов в октябре 2012-го его партия "Единое национальное движение" перешла в оппозицию. Это означало, что уголовное дело - любимый инструмент политических разборок на всем постсоветском пространстве - лишь вопрос времени. И это время настало, тем более что объективных поводов вполне хватало.

Феномен постсоветского варяга

Здесь самое время перейти к рассмотрению Михеила Саакашвили как социального типажа. Его востребованность порождена его техничностью и одновременно его готовностью принять форму любого сосуда. Иными словами, если подателям благ и грантов понадобится не либеральный реформатор, а новое издание Берии, то Михеил Саакашвили исполнит и эту роль. Поскольку абсолютный моральный релятивизм является основой его поведения.
Разумеется, такая гибкость ценна только в сочетании с поставленной харизмой и навыками управления толпой. Но это вполне постижимое ремесло, такое же, как, к примеру, управление автомобилем или гужевой упряжкой.

Теперь взглянем на ситуацию с позиций потенциального нанимателя, действующего на постсоветском, да, собственно говоря, и любом другом посттоталитарном пространстве. Это пространство, в силу неизбежного отката назад, вызванного разрушением прежних вертикальных структур, всегда разделено на сферы влияния различных кланов и абсолютно коррумпировано. Коррупция и сращивание государства с криминалом не является тут форс-мажором. Напротив, все это органично вписывается в существующую систему отношений. В силу этого любой игрок, желающий выйти за пределы клановых разборок и изменить правила игры, хоть сколько-нибудь приблизив их к европейским, сталкивается с проблемой кадров. Приглашая в команду любого другого игрока, существующего внутри этой системы, он фактически приглашает в партнеры один из криминально-коррупционных кланов. Других политических и аппаратных игроков, обладающих необходимыми навыками и опытом, в такой системе нет - она либо инкорпорирует их, либо уничтожает на стадии личинки. Единственный вариант - привлечь фигуру, не включенную в сложившиеся коррупционные схемы. Если эта фигура достаточно амбициозна, что означает высокий барьер устойчивости к ее коррумпированию, то можно, введя ее в игру, смешать и разбалансировать сложившиеся связи.

Но такой рода антибиотик имеет и побочные эффекты.
Во-первых, он может только разрушать. Будучи ограничен европейскими, то есть хоть сколько-нибудь демократическими правилами игры, варяг не оставит за собой никаких устойчивых конструкций. И даже располагая диктаторскими полномочиями, он создаст только химеры, которые исчезнут с его уходом. А во-вторых, варяг всегда играет за себя, и в какой-то момент начинает играть против нанимателя. После чего варяга приходится либо терпеть, либо топить.

Есть ли смысл в таком риске? Ответ зависит от готовности использовать хаос, внесенный таким варягом в стройные ряды коррупционеров. Иными словами, варяг - это танк прорыва, способный на короткое время проломить линию обороны противника, но неспособный самостоятельно закрепить мимолетный успех.

Николозиум

Михеил Николозович Саакашвили осчастливил мир своим появлением в декабре 1967 г. в Тбилиси. Отец ушел из семьи, так что воспитанием будущего политика занимались мать - молодой тогда историк, отчим - профессор-психолог и дядя по матери - дипломат, работавший в ООН, и полковник КГБ СССР. Дед Михеила Саакашвили, в честь которого он и был назван, работал в НКВД Грузии под руководством Берии, а отойдя от заплечных дел, стал ректором медицинского университета. В этом есть своя логика: ведь, к примеру, стоматология и патологическая анатомия имеют непосредственное отношение к работе органов дознания.

В 1992 г. Саакашвили с отличием окончил факультет международного права Киевского университета им. Тараса Шевченко, попутно в 1989-1990 гг. отслужив срочную в погранвойсках КГБ СССР. По официальной версии, причиной отчисления стало сопротивление системе, но версия о банальном загуле выглядит убедительнее. Получив диплом, вернулся в Грузию, мимолетно засветился в Госкомитете по защите прав человека и тут же получил грант Международного института прав человека в Страсбурге. Из Страсбурга через год, как стипендиат Госдепартамента США, был направлен в Колумбийский университет, где в 1994 г. получил степень магистра права, затем недолго проучился в Университете Дж. Вашингтона в Вашингтоне, стажировался в Академии европейского права во Флоренции и в Академии международного права в Гааге. Поработал в норвежском институте прав человека в Осло и в нью-йоркской юридической фирме Patterson, Belknap, Webb & Tyler, которая позднее стала юридическим партнером молодежной организации "Кмара", сыгравшей ключевую роль в "революции роз".

В 1995 г. (следим за датами!) Саакашвили вернулся в Грузию и начал политическую карьеру как депутат парламента от партии "Союз граждан Грузии", поддерживавшей Эдуарда Шеварднадзе. 22 ноября 2003 г. возглавил свержение Шеварднадзе и получил на новых выборах президента 96,27% голосов. Затем его карьера в Грузии, достигнув высшей точки, пошла под уклон.

Что оставил за собой губернатор Саакашвили?

Тут самое время подсчитать издержки и достижения полутора лет его губернаторства. Как и следовало ожидать, никаких конструктивных достижений нет. Все начинания Саакашвили - от открытия центра обслуживания граждан до руководства из палатки ремонтом трассы Одесса-Рени - оказались игрой на публику. Кадровая чехарда и продвижение заведомо некомпетентных фигур, вроде пресловутых Маши (Гайдар) и Саши (Боровика), внесли разброд в работу ОГА. Видя, что ситуация выходит из-под контроля, грузинский варяг понял, что пора спасать остатки репутации. И поспешил смыться, оставив за собой дымящийся хаос и 27-летнюю девушку Соломию в роли и. о. губернатора.

Но шуму при этом он наделал немало. Отработанные схемы нарушены. Всеобщая растерянность и неуверенность достигла таких пределов, что в портовой таможне (в Одессе, Карл!) почти перестали брать взятки. Не потому, что таможенники и взяткодатели вдруг стали честными, а потому, что стало непонятно, кому, собственно надо дать, у кого можно взять и куда следует занести, чтобы безнаказанно брать и впредь. Разрушены устои. Разорваны шаблоны. Потрясены основы. Толпа на улице почувствовала вкус к самоорганизации и несколько месяцев троллила мэра Труханова палаточным лагерем перед входом в горсовет. Не надо думать, что это не стало для Труханова моральной травмой и не надломило его дух.
Словом, все пришло в движение. Коррупционный фронт прорван. Но прорыв будет быстро закрыт - особенно если Банковая не осмелится или не сумеет закрепить успех. Причем, вероятнее всего, и не осмелится, и не сумеет.

Мавр сделал свое дело, что называется, - поработал бульдозером. И казалось бы, можно запускать своих. Но, во-первых, некого. Нет пехоты, способной войти в этот прорыв и начать обустраивать возникший хаос не так, как он был обустроен раньше. Во-вторых, реформированию, хоть бы и "витринному", наши власти традиционно предпочитают рейдерство - в смысле, отъем схем и рассадку на них своих доверенных людей. Но и здесь опять включается пункт первый. Хотя сама идея, в принципе, была не лишена смысла.

К слову, это отсутствие сил и средств для структурирования по-новому созданного варягом хаоса неизменно сводит не нет пользу от таких экспериментов. Хороший - точнее, плохой пример в этом плане - работа стратегической группы советников по поддержке реформ в Украине (SAGSUR) под руководством бывшего вице-премьера Польши Лешека Бальцеровича и бывшего вице-премьера и министра финансов Словакии Ивана Миклоша. Пакет ключевых реформ, разработанный ими, может быть, и хорош, вот только реализовать его некому.

А пример, который, возможно, станет успешным, - появление на молдавском поле Траяна Бэсеску, экс-президента Румынии. Потому что заказчиком в данном случае являются те политические силы Румынии, которые сделали ставку на объединение с Молдовой, и кадровые ресурсы у них есть. Определенно, у Бэсеску может получиться.

Что касается Саакашвили, то он после антракта опять выйдет к публике, сочетая в себе одновременно льва, укротителя, иллюзиониста и отчасти коверного клоуна. Сохранится, вероятно, и часть прежней подтанцовки. Судя по составу основателей и спонсоров, "Хвиля" станет еще одним популистским проектом, тяготеющим к встраиванию в сложившуюся в Украине коррупционную систему, но уже безо всяких попыток эту систему разрушать. Пока это все, что можно сказать и об этой партии, и о дальнейшей судьбе Михеила Саакашвили в украинской политике.
Когда цирковая труппа во главе с Михеилом Николозовичем закончит свой чес по Украине, она будет распущена, а сам г-н Саакашвили, весьма вероятно, отбудет на гастроли в другую страну. Куда именно - сказать сложно. Сейчас же, как сказано у классика, "Антракт, негодяи!". Что касается ближайших перспектив, то все репризы в следующем отделении в общем-то предсказуемы, хотя возможны, конечно, и талантливые находки. Зрителям рекомендуется запастись попкорном, цветными шариками, вувузелами и прочими, необходимыми для надлежащего течения политического процесса принадлежностями. Пора занимать места в зрительном зале. Михеил уже припудривается в гримерке и вот-вот выйдет на арену.

"У нас один чудесный грузин засел, и..."

Писал некогда Ленин Горькому. В дальнейшем, чудесный грузин, которого звали Иосиф Джугашвили, запер впавшего в маразм Ленина на даче в Горках, чтобы тот не позорил образ вождя, а затем сделал из него чучело и выставил для поклонения, на чем и построил свой собственный культ. Что касается Горького, то его чудесный грузин заманил в СССР, использовал по максимуму в пропагандистских целях, а затем отравил. Словом, во всех непростых ситуациях проявил себя изобретательным и эффективным кризис-менеджером.

Но до того как Ленин оказался под домашним арестом в Горках, его устраивало и то, как чудесный грузин решал национальный вопрос, и то, как он вместе с Камо пополнял большевистскую кассу. А Сталин, продолжая дело Ленина, создал весьма специфическую среду, из которой и вырос Михеил Саакашвили. Дальнейшая шлифовка юного дарования в западных университетах дала ему полезные навыки, но не изменила ценностных основ.